Что делать, если обвиняют по статье 228.1 часть 4?

Что делать, если обвиняют в хранении или сбыте наркотических средств?

Что делать, если обвиняют по статье 228.1 часть 4?

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

Ни для кого не секрет, что с 01.01.2013 г. вступили в силу поправки к Уголовному кодексу РФ, согласно которым наказания за преступления, предусмотренные ст. 228 и 228.1 УК РФ существенно ужесточены, и теперь быть привлеченным к уголовной ответственности по данной категории преступлений автоматически означает длительное пребывание в условиях изоляции от общества.

Перспектива невосполнимости возможно самых ценных лет жизни, по причине обвинения в хранении или сбыте наркотических средств, зачастую побуждает людей к эмоциональным и необдуманным действиям, связанным с неправильным поведением на стадии предварительного следствия или в суде.

В связи с чем, основной задачей настоящей статьи является освещение практического опыта автора относительно последовательных и разумных действий, которые должны иметь место быть при получении информации о задержании или о возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного одной или несколькими из вышеуказанных статьей УК РФ.

«Предупрежден – значит вооружен».

Первое, что нужно знать – это образ жизни лица, подвергающегося уголовному преследованию, его круг знакомых, общение, вредные привычки, и если так получилось, то знать какие наркотические средства он или она употребляют. Это необходимо для того, чтобы в первую очередь принять меры для предупреждения совершения преступления (разъяснительные беседы, устранение от негативного круга общения, оказание лечения в случае наркозависимости и т.д.), а также для того, чтобы быть готовым к тому, что в любой момент может произойти задержание и обыск как личный, так и в жилом помещении подозреваемого лица

Большинство людей, обращающихся за помощью к автору настоящей статьи, к сожалению, не знают о негативном образе жизни своих близких людей, не могут сказать о том, какие наркотические средства употребляет их сын или дочь, в каком размере, не могут назвать их круг общения. Информацию об этом приходится получать уже из материалов уголовного дела, что влечет потерю драгоценного времени и осложняет осуществление защиты на ранней стадии судопроизводства.

«Первые шаги – ключ к успеху».

Итак, близкий человек или представитель правоохранительного органа нежданно сообщил о своем задержании по подозрению в хранении или сбыте наркотических средств.

В этом случае нужно сохраняя самообладание, без особых эмоций постараться выяснить в каком следственном органе он находится, в связи с чем, по какой статье возбуждено уголовное дело (если на момент получения информации дело уже возбуждено), какое наркотическое средство проходит по делу, каков его вес. Получив данную информацию, нужно быть готовым, что в любой момент в жилом помещении подозреваемого лица может быть произведен обыск в целях обнаружения и изъятия дополнительных наркотических средств, дополнительных следов совершенного преступления и иных запрещенных гражданским оборотом предметов, если таковые имеются. Не дожидаясь дальнейшего развития событий, уже на данном этапе к защите лица, в отношении которого производятся первоначальные процессуальные действия, должен быть приглашен опытный защитник, поскольку именно на ранней стадии сбора доказательств можно максимальным образом повлиять на исход дальнейшего уголовного дела и воспрепятствовать возможным незаконным действиям сотрудников правоохранительных органов.

«Качественная работа – всегда даёт результат».

Если случилось так, что информация о задержании, возбуждении уголовного дела и об уголовном преследовании была получена уже слишком поздно (например, после завершения неотложных следственных действий или после избрания меры пресечения), то при данных обстоятельствах, как следует из практики, только качественная профессиональная работа специалиста, начинающаяся с изучения материалов уголовного дела, приведет к положительному результату. Как известно, следственные органы в рамках расследования уголовных дел в большинстве случаев допускают процессуальные ошибки (так, к сожалению, устроена правоохранительная система), неправильно определяют вес и состав наркотических средств, ошибочно квалифицируют действия проходящих по уголовным делам лиц, неправильно определяют роли подозреваемых и обвиняемых по групповым преступлениям. В этой ситуации необходимо выявлять допускаемые нарушения, но не указывать на них следственным органам для их устранения, как это зачастую ошибочно делают многие защитники, а обращать их в свою пользу, принося определенный положительный результат по уголовному делу.

«Показания – решают многое».

Один из самых главных моментов при обвинении в хранении или сбыте наркотических средств по уголовным делам – это показания. Экспертизы, вещественные доказательства, отпечатки пальцев, наркотические средства, упаковки, весы, ножи и т.п.

 являются только следами преступления, которые обнаруживаются у подозреваемого лица, в его жилище, автомобиле, в одежде или ином принадлежащем подозреваемому имуществе и определяют только факт имеющего место быть преступления, но не причастность конкретного лица к его совершению, даже если наркотические средства обнаруживаются у конкретного лица в ходе личного досмотра.

И здесь, самым главным моментом является умение объяснить путем дачи показаний возникновение у конкретного лица обнаруженных предметов и не просто объяснить, а сделать это таким образом, чтобы сомнений в правдивости данных показаний и непричастности конкретного лица не возникало, чтобы они вписывались в общую установленную органами предварительного следствия картину и подтверждались совокупностью собранных по уголовному делу доказательств, причем доказательств, собранных самими органами следствия.

К сожалению, как показывает практика, самостоятельно подозреваемое или обвиняемое лицо не может в правильном направлении выстроить линию своей защиты таким образом, чтобы избежать ответственности по рассматриваемым в настоящей статье преступлениям либо доказать свою невиновность в случае самооговора или ошибочного обвинения.

И даже помощь многих защитников, строящих свою защиту исключительно на нарушении процессуальных моментов по уголовному делу, не всегда даёт положительный результат.

Изучить законодательство и указать кому-либо на его нарушение, по мнению автора статьи, не требует больших усилий, а вот проявить нестандартность, придумать что-то новое по уголовному делу, с чем еще не сталкивался какой-либо следственный орган, уметь объяснить сложившуюся ситуацию таким образом, чтобы это нельзя было опровергнуть или поставить под сомнение, может далеко не каждый специалист. И здесь помочь может только правильное, всестороннее понимание ситуации и последовательное, разумное поведение, причем не только самого привлекаемого лица и его защитника, но и его родственников…

Если вам нужна помощь по вашему делу — звоните нам или пишите в чате на сайте, предварительная консультация и оценка перспективы вашего дела  по телефону будут честными и бесплатными! 

Также почитайте нашу  полезную статью Как мы защищаем по 228 статье

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

Источник: https://legis-group.ru/publications/chto-delat-esli-obvinyayut-v-hranenii-ili-sbite-narkoticheskih-sredstv/

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Что делать, если обвиняют по статье 228.1 часть 4?

СТОЛКНУЛИСЬ СО СТАТЬЕЙ 228 УК РФ? 

Статьи 228 и 228.1 уголовного кодекса предусматривают ответственность за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов.

Статья 228 УК РФ предусматривает ответственность за приобретение, хранение, изготовление и перевозку наркотических средств или психотропных веществ.

Часть 1 – совершение указанных действий в значительном размере, относится к категории преступлений небольшой тяжести и предусматривает ответственность в виде лишения свободы сроком до 3 лет или штрафа до 40000 рублей, либо исправительными работами.

На практике, если человек не имеет непогашенной судимости, то суды назначают условное наказание или штраф. В подавляющем большинстве случаев, дела рассматриваются судами в особом (упрощенном) порядке.

Часть 2 – относится к категории тяжких преступлений и предусматривает наказание от 3 до 10 лет лишения свободы, наказание в виде штрафа, как основное, не предусмотрено. В случае отсутствия непогашенной судимости возможно получить условное наказание. На усмотрение суда.

Часть 3 – относится к категории особо тяжких преступлений и предусматривает наказание от 10 до 15 лет лишения свободы. Получить условное наказание по данной очень сложно (единичные случаи).

Статья 228.1 УК РФ предусматривает ответственность за производство, сбыт или пересылку наркотических средств или психотропных веществ.

При этом, под сбытом следует понимать совершение действий с наркотическими средствами или психотропными веществам, направленных на их возмездную или безвозмездную передачу одним лицом другому, которому они не принадлежат (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.). Для квалификации сбыта не имеет значение получает ли передающее лицо какую-либо выгоду от своих действий.

Если один человек угощает другого наркотическим средством, то его действия квалифицируются как сбыт по статье 228.1 УК РФ. Отсутствие факты передачи денежных средств, для квалификации значения не имеет!

Часть 1 – сбыт наркотических средств в размере не составляющем значительного, относится к категории тяжких преступлений и предусматривает наказание от 4 до 8 лет лишения свободы. Условное наказание по первой части получить возможно.

Часть 2 – предусматривает ответственность за сбыт в следственном изоляторе, исправительном учреждении, административном здании, сооружении административного назначения, образовательной организации, на объектах спорта, железнодорожного, воздушного, морского, внутреннего водного транспорта или метрополитена, в общественном транспорте либо помещениях, используемых для развлечений или досуга, с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет), в виде наказания от 5 до 12 лет лишения свободы.

Часть 3 – предусматривает ответственность за сбыт группой лиц по предварительному сговору или в значительном размере наркотического средства или психотропного вещества, наказание от 8 до 15 лет лишения свободы.

Часть 4 – предусматривает ответственность за сбыт наркотических средств в крупном размере, организованной группой, лицом с использованием своего служебного положения, лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении несовершеннолетнего или в крупном размере наркотического средства или психотропного вещества, наказание от 10 до 20 лет лишения свободы.

Часть 5 – предусматривает ответственность за сбыт в особо крупном размере наркотического средства или психотропного вещества, наказание от 15 до 20 лет или пожизненное лишение свободы.

Части 2,3,4 и 5 ст.228.1 УК РФ относятся к категории особо тяжких преступлений. И случаев назначения условного наказания в данных квалификациях очень мало (единичные случаи).

Однако, законом предусмотрено изменение квалификации данных преступлений на пособничество в приобретении наркотических средств или психотропных веществ, при наличии к тому оснований, за что предусмотрено наказание по соответствующей части ст.228 УК РФ.

Величины значительного, крупного и особо крупного размера для каждого вещества установлены Постановлением правительства РФ №1002.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВЫ ИЛИ ВАШИ РОДСТВЕННИКИ СТАЛИ ПОДОЗРЕВАЕМЫМИ ИЛИ ОБВИНЯЕМЫМИ ПО СТАТЬЕ 228 ИЛИ 228.1 УК РФ?

1. Очень важно в данной ситуации не паниковать, и сохранить способность рационально мыслить. Паника – плохой помощник! Чем рациональней вы подойдете к решению этой проблемы, тем благоприятнее будет конечный результат.

На первоначальном этапе очень важно понять в чем конкретно обвиняют человека и при каких обстоятельствах он совершил преступление.

Получить копии первоначальных документов по уголовному делу, и после их оценки адвокатом, выбирать стратегию защиты.

Если задержали вашего родственника и общаясь со следователем, последний предложил вам “своего” адвоката, то соглашаться на его участие в защите не стоит. В большинстве случаев такие адвокаты работают в интересах следователя, а не подзащитного.

2. Ни при каких условиях не пускайте дело на самотек! Результат будет плачевным.

Имейте ввиду, что оперативные работники, следователь, будут оказывать давление на подозреваемого, путем угроз, обещаний, уговоров, добиваясь признания вины, которое в дальнейшем будет очень сложно оспорить.

Именно по-этому, сразу после задержания, необходимо вмешательство квалифицированного адвоката, независимого от следователя, который бы смог выбрать наилучшую стратегию поведения подозреваемого на данный момент.

Необходимо требовать вызова своего адвоката, до дачи каких-либо показаний по делу. Объяснения данные без присутствия адвоката, доказательствами не являются. Кроме того, в настоящий момент закон обязывает следователя в течении 3 часов после задержания, предоставить возможность подозреваемому совершить один телефонный звонок родственникам, для уведомления о своем задержании.

Признательные показания на первоначальном этапе, сильно упрощают задачу следствию, и в дальнейшем могут отрицательно повлиять на итоговое решение суда по уголовному делу. Признание – царица доказательств.

Даже если в дальнейшем обвиняемый хорошо разберетесь в технике защиты по преступлениям связанным с незаконным оборотом наркотических средств, и будет готов защищать себя от обвинения, может быть уже поздно.

Вмешательство квалифицированного адвоката на первоначальном этапе имеет решающее значение!

3. Вам нужен квалифицированный адвокат, специализирующийся на данной категории уголовных дел. Защита по делам связанным с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ имеет свои особенности, в связи с этим, не каждый адвокат общей практики может осуществлять эффективную защиту.

Адвокаты по назначению (государственные), в большинстве своем, не предпринимают достаточных действий для защиты, а выбирают для себя легкий путь и уговаривают задержанного признать свою вину, даже в том случае, если его виновность вызывает разумные сомнения. Будьте бдительны, контролируйте Ваших адвокатов! (Вы можете у нас заказать услугу независимой оценки дела и уточнить порядок действий в Вашей ситуации, не зависимо от Вашего адвоката).

4. До дачи первых показаний показаний по делу следователю, подозреваемому необходимо обязательно проконсультироваться с профессиональным адвокатом, которому Вы доверяете. Помните, что для дачи показаний можно, и нужно требовать приглашения своего защитника.

Согласно статье 51 Конституции РФ, подозреваемый или обвиняемый, имеете право не давать показаний против себя или своих близких родственников!

Если задержанный не уверен в содержании своих показаний, то на начальном этапе до выяснения всех обстоятельств дела, лучше отказаться от дачи показаний ссылаясь на ст.51 Конституции РФ. Давать показания по уголовному делу необходимо, но делать это стоит только после максимального изучения всех обстоятельств обвинения и выработки доскональной позиции защиты.

5. Не доверяйтесь сотрудникам оперативно-розыскных подразделений, поскольку они не принимают каких-либо процессуальных решений по делу, а заинтересованы получить признательные показания подозреваемого. Полностью верить, в такой ситуации, можно только себе и своему адвокату, разбирающемуся во всех тонкостях статей 228, 228.1 УК РФ.

6. Если человек не виноват, ни в коем случае нельзя признавайте вину в надежде что потом суд разберется, не смотря ни на какие обещания, и угрозы со стороны сотрудников полиции и следователя. Не зря появилась поговорка: «Признание вины лишь облегчает работу следователю и увеличивает срок».

7. Изучайте информацию представленную на сайте, консультируйтесь со специалистами. Чем лучше вы будете представлять себе как работает следствие, на что опираются суды в принятии своих решений при рассмотрении уголовных дел, тем лучше вы сможете выстроить линию защиты. Будете знать, на что необходимо обратить внимание в первую очередь.

Изучайте порядок обжалования решений. Все решения и действия следователя, которые являются незаконными, необходимо обжаловать.

8. В период предварительного следствия обязательно необходимо брать копии всех процессуальных документов, в которых участвует обвиняемый (постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, результаты экспертиз, протоколы допроса подозреваемого (обвиняемого), протоколы всех следственных действий с его участием).

Основой для принятия конкретных решений при защите, являются первоначальные процессуальные документы, которые необходимо изучать на этапе предварительного следствия. Получить копии данных документов или сфотографировать их для ознакомления, может как сам обвиняемый (подозреваемый), так и его адвокат.

Согласно ч.4 ст.46 УПК РФ, подозреваемый в праве:

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;

2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения, либо отказаться от дачи объяснений и показаний.

При согласии подозреваемого дать показания, он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 УПК РФ;

3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 – 3.1 части третьей статьи 49 УПК РФ, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя;

11) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.

Согласно п.13 ч.4 ст.47 УПК РФ, обвиняемый вправе снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

В соответствии с п. 6 ч.1 ст. 53 УПК РФ, с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому.

Таким образом, на стадии расследования уголовного дела необходимо получить копии или сфотографировать все доступные документы.

Если следователь в устном порядке отказывает в ознакомлении с перечисленными документами, то необходимо подать на имя следователя мотивированное ходатайство в двух экземплярах об ознакомлении с данными материалами в письменном виде, с обязательной отметкой на вашем экземпляре о получении ходатайства следователем, или приеме в канцелярию органа.

Источник: https://konsultant228.ru/s-chego-nachinat/stolknulis-s-228/

Посиди, тебе немного осталось

Что делать, если обвиняют по статье 228.1 часть 4?

По статье 228 УК РФ («незаконный оборот наркотиков») сейчас сидят почти 140 тысяч человек. Историй, связанных с фальсификациями при расследовании, с подбросом, — не пересчитать. И, казалось бы, удивляться уже нечему. Но история одного из этих тысяч заключенных, смоленского студента Евгения Игнатова, все-таки изумляет.

Прежде всего тем, что фальсификация его дела доказана официально.

На сайте прокуратуры Смоленской области легко найти такую информацию: «29 сентября 2016 года в Смоленске за покровительство незаконному обороту наркотиков осуждены трое бывших сотрудников полиции.

Ленинским районным судом вынесен приговор по уголовному делу в отношении бывших сотрудников полиции Павла Геращенко, Николая Смолина и Дмитрия Гузнова».

Это именно те оперативники, которые подбросили наркотики Евгению Игнатову. В зависимости от роли и степени участия «они обвинялись в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки), чч. 1, 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), ч. 4 ст.

159 УК РФ (мошенничество), ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража), ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228.1 (покушение на сбыт наркотических средств), ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (пособничество в сбыте наркотических средств), ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (сбыт наркотических средств), ч. 1 ст. 161 УК РФ (грабеж)».

И далее говорится:

«В ходе оперативно-разыскных мероприятий было установлено, что обвиняемые хранили в помещении раздевалки спортзала одного из административных зданий УМВД Смоленской области 16 видов наркотических средств, в том числе героин, метадон, кокаин, марихуану и амфетамины, общей массой более 240 грамм».

Позже экспертиза доказала, что подброшенные и, соответственно, изъятые у Жени пакетики составляли «единое целое» с пакетиками амфетамина, которые использовал Гузнов при фальсификации закупки у Игнатова наркотических средств 18 декабря 2012 года.

Женя Игнатов был осужден на 14 лет лишения свободы.

Оперативник Дмитрий Гузнов, руководивший операцией по его задержанию и сфабриковавший против него материалы уголовного дела, осужден на 6 лет. Это меньше, чем парень уже провел в заключении.

Полицейский меловой круг

Уже всем очевидно, что это — джекпот для полицейских: подбросили наркотики, и насмерть перепуганный обвиняемый откупается, потому что не верит, что сможет доказать свою невиновность. А если не хочет платить — полицейские в выигрыше все равно: они, отличники «палочной системы», поймали «наркоторговца».

Женя Игнатов пережил оба сценария. В первый раз, в мае 2011 года, ему в машину подбросили наркотики возле дома. Он заехал к маме пообедать, а когда вышел, у автомобиля скопились полицейские. Они ему кричали: «Ключи от машины, срочно!»

— Мне позвонили, сказали, что сына удерживает полиция у дома.

Когда я приехал, первое, что сказал мне Женя, было: «Папа, вот этот полицейский в белых перчатках положил пакетики на коврик, папа я это видел!» — рассказывает отец Жени, Василий Игнатов.

— Они в буквальном смысле вымогали у сына деньги, нагнетали: «Если немедленно не заплатите, то все! Приедем в отделение, возьмем за руки и прижмем твои пальцы к этим пакетикам с наркотой!»

После этих слов Игнатовы решили заплатить, передали требуемую сумму — 210 тысяч рублей. Их повезли в 5-й отдел управления уголовного розыска УМВД России по Смоленской области.

Там полицейские, по словам отца, вскрыли пакетики, заменили наркотики на толченый мел, запечатали в конверт и отправили на экспертизу.

Экспертиза, конечно, показала отсутствие наркотических веществ, и Женю в тот же день отпустили.

Откупиться удалось ненадолго — в декабре 2012 года ему снова подбросили наркотики в машину, только на этот раз не на коврик, а в багажник.

Если в деле по обвинению полицейских в превышении полномочий по первому случаю фальсификации и взяток Женя проходил как свидетель, то по второму эпизоду — как потерпевший, так как находился в заключении на основании сфальсифицированных материалов.

Когда банду полицейских арестовали, трое из пяти заключили досудебное соглашение со следствием, и в материалах уголовного дела появились интересные показания — откровения опера Николая Смолина:

«При задержании Игнатова, обнаруженные в его машине пакетики с порошком подбросили Брюховецкий и Привольнев, которые и досматривали его машину до приезда следователя с понятыми. Когда следователь их обнаружил, он попросил их упаковать кого-то из наших оперативников . Мои коллеги давно научены, что упаковывать все изымаемое нужно так, чтобы затем упаковку, либо бирку можно было без повреждения снять чтобы не было необходимости подделывать подписи следователя и участвующих лиц в случае замены изъятого порошка когда бирка (упаковка) все же были повреждены, то Брюховецкий правдоподобно умел подделывать чужие подписи, а потому особых проблем у нас не возникало никогда».

И бывший полицейский Смолин, и его коллега Павел Геращенко дали также показания о том, что Игнатов передал им 210 тысяч рублей, поэтому в мае 2011 года его отпустили.

Месть или грабеж?

Почему полиция дважды подбрасывала наркотики именно Жене? У его отца Василия Игнатова на этот счет есть две версии.

— Я ни секунды не сомневался в том, что Женя ни в чем не виновен, он учился в строительном институте и работал у меня в ООО «Агромонтаж» и ООО «ЕвроСтрой», занимался реконструкцией зданий, все время был у меня на глазах. Незадолго до первого случая с подброшенными наркотиками Женя попал в аварию, в которой погиб его друг Саша. Он сильно переживал.

Отец Саши, занимающий довольно-таки высокий пост в городе, вбил себе в голову, что за рулем был Женя. Я входил в его положение, но надо исходить из фактов: свидетели утверждали, что за рулем, когда они отъезжали из загородного дома, был Саша.

Это же показывало исследование, которое мы делали в главном экспертном учреждении № 111 при Министерстве обороны РФ.

Но отец Саши в своем кругу заявлял, что посадит Женю! Имея друга в лице председателя Смоленского областного суда Владимира Войтенко, он заявлял это со всей серьезностью.

Много позже, уже в 2017 году, Войтенко освободили от занимаемой должности, он оказался причастен к некоторым громким уголовным делам, были публикации, в которых прямо заявлялось, что «Смоленский областной суд — это организованная преступная группировка». И предвзятое отношение было явно заметно и на суде непосредственно по ДТП: наши исследования и все ходатайства игнорировались. И моего сына обвинили в аварии, когда он уже был за решеткой за то, что якобы хранил наркотики.

Конечно, я не могу утверждать стопроцентно, что это отец погибшего мстил. Был еще один человек, который мог повлиять на ситуацию, — это как раз работник полиции, с которым Женя учился в одной школе и жил на одной улице.

Сыну в первый раз подбросили наркотики буквально на третий день после того, как я передал ему деньги на покупку новой машины.

Полицейский, должно быть, знал об этом, они не дружили, но у них был круг общих знакомых, и многие знали, что у Жени сейчас есть немаленькая сумма денег.

photoxpress

Спрут

В декабре 2012 года Женя Игнатов вместе с другом приехал на своей машине на улицу Нормандия Неман. Друг остался ждать, а Женя вошел в подъезд дома, где жил приятель, — там у него было минутное дело. А когда вышел, его встретили полиция и СОБР.

Уложили на землю, друга вывели из машины, наркотики подбросили в багажник. Они якобы проводили у Жени «контрольную закупку» наркотиков. Покупателя засекретили под псевдонимом «Кузнецов».

Позже выяснилось, и этот факт есть в материалах дела, что друг заплатил 100 тысяч рублей, чтоб его отпустили. Женя платить на этот раз отказался.

— Они привезли его в отделение, но не посадили в камеру, а привели в актовый зал, — рассказывает Василий Игнатов. — Требовали денег. Мы решили на этот раз, что будем бороться, не платить, потому что это могло бы длиться до бесконечности.

Под утро Женя попросил воды — они ему дали сок, в который подмешали амфетамин. Сыну стало плохо, вызвали скорую…

…Позже тот же бывший полицейский Смолин рассказывал об этом как о веселом эпизоде: «Это произошло уже под утро. Я спускался вниз с 3-го этажа, а Павел (Геращенко) с Дмитрием (Гузновым) поднимались предложили мне выпить имеющийся у них в пакете сок. Я отказался. Тогда они засмеялись и сказали, что в сок они добавили амфетамин для Игнатова».

Из материалов уголовного дела

— Мы с первых дней все делали для того, чтобы доказать невиновность сына, и она теперь абсолютно доказана, — говорит Василий Игнатов.

— Нас услышали только в 2016 году, после того, как состоялся суд над полицейскими, и они сами рассказали, как подкидывали наркотики, устроив якобы «контрольную закупку» у Жени.

Тогда, после наших неоднократных обращений, СК Смоленской области провел расследование по конкретным фактам, и было установлено, что подписи понятых и закупщика подделаны, как мы это и говорили ранее.

Мы уже в 2012 году заказывали большое количество экспертиз, в том числе почерковедческих, и по их результатам получалось, что сами сотрудники полиции подписывали протоколы, что закупщика, засекреченного под псевдонимом «Кузнецов», не существует. Но суд все игнорировал.

Мы заявляли десятки ходатайств, ни одно услышано не было. Судья даже не позволила выступить нашему эксперту, который находился в зале суда.

Спустя годы, после того, как СК провел расследование, в 2018 году, дело банды полицейских было рассмотрено судом Промышленного района Смоленска. И все стало настолько очевидно, что мне говорили: «Ваш сын должен быть дома!» Все были уверены, что, ну месяц от силы уйдет на формальности, и сын будет отпущен… Потому что его невиновность была подтверждена в суде полностью, документально…

Документы, на которые ссылается Василий Игнатов, — это приговор по делу № 1-6/18 суда Промышленного района Смоленска от 26 марта 2018 года.

В нем говорится, что оперативник Дмитрий Гузнов, который руководил «контрольной закупкой», «незаконно хранил психотропные вещества в особо крупном размере, а также совершил фальсификацию результатов оперативно-разыскной деятельности в целях уголовного преследования лица, заведомо не причастного к совершению преступления».

Здесь же рассказывается, как в декабре 2012 года он встретился с некими Лешовым и Меркуловым, «заведомо вводя их в заблуждение, сообщил им, что была проведена «проверочная закупка» и что Игнатов «незаконно сбыл «Кузнецову А.А.

» (тому самому — мифическому. — Ред.) психотропное вещество». Гузнов попросил их дать следователю и суду показания о том, что они это событие наблюдали.

И они согласились, но потом дали показания о том, что ничего не видели.

Дальше в материалах приговора говорится: «Сфальсифицированные Гузновым документы были направлены следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». Выяснилось, что следователь Лидия Головенко допросила «закупщика Кузнецова» без предъявления паспорта — ей пообещали привезти паспорт позже и привезли копию. Вот ее показания:

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/08/09/81552-posidi-tebe-nemnogo-ostalos?print=true

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Что делать, если обвиняют по статье 228.1 часть 4?

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2015 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2019 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2016 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

Переквалификация с ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч.2 ст. 228 УК РФ на стадии предварительного следствия. Как доказательства обвинения стали доказательствами защиты. Тактика защиты на примере данного дела

Что делать, если обвиняют по статье 228.1 часть 4?
Страшное словосочетание — «покушение на сбыт», вызывающее ужас у лиц задержанных впервые за совершение преступления в сфере незаконного оборота наркотиков и одновременно греющее душу представителям органов предварительного следствия в предвкушении раскрытия особо тяжкого преступления со всеми вытекающими… Почему подозреваемый идет на поводу у следователя и подписывает протоколы следственных действий, которые составлены с нарушением уголовно-процессуального закона? Почему он соглашается с обвинением в совершении особо тяжкого преступления? Об этом и многом другом читайте в этой публикации! Январь, 2016 год. Молодой человек идет на автобусную остановку. Его путь преграждает пеший патруль для проверки документов. Заподозрив нервозность гражданина, решили его досмотреть и досмотрели в помещении СПП. В присутствии понятых изъяли три пакетика с наркотическим веществом общей массой чуть менее 7 гр., а также два сотовых телефона. При этом, гражданин пояснил, что «данные наркотики взял по просьбе друга».

Гражданина доставили в отдел полиции, где дежурный следователь принял от него объяснение по факту обнаруженных пакетиков с веществом, из которого кратко следовало, что некий давний друг попросил его забрать из тайника данные пакетики, которые позже этот давний друг должен был у него забрать. Уголовное дело возбудили по части 2 ст. 228 УК РФ.

Далее дело было передано в специализированный отдел СЧ СУ УМВД России по г. Тюмени, где гражданин был задержан и допрошен в качестве подозреваемого с участием адвоката по назначению(!), из которого следовало, что гражданин собирался сбыть эти вещества через систему тайников, что он признает свою вину в полном объеме и т.д. То есть покушение на сбыт наркотических средств.

Далее они провели три осмотра места происшествия с его участием с целью фиксации мест закладок, осмотр содержимого телефонов, предъявили обвинение по ч.3 ст.30 п. «г» части 4 ст. 228.1 УК РФ, допросили в качестве обвиняемого.

На следующий день ко мне обратилась мать задержанного, сказала, что сегодня санкция и попросила меня взяться за это дело. Я взялся и поехал в суд. В отношении доверителя была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. На следующий день, я ознакомился с материалами дела. Когда я увидел в конце допроса подозреваемого последнее предложение следующего содержания: «Если бы меня не задержали сотрудники полиции, я бы и дальше продолжил заниматься сбытом наркотиков», я просто рассмеялся вслух. Как же велико желание следствия сделать все по максимуму и получить заветные статистические карточки, бонусы и т.д. Показания в допросе подозреваемого с участием адвоката по назначению были абсолютно диаметральными показаниям данными при взятии объяснения без адвоката и без консультации. После чего я спросил у доверителя. Почему были даны такие показания, ухудшающие его положение? Со слов доверителя мне стало известно, что допрос подозреваемого проходил без участия адвоката, адвокат приехал под конец допроса и поставил свою подпись. Протокол допроса составляла следователь, а он его подписал и не внес замечания, т.к. его убедили, что так будет лучше, получит ниже низшего и еще всякое «ассорти». Очевидно, что адвокат по назначению не ознакомился с материалами дела, не выяснил у задержанного лица правовую позицию по делу, тем самым не оказал ему квалифицированную юридическую помощь, ухудшив его положение. Последующие три осмотра места происшествия по «закладкам» так же проходили без участия адвоката (подпись адвоката в протоколе есть, а на фото таблице среди участников его нет). Осмотр телефона следователем подтвердил адреса «закладок». Забегая вперед, скажу, что данные из телефона, которые стали основанием для вменения покушения на сбыт, стороной защиты были обращены в сторону защиты при дополнительном допросе обвиняемого (допрос прилагается). Ознакомившись с заключением эксперта по изъятому веществу, я обнаружил основание для отмены приговора, оставив сие на апелляционную инстанцию, на случай если приговор доверителя не устроит (не пригодилось). Понятые, участвующие в ОМП оказались наркозависимыми, ранее судимыми лицами. Пользуясь правом сбора доказательств, было огромное желание их опросить, тем более, что по делу они небыли допрошены. Однако дом, в котором они проживали, сгорел, а место их нахождение найти не удалось. Да и сторона обвинения их не искала, ну и понятно почему… Поскольку нам не было до конца известно, что еще есть у следствия, нами было принято решение занять выжидательную позицию по делу.

Через некоторое время следователь уведомила доверителя о предъявлении окончательного обвинения. Обвинение предъявили по ч.3 ст.30 п. «г» части 4 ст. 228.1 УК РФ, от дачи показаний отказались. По вопросу признания или не признания вены ст.51 КРФ.

Ознакомившись с материалами дела в полном объеме, нами было принято решение дать показания с учетом собранных по делу доказательств, которые были подготовлены в печатном виде, после чего было заявлено ходатайство о дополнительном допросе обвиняемого. Доверитель озвучил показания и снова ст.51 КРФ по остальным вопросам. Далее последовал короткий диалог между мной и следователем:

Я: — Не хотите ли переквалифицировать на часть 2 ст. 228 УК РФ?

С: — Нет, все доказано. В ходе ознакомления с материалами дела в протоколе нами были указаны свидетели защиты: понятые участвующие при досмотре и изъятии, которые в своих показаниях подтверждали, что задержанный пояснял, что «данные наркотики взял по просьбе друга»; сотрудника полиции проводившего досмотр и изъятие и подтвердившего в протоколе допроса то, что задержанный пояснял, что «данные наркотики взял по просьбе друга»; мать обвиняемого, которая лично наблюдала отсутствие адвоката на осмотрах МП. Далее опять последовал диалог: С: — Зачем Вы указываете этих свидетелей, я же их и так в справке укажу. Я: — Так Вы же укажите их свидетелями обвинения, а мы хотим, чтоб Вы указали их свидетелями защиты.

Дело ушло в прокуратуру с обвинительным заключением. Через несколько дней звонок от начальника следственного отделения с просьбой подъехать на переквалификацию обвинения по части 2 ст. 228 УК РФ.

В суде назначили предварительные слушания с намеком со стороны прокуратуры на особый порядок и условное наказание. меру пресечения изменили с домашнего ареста на подписку о не выезде.

Итог: наказание 3 года лишение свободы с испытательным сроком 3 года (условно ст. 73 УК РФ), со штрафом 10 000 рублей.

Доверитель, его родственники и друзья остались довольны, т.к. изначально их просьба заключалась в том, что бы наказание ему по возможности было условным.

1.Привлеченка по сбыту​ 228.1253 KB
2.первоночальные и око​нчательные показания​ обвиняемого1.1 MB
3.Приговор в особом по​рядке ч.2 ст.228727.3 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Источник: https://pravorub.ru/cases/70316.html

Закон для всех
Добавить комментарий