Что делать, если открыт национальный вопрос?

«Разочаровал национальный вопрос». Мнения людей в 30-ю годовщину Балтийского пути

Что делать, если открыт национальный вопрос?

23 августа Латвия отмечает 30-ю годовщину Балтийского пути — мирной акции, которая сыграла большую роль в восстановлении независимости Балтийских государств. Служба новостей побывала на церемонии возложения цветов у Памятника свободы и пообщалась с жителями о том, что значит для них эта дата сегодня.

Военный оркестр, почетный караул и два «ЗиЛа» по правую и левую стороны от Милды. Над потрепанными советскими грузовиками развеваются флаги Латвии и триколоры двух соседних балтийских стран — Литвы и Эстонии. За ними виднеются таблички с черной надписью «свобода» на английском языке — Freedom.

На празднование годовщины Балтийского пути, фактически положившего начало цепной реакции распада Советского союза на независимые государства, в Ригу специально прибыли премьер-министры Литвы и Эстонии. Вместе с высшими должностными лицами Латвии они возложили цветы к монументу и молча устремили взоры на плиту с высеченными в камне словами: Tēvzemei un Brīvībai. 

После минуты молчания, под неофициальный гимн Балтийского пути — Atmostas Baltija — глава правительства Латвии Кришьянис Кариньш и другие высокопоставленные чиновники и министры «пошли в народ», поздравляя людей со знаменательной датой.

Мы также решили пообщаться с собравшимися у монумента людьми. Среди них были и непосредственные участники исторической акции, всколыхнувшей мир 30 лет назад. 

«Ну знаете, да, я была. Я стояла 30 лет назад в Сигулде, там жила моя одноклассница. Мы поехали с семьей, с двумя дочками, мужем. Она тоже была со своей семьей и друзьями. Мы стояли на Псковском шоссе, там, где напротив раньше был Raibais suns.

И знаете, те ощущения — это неописуемо. Понимаете, это можно ощутить, только когда ты стоишь, взявшись за руки. Это вспоминать — большая радость, и даже сегодня, 30 лет спустя.

Конечно, я тогда была моложе, но и сейчас очень хорошие, позитивные эмоции.

Но хотелось бы, чтобы мы в нашей Латвии все-таки были бы более дружными, сплоченными. Да поможет нам в этом бог! Сейчас этого действительно немного не хватает»,

— признала участница Балтийского пути.

На церемонии возложения цветов у памятника было и немало иностранцев, включая россиян. По словам пары из Санкт-Петербурга, им есть, чему позавидовать в Латвии.

«Для нас эта дата символизирует стремление к свободе, которой у нас сейчас нет. За которую сейчас в Москве выходят [на улицы] против тоталитарного режима. […] Маленький народ, но очень свободолюбивый. У нас — крепостное право как было, лет 200 назад, так все рабами и остались. Не могут преодолеть это»,

— отметили гости столицы.

Чуть поодаль от места проведения торжественной церемонии, на расположенных около городского канала скамейках годовщину Балтийского пути обсуждали и люди старшего возраста, совсем по иному поводу оказавшиеся сегодня в Риге. К дате они относятся противоречиво.

«Это наш Балтийский путь. Стояли тоже! Мы же здесь живем, в Латвии», — пояснила Службе новостей гостья столицы, однако тут же ей возразил ее земляк:

«Я не стоял, неправда!».

По словам женщины, 30 лет назад она связывала много надежд со свободной Латвией. Сегодня она вынуждена признать, что оправдались не все. Есть вещи, которые ее разочаровывают. 

«Национальный вопрос. Слишком, слишком жмут. Особенно — со школами. Жалко внуков! В детском садике уже заставляют… Хотя, мне кажется, родители и дети это воспринимают уже по-другому. Нам кажется, что это неправильно. Хотя у меня внуки по-латышски разговаривают, с этим нет никаких проблем»,

— говорит жительница.

«Только силой не надо это делать, заставлять!», — вторит ей ее спутница.

В свою очередь мужчина, ранее заявивший, что участия в Балтийском пути не принимал, итоги независимости страны оценивает с изрядной долей скепсиса.

«У меня внучка поступила в университет в Ирландии только из-за знания русского, и это очень хороший университет.

У меня два сына, все сбежали из этой Латвии. Делать тут нечего — за 30 лет все развалили, практически все. Ни заводов, ни фабрик. Нет ничего.

Что, одни компьютеры будут? Остался только лес, в основном. Почему у нас ВВП каждый год растет? Евросоюз денег подкинет, вот и ВВП выросло. А так — это бесполезно, бутафория», — сказал он, указывая на происходящее у памятника.

Самым болезненным для него остается вопрос языка.

«Я тут родился и вырос. Почему русские дети должны учиться на латышском языке? Вот эти все, которые там стоят [у памятника] — они что, на русском языке учились? Они же институт заканчивали на латышском языке? На латышском. Никто не принуждал их. На каком языке хочешь — на таком и учись. Они что думают, если они переведут образование на латышский язык…

Русского ты в жизни не переделаешь, он как был русским, так он русским и останется. Посмотри, что этот Шадурский натворил, что остальные?!»,

— посетовал житель.

Акцией у Памятника свободы мероприятия в честь 30-летия Балтийского пути не ограничились. Так, среди прочего, в Сейме был открыт символичный Зал Балтийского пути. С речью по этому поводу выступила спикер Сейма Инара Мурниеце.

«Сегодня у нас особенный, праздничный день. Мы вместе вспоминаем 30-летнюю годовщину Балтийского пути — день, когда мы, три балтийские страны, поверили в самих себя и поверили в свою свободу. […]

Балтийский путь был вдохновляющим момент силы в истории стран Балтии.

[…] Многие из нас были участниками и свидетелями этого события. […] И многие, кто стоял в Балтийском пути, испытывали удивление от одного только осознания свободы, которую мы ощутили, взявшись за руки. […] Балтийский путь доказал, что если у народа есть воля, то мы можем объединиться и достичь своих целей.

Мы гордимся и тем, что независимость стран Балтии была восстановлена ненасильственным парламентским путем. […] Эта ненасильственная акция сопротивления напомнила миру, что Балтийский путь свободы и демократии — это путь Европы.  

[…] Сегодня я имею честь торжественно открыть Зал Балтийского пути в Сейме. […] За эту прекрасную идею я хочу высказать благодарность президенту Балтийской ассамблеи Янису Вуцансу. И эта идея сейчас осуществиться!», — заключила вице-спикер под бурные аплодисменты.

23 августа, до 20.30 у здания правительства также можно осмотреть выставку под названием «От идеи до момента, когда взялись за руки». В основу экспозиции легли материалы, подготовленные Дайнисом Ивансом — первым председателем Народного фронта Латвии .

В 19.00 у памятника Свободы начнется праздничное мероприятие «Балтийскому пути – 30», где с речью выступят президент Латвии Эгил Левитс и Дайнис Иванс. Состоятся и музыкальные выступления.

А в 21 час Рижскую Ратушу украсит особая подсветка. В это же время Национальное объединение проведет у памятника церемонию зажжения дорожки из свечей в честь 30-летия Балтийского пути.

Справка

23 августа 1989 года почти 2 млн человек, взявшись за руки, создали живую цепочку протяженностью 600 км: из Таллина через Ригу до Вильнюса. Акция была призвана продемонстрировать единство стран Балтии в их стремлении обрести независимость. 

Источник: https://lr4.lsm.lv/lv/raksts/novosti/razocharoval-nacionalniy-vopros.-mnenija-lyudey-v-30-yu-godovsch.a120726/

Национальный вопрос не должен испортить Москву

Что делать, если открыт национальный вопрос?

В прошлом десятилетии вопрос межнациональных отношений был одним из самых болезненных в стране. За последние годы напряженность на этом фронте заметно спала – в том числе и в столице, в которой раньше с мигрантами была крайне запущенная ситуация. Однако проблема не исчезла – и о ней вспомнили ближе к выборам мэра Москвы.

До выборов мэра Москвы осталось меньше месяца – и действующий градоначальник ведет активную предвыборную кампанию. В том числе и делая различные заявления – так, во вторник стало известно, что он предложил внести в законодательство России изменения, запрещающие работать в такси с иностранными правами.

Как написал на своем сайте Сергей Собянин, недавно в Москве прошел форум «Такси» – действительно, на прошлой неделе завершил работу шестой Международный евразийский форум «Такси», в котором участвовало более 1000 человек как из России, так и Европы и Азии:

«Одной из проблем, о которой говорили его участники, является то, что таксисты-иностранцы работают со своими национальными правами.

Понятно, что выданы они не всегда адекватно, а это – дополнительные риски для пассажиров.

Было бы правильно включить в федеральный закон требование, чтобы в такси могли работать только водители с российскими правами.

Пока же этого нет, агрегаторы могли бы указывать в мобильном приложении, какие права у водителя, который берет заказ. Тогда сами пассажиры смогут решать, хотят они ехать с водителем, у которого права не наши, или нет».

Действительно, в Москве работает очень много таксистов из стран Евразийского экономического союза, в основном армян и киргизов.

И они могут использовать полученные у себя на родине водительские права – потому что при создании этого межгосударственного объединения одним из важнейших условий было открытие рынков для рабочей силы стран-участников.

Понятно, что в первую очередь речь идет о России – к нам едут строители, дворники и разнорабочие из Таджикистана, Киргизии, Армении. Приезжают, конечно, на работу и из Белоруссии с Казахстаном – но в сотни раз меньше.

А вот среднеазиатские и закавказские рабочие составляют серьезную силу на российском рынке труда – особенно, конечно, в Москве.

Понятно, что они и стоят дешевле, чем русские – да к тому же в последние годы и предпринимателей стимулируют брать только отечественных или евразийских работников.

За всевозможных рабочих из стран, не входящих в Евразийский союз, например Молдавии или Украины, приходится больше платить – да и сами приезжие из этих стран заранее проигрывают конкуренцию «евразийцам», так как не могут воспользоваться упрощенным устройством на работу.

Цель России понятна: мы хотим реинтегрировать постсоветское пространство в геополитическом и экономическом отношении – и подталкиваем к этому наших соседей всеми возможными способами.

И возможность трудоустройства их граждан в России – один из важнейших аргументов для успешного собирания осколков большой России и бывшего СССР.

В России есть рабочие места – у наших бывших соотечественников есть рабочие руки. Всем выгодно?

Да, выгодно – вот только одновременно возникают сопутствующие этому процессу проблемы.

Речь даже не о давлении на российский рынок труда – считается, что приезжие демпингуют и снижают зарплаты местных.

Отчасти это так – с другой стороны, у нас действительно есть определенная нехватка рабочей силы, да и конкуренция в том же такси приводит к снижению цен для потребителя. Но не эти вопросы главные.

Куда важнее то, что массовый приток трудовых мигрантов снова провоцирует обострение межнационального вопроса.

Конечно, сейчас в Москве уже нет того беспредела с мигрантами, что творился в 90-е и нулевые годы при Лужкове – в основном все оформляется официально, и большинство из приезжих возвращаются домой, а не стремятся всеми силами закрепиться в России.

Но все равно межнациональный баланс в Москве – вещь очень хрупкая и тонкая. Он и так сильно изменился за постсоветскую четверть века, и далеко не в лучшую сторону.

Дело не только в увеличении доли нерусского населения – а в том, что в столице стали складываться районы компактного проживания тех или иных национальностей. Это, конечно, еще не чайна-тауны или гетто, но вполне себе «районы с национальным колоритом» – а ведь в столице этого не было практически никогда.

То есть были места компактного проживания немцев, евреев, татар – но это было в совершенно другую эпоху и в несравнимых с нынешними масштабах.

Да, нынешние районы компактного проживания не похожи на предместья Парижа в плане криминогенной напряженности, да и вообще в них не произошло размежевания между русскими и нерусскими – но это нехороший симптом.

Потому что одно дело – обособление небольшого национального поселения в рамках большого города, и другое – раскиданные в мегаполисе сотни тысяч армян или азербайджанцев, живущих своими подъездами, домами, улицами.

Это будет совсем другой город – не тот, в котором приезжие любой национальности растворяются в пусть и городской, но русской среде, а тот, в котором они сохраняют свою культуру, язык, уклад.

Постепенно город может превратиться в условную ВДНХ – то есть в представительство всех народов бывшего СССР, живущих каждый в своем павильоне.

Это не алармистский сценарий – это, к сожалению, один из вполне возможных сценариев развития Москвы. Понятно, что ни москвичи, ни Собянин, ни федеральная власть ничего такого не хотят – и поэтому город будет регулировать приток мигрантов, в том числе и трудовых.

И если России как государству стратегически выгодно и правильно собирать Евразийский союз, то Москва может быть недовольна последствиями этого процесса. В частности, теми, о которых сказал Собянин – ростом числа водителей с иностранными правами, то есть тех, кто плохо знает город или не очень хорошо водит машину.

Но предложенная им мера – разрешить работать в такси только тем, у кого есть российские права – тут же входит в противоречие с государственными интересами.

Если мы внесем такие изменения в федеральные законы, то уменьшим интерес своих соседей к Евразийскому союзу – не только тех, кто уже сейчас в нем, но и тех, кто в будущем будет в него вступать. Украина и Молдавия – достаточно хотя бы двух этих примеров.

Так что, при полностью обоснованной заботе об интересах москвичей, городским властям нужно искать другие способы регулирования рынка труда мигрантов – на городском уровне они ведь тоже есть.

Пусть и не такие кардинальные, как на федеральном (запретить работать с иностранными правами Москва не может, если это разрешено на федеральном уровне), но вполне действенные. Вообще вопрос регулирования притока мигрантов именно на региональном уровне – важная составляющая политики любого российского региона.

Власти региона должны понимать, как миграционная политика сказывается на межнациональной ситуации – и действовать исходя из заботы об интересах коренного населения.

Источник: https://vz.ru/society/2018/8/15/937080.html

Закон для всех
Добавить комментарий