Есть ли возможность оспорить договор займа?

Договор займа, как признать его недействительным

Есть ли возможность оспорить договор займа?

Согласно ч.1 ст.1046 Гражданского кодекса Украины по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую ​​же сумму денег ( суммузайма) или такое же количество вещей того же рода и качества.

Субъектами займа являются любые физические и юридические лица. Должника по договору займа называют заемщиком, а кредитора – заимодавцем.

Письменная форма договора займа вследствие его реального характера является доказательством не только факта заключения договора, но и факта передачи денежной суммы заемщику.

Договор займа является двусторонним сделкой, а также он является односторонним договором, поскольку после заключения этого договора все обязанности по договору займа, в том числе возврата предмета займа или равного количества вещей того же рода и такого же качества, несет заемщик, а кредитор приобретает по этому договору только права.

Расписка о получении в долг денежных средств является документом, который выдается должником кредитору по договору займа, подтверждая как его заключения, так и договора, а также свидетельствуя получения должником от кредитора определенной денежной суммы или вещей.

Суды должны проявлять настоящую правовую природу заключенного договора, независимо от наименования документа, и в зависимости от установленных результатов делать соответствующие правовые выводы.

Договор займа, заемщик не подписывал и на подписание которого не уполномочивал других лиц должны признаваться недействительным.

Согласно ч. 2 ст. 15 ГК Украины, если недействительность сделки прямо не установлена ​​законом, нооднаизсторонилидругоезаинтересованноелицоотрицаетихдействительность на основаниях, установленных законом (ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 223, ч. 1 ст. 225 ГК Украины и т.д.), то такая сделка является оспариваемым.

Если анализировать судебную практику, то суды устанавливая, что спорный договор, по форме и содержанию соответствует требованиям закона, но экспертизой подтверждено, что одна из сторон его не подписывала, должны исходить из того, что такой договор является совершенным. Основанием для признания договора недействительным в соответствии со статьями 203, 215 ГК в связи с подписанием договора лицом, не имеющим на это полномочий, и отсутствием волеизъявления собственника, если владелец в дальнейшем не одобрил такой сделки.

В таком случае необходимо провести судебную почерковедческую экспертизу, поскольку отрицание факта совершения сделки или оспаривание отдельных его частей не может приходиться показаниям свидетелей.

Если отсутствуют доказательства того, что кредитор не передавал заемщику денежные средства по договору займа и при отсутствии предусмотренных законом оснований ничтожности такого договора, лицо, оспаривает факт подписания им такого договора займа имеет обращаться в суд с требованием о признании этого договора недействительным. Отсутствие ее подписи на этом договоре устанавливается заключением эксперта.

Предметом договора займа является как денежные средства, так и другие движимые вещи, определенные родовыми, а не индивидуальными признаками (как, например, в исках об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

То есть имущество, которое является предметом займа, переходит в собственность заемщика и перестает быть объектом собственности заимодавца, который вправе претендовать только на возвращение аналогичных по количеству вещей того же рода и такого же качества, а не того же имущества, которое было передано в ссуду.

Законодательство Украины определяет, какие вещи не могут быть предметом договора займа или ограничены в гражданском обороте, однако, как показывает судебная практика, чаще всего предметом договора займа является именно деньги.

Самым сложным для судов оказалось вопрос о том, может ли использоваться иностранная валюта как предмет займа, поскольку еще недавно ответ на него была практически однозначной – не может. Она основывалась, в частности, норме ст.

168 ГК УССР 1963, такой была и судебная практика, и соответствующие соглашения признавались недействительными.

Гражданский кодекс не содержит предельных размеров процентных ставок по договору займа, однако такие ограничения могут содержаться в законодательных актах. Если таких ограничений не установлено, тем не менее, это не означает, что заимодавец может навязать любой размер процентной платы.

В договоре займа, как правило, устанавливают простую процентную ставку, которая не изменяется в течение всего периода, однако случается (в основном в кредитных договорах) так называемая «плавающая» процентная ставка, величина которой зависит от определенных договором условий.

Согласно ст. 1048 ГК проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата займа, если отсутствует иная договоренность между сторонами. Следовательно, стороны могут договориться, скажем, что проценты выплачиваются не ежемесячно, а увеличивают сумму займа и тому подобное.

ГК не содержит предельных размеров процентных ставок по договору займа, однако такие ограничения могут содержаться в законодательных актах8. Если таких ограничений не установлено, тем не менее, это не означает, что заимодавец может навязать любой размер процентной платы. В этом случае действует общее положение ст.

13 ГК о пределах осуществления гражданских прав и не злоупотребление ими. Это дает возможность заемщику в случае установления высоких процентов или применения методики начисления сложных процентов (проценты на проценты по ч. 1 ст.

1048 ГК) оспаривать их и доказывать в судебном порядке их завышенный характер с целью уменьшения процентной ставки. При определенных обстоятельствах можно заявлять требования о недействительности условий договора займа о размере или методику вычисления процентов по общим правилам ГК о недействительности сделок.

В случае удовлетворения иска в этой части проценты все же придется платить, но в размере, определенном законом.

Если в договоре займа нет условий о применении ответственности в виде увеличенного размера процентов или неустойки, заемщик обязан уплатить на основании ч. 1 ст. 1050 ГК денежную сумму в соответствии со ст.

625 этого Кодекса со дня, которого ссуда должна быть возвращена, до дня ее возврата независимо от уплаты процентов, предусмотренных ч. 1 ст. 1048 ГК (плата за кредит).

В таком случае можно говорить о том, что заемщик в некоторых случаях вынужден будет уплатить заимодавцу денежную сумму, в несколько раз превышает саму сумму займа, однако, как правило, договор займа заключается по просьбе заемщика, условия договора ними обсуждаются, что есть свобода договора.

Источник: https://urkontora.com.ua/poleznye-stati/297-dogovor-zajma-kak-priznat-ego-nedejstvitelnym

Есть расписка. Но был ли заём?

Есть ли возможность оспорить договор займа?

адвокат Олег Леонидович Любич Существует расхожее мнение, согласно которому при наличии долговой расписки долг взыскивается «автоматически». Отчасти его можно признать справедливым, но только отчасти. Не во всех случаях это «правило» будет действовать.

На практике договоры займа нередко оспариваются ответчиками по безденежности, когда из договора или расписки не усматривается, что деньги были реально переданы заёмщику заимодавцем.

Важно понимать, что расписка как таковая не является сама по себе договором займа. В силу п. 2 ст.

762 Гражданского кодекса Республики Беларусь (ГК) она является одним из возможных документальных подтверждений заключения договора займа, а также его условий, то есть она – документ, удостоверяющий передачу заёмщику заимодавцем определённой денежной суммы или, в случае вещевого займа, определённого количества вещей, определяемых родовыми признаками.

При этом факт наличия документа (расписки, письма), содержащего указание на то, подписавшее его лицо обязуется (обещает) передать (возвратить, уплатить) какую-либо сумму денег или передать какое-то количество имущества, определённого родовыми признаками, не лишает заёмщика права оспаривать договор займа.

Оспаривая договор, заёмщик может ссылаться на то, что упомянутые в подписанном им документе деньги (имущество) не были в действительности им получены или они были получены, но в меньшем количестве. Следует, однако, иметь в виду, что п. 2 ст.

765 ГК устанавливает правило: если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заёмщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Согласно части третьей ст. 241 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (ГПК) ни одно из доказательств (в том числе и долговая расписка) не имеет для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Характерным примером успешного оспаривания договора займа по безденежности является гражданское дело, описание которого следует ниже. К С., работавшему экспедитором в коммерческой организации – УП «Y», был предъявлен иск о взыскании долларов США, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование своих требований истец А. сослался на полученную им от С. расписку следующего содержания. «Я, , обязуюсь вернуть долларов США в течение 5 дней после исполнения обязательства по договору № от , .» В судебном заседании истец А. подержал исковые требования полностью, ответчик С. иск не признал.

Позиция истца

Истец утверждал, что между ним и ответчиком был заключён договор, согласно которому последний обязан вернуть истцу долларов США в течения пяти дней после исполнения обязательства по договору № от . Договор № от заключён между УП «Y» (поставщик) заключило и ООО «Х» (покупатель). Предметом договора является поставка товара, производимого УП «Y». Товар был поставлен поставщиком покупателю, однако покупатель оплатил товар лишь частично. Окончательный расчёт произошёл через один год и семь месяцев после установленного договором срока оплаты. Истец считает договор поставки исполненным с этого момента, и именно с этого момента должен исчисляться срок возврата займа. От возврата ответчику суммы займа истец уклонился. Истец считает, что на указанную им сумму займа в соответствии со ст. 366 ГК подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами, размер которых определяется ставкой рефинансирования, установленной национальным банком Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства.

Позиция ответчика

Свои возражения против иска ответчик обосновал следующим образом. Договор займа является реальным. В силу п. 2 ст. 403 ГК, если в соответствии с законодательством для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества. Согласно п. ст. 760 ГК, договор займа считается заключенным с момента передачи денег. Расписка, представленная истцом в качестве доказательства заключения договора займа, в действительности является безденежной. Она не содержит соответствующего требованиям п. 1 ст. 760 ГК указания на передачу заимодавцем заёмщику в собственность денег. Вышеупомянутая расписка не является ни договором займа, ни доказательством его заключения. Договор займа истец и ответчик не заключали, не намеревались ни заключать его, ни, тем более, исполнять. Выдача ответчиком расписки, на которую истец ссылается в обоснование своих требований, была обусловлена не договором займа, в действительности не заключённым, а иными обстоятельствами. УП «Y» (поставщик) заключило с ООО «Х» (покупатель) договор поставки товара, который в соответствии с условиями договора был передан покупателю в месте нахождения последнего. Ответчик, работающий экспедитором УП «Y», доставил товар в место, указанное в договоре, и передал его должностному лицу – директору ООО «Х» (истцу). После разгрузки доставленного товара в месте, указанном покупателем, директор ООО «Х», несмотря на фактическую передачу доставленного товара, отказался подписывать товарно-транспортную накладную, тем самым умышленно создавая необоснованные препятствия законной хозяйственной деятельности УП «Y», а именно – получению платежа за товар, причитавшегося ему по договору поставки. Угрожая наступлением неблагоприятных для УП «Y» последствий – неподписанием товарно-транспортной накладной, подтверждающей передачу покупателю товара во исполнение договора поставки, истец потребовал передачи ему не предусмотренного договором вознаграждения в сумме долларов США за то, что ООО «Х» заключило договор поставки с УП «Y». Не имея намерения безосновательно передавать истцу не предусмотренное договором вознаграждение, уплаты которого он требовал, ответчик, находясь перед реальной угрозой отказа истца от подписания товарно-транспортной накладной, надлежащим образом оформленной грузоотправителем в связи с надлежаще исполненной поставкой товара, был вынужден выдать истцу безденежную расписку на сумму 2 800 долларов США без фактической передачи истцом ответчику указанной выше суммы в иностранной валюте ни в качестве займа, ни в каком-либо ином качестве. Написанная по требованию и под диктовку истца расписка была дана вынужденно, исключительно с целью избежания неблагоприятных последствий, а именно – с целью получения подписи истца на товарно-транспортной накладной и проставления на товарно-транспортной накладной оттиска печати ООО «Х» в подтверждение передачи товара поставщиком покупателю. Какую-либо общую цель ответчик и истец при этом не преследовали. Воля сторон не была согласована и не была направлена на возникновение и исполнение обязательства. И ответчик, и истец осознавали, что в действительности обязательство займа не возникло. Между ответчиком и истцом никогда не было никаких личных и имущественных отношений. Ответчик и истец не были знакомы и не встречались до того, как ответчиком был доставлен товар, поставленный на основании договора между УП «Y» и ООО «Х». У ответчика не было никаких причин брать у истца взаймы долларов США, как и у истца не было никаких разумных причин давать взаймы долларов США незнакомому человеку, проживающему в другом городе Текст расписки, представленной суду истцом в качестве доказательства заключения договора займа, не позволяет установить вид обязательства, а также и сам факт его существования. Расписка не содержит указания ни на передачу истцом ответчику 2 800 долларов США, ни на получение ответчиком указанной денежной суммы в иностранной валюте. Из содержания расписки не вытекает существование заёмного обязательства, поскольку слова «заём», «получил», «заимодавец» и «заемщик» в ней не использовались. Расписка не даёт возможности установить действительное содержание отношений между истцом и ответчиком. Невозможно идентифицировать упомянутый в расписке договор, поскольку в ней не указаны ни стороны договора, ни его предмет. Расписка не является формой соглашения сторон, которое свидетельствовало бы об их волеизъявлении, направленном на возникновение заемного обязательства. Если исходить из того, что содержащиеся в расписке слова «в течение 5 дней после исполнения обязательств по упомянутому в ней договору» являются отлагательным условием, то следует придти к выводу о том, что отлагательное условие надлежащим образом не согласовано. Таким образом, расписка носит абстрактный характер, в силу чего она не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства возникновения и существования обязательства займа. Ответчик заявил также об истечении срока исковой давности, мотивируя это с следующим. В расписке указан срок передачи возврата долларов США в течение дней после исполнения обязательств по договору № от . таким образом, исчисление этого срока поставлено в зависимость от действий истца, являющегося директором ООО «Х», то есть платежа по вышеупомянутому договору. ООО «Х» не оплатило товар, переданные ему во исполнение по договора № от . Таким образом, наступило неблагоприятное для УП «Y» последствие, которым угрожал истец, требуя уплаты ему 2 800 долларов США. Уклоняясь, будучи директором ООО «Х», от исполнения обязанности оплатить полученное по договору № от , истец умышленно создавал условия, направленные на продление срока исполнения несуществующего обязательства (возврата в действительности не полученного ответчиком займа). УП «Y» в течение длительного времени не получило платёж по договору № от . В связи с этим УП «Y» предъявило в суд, рассматривающий экономические споры, иск о взыскании долга по вышеупомянутому договору, и этот долг был взыскан с ООО «Х». От добровольного исполнения решения суда директор ООО «Х» уклонился, и решение было исполнено принудительно в порядке исполнительного производства. Таким образом, оплата платёжного требования, на которое ссылается истец, в действительности не была добровольным исполнением обязательства. Поэтому, принимая во внимание заведомо неправомерное поведение истца, исчисление срока исковой давности так, как это указано истцом в исковом заявлении, недопустимо. Иск предъявлен через пять лет после исполнения договора УП «Y» . Даже если бы заёмные отношения между истцом и ответчиком существовали, то срок исковой давности продолжительностью в три года, установленный ст.197 ГК, к моменту предъявления иска истёк. Руководствуясь ст. 200 ГК, ответчик просил суд применить к требованию истца исковую давность и отказать истцу в иске. В судебном заседании были допрошены свидетели. Свидетель № 1 – работник ООО «Х», находящаяся в служебной зависимости от истца, пояснила, что видела ответчика в кабинете истца, но не наблюдала факта передачи истцом ответчику долларов США. Свидетель № 2 – директор УП «Y» пояснил, что между УП «Y» и ООО «Х» был заключён договор поставки, который УП «Y» исполнило надлежащим образом. После исполнения договора поставки продавцом истец подписал товарно-транспортную накладную под условием выплаты ему некоей суммы «за благоприятный исход сделки», однако намерений выплачивать эту сумму истцу свидетель не имел и указаний о её уплате экспедитору УП «Y» (ответчику) не давал.

Разрешение спора судом

При вынесении решения суд исходил из следующего. Ст. 760 ГК устанавливает, что по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, если иное не установлено законодательными актами. Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа. В соответствии с п. 1 ст. 763 ГК заёмщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и порядке, которые предусмотрены договором займа. В соответствии с п. 1 ст. 765 ГК заёмщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. В силу п. 3 ст. 765 ГК, если в процессе оспаривания заёмщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным. Суд пришёл к выводу о том, что факт передачи истцом ответчику долларов США не нашёл своего подтверждения, так как подлинник договора поставки, на который ссылался истец, не содержит условия о передаче денежных средств ответчику. Письменных доказательств, подтверждающих обратное, истец суду не представил. Поскольку, согласно п. 2 ст. 760 ГК, договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, суд находит договор займа незаключённым по безденежности. Учитывая вышеизложенное, суд находит исковые требования А. о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами не подлежащими удовлетворению. Суд взыскал с истца все понесённые ответчиком расходы на юридическую помощь. Получилось как в пословице: «пошёл за шерстью, да воротился сам остриженный».

Подведём итоги. Расписка может быть признана доказательством, подтверждающим договор займа, только если в ней нашло отражение такое неотъемлемое свойство договора этого вида, как его реальность.

Поскольку договор займа считается заключенным с момента передачи объекта займа (денег или других вещей), то в договоре займа или в ином подтверждающем заключение договора документе (расписке, письме и т.п.) должно содержаться ясное указание на то, что деньги или вещи, являющиеся объектом договора займа, получены заёмщиком.

Важно именно указание на это действие соответствующим глаголом в прошедшем времени. Использование в расписке глаголов в будущем времени («передаст», «получит») или даже в настоящем («передаёт», «получает») не даёт оснований рассматривать её в качестве подтверждения того, что передача денег в действительности состоялась.

документа, подтверждающего заключение договора, должно не только свидетельствовать о наличии между конкретными лицами денежного обязательства, но также исключать возможность иной квалификации этого обязательства, нежели договор займа. При несоблюдении данного правила долговая расписка может не быть признана доказательством заключения договора займа.

Для оспаривания договора займа или долговой расписки по безденежности заёмщику в такой ситуации достаточно заявить, что в действительности деньги (вещи) ему не были переданы, и расписка факта их передачи не подтверждает.

все публикации

Источник: http://www.advokat.by/content/yuridicheskaya_pomosch/public/est-raspiska-no-byl-li-zayem/

Оспаривание договора микрозайма. Насколько реально его расторгнуть?

Есть ли возможность оспорить договор займа?

Сергей Слесарев частнопрактикующий юрист, эксперт федерального центра «Общественная дума»

e-mail: slesarev-sergey84@mail.ru

В последнее время тема микрозаймов часто мелькает на телеэкранах. Говорят о коллекторах, о «грабительских» процентах, и особенно о закредитованности населения. Действительно, в картотеках судебных дел — сотни споров между заемщиками и микрофинансовыми организациями (МФО).

Среди них довольно часто встречаются иски о расторжении договора микрозайма или признании его недействительным, взыскании с компании-займодавца морального вреда за введение заемщика в заблуждение относительно условий займа.

Причем обращаются с иском не только «просрочившие» должники, но и люди, исполнившие свои обязательства по договору.

Насколько такие дела успешны для заемщика? Есть ли реальный шанс признать договор займа недействительным и взыскать с МФО компенсацию морального вреда? Предлагаю поговорить об этом с учетом сложившейся судебной практики.

Видели очи что брали…

Для начала обратимся к судебным спорам, в которых суд отклонил требования о расторжении договора займа или признании его условий недействительными.

Так, Б. обратилась в суд с иском о признании договора микрозайма недействительным как кабальной сделки. В обоснование своих требований указала, что утратила дополнительный заработок и вынуждена была обратиться к ответчику за микрозаймом, т.к. зарплата у нее маленькая, а она выплачивает несколько кредитов.

Считает условия договора кабальными, поскольку размер процентов завышен и не соответствует темпам инфляции и обычному для таких сделок банковскому доходу, а также значительно превышает ставку рефинансирования за период действия договора займа. К тому же Б.

вынуждена была заключить договор в силу сложившихся жизненных обстоятельств.

Между тем суд посмотрел на ситуацию под другим углом: Б. добровольно обратилась к ответчику за получением микрозайма, доказательств того, что МФО знало о ее тяжелом жизненном положении и воспользовалось этим, Б. не привела, она подписала договор, получила денежные средства и распорядилась ими по своему усмотрению.

Доводы о несоответствии размера процентов обычному для таких сделок банковскому доходу голословны, т.к. в материалы дела не предоставлено анализа процентов по аналогичным сделкам, к тому же закон не привязывает проценты по микрозаймам к ставке рефинансирования или процентам по иным аналогичным сделкам. МФО информировало Б.

о размере процентов и условиях сделки, тот факт, что проценты определены в фиксированной сумме, не свидетельствует о злоупотреблении свободой договора со стороны займодавца. Наличие у истца нескольких кредитов не имеет правового значения (апелляционное определение Ростовского областного суда от 02.02.

2016 по делу № 33-1280/2016).

В другом деле заемщик Е. обратилась в суд уже после выплаты микрозайма, также полагала размер процентов завышенным (1416 % годовых), отмечала невозможность заемщику повлиять на условия договора, т.к. подписала типовой договор, а МФО не сообщило ей обо всех условиях займа.

Суд, отклоняя доводы Е., повторил аргументы суда из рассмотренного выше примера. Е. на момент заключения договора располагала полной и достоверной информацией об условиях договора, в т.ч. о размере процентов; подписала договор добровольно и доказательств обратного не привела.

К тому же на момент рассмотрения дела Е. вернула заем, следовательно, обязательства по договору между сторонами прекратились его исполнением, и основания для расторжения договора и взыскания компенсации морального вреда отсутствуют (апелляционное определение Орловского областного суда от 29.03.

2016 по делу № 33-1020/2016).

Г. из Липецка тоже считала размер процентов и неустойки завышенными, а также незаконным условие договора о возможности передачи долга третьим лицам без ее согласия.

Суд отказал в удовлетворении требований, поскольку при заключении договора МФО информировало Г. о всех условиях договора, размере процентов и неустойки, доказательств понуждения Г. к заключению договора микрозайма не приведено, напротив, Г. действовала осознанно и добровольно, в своих интересах, о чем свидетельствуют ее личные подписи в договоре. Довод о том, что Г.

подписывала типовой договор и не имела возможности влиять на условия договора, чем ответчик нарушил баланс интересов сторон и ее права как потребителя, объективно никакими доказательствами не подтвержден. Ссылки Г. на юридическую неграмотность и отсутствие специальных познаний в области финансов и кредита сами по себе не говорят о нарушении ее прав и введение Г.

в заблуждение МФО.

Что касается размера процентов, то их величина не свидетельствует о неблагоприятности условий сделки для Г.

, она не привела доказательств отсутствия у нее возможности получения кредитных средств на других, более выгодных условиях у ответчика или у другого займодавца. Что касается условия договора о возможности передачи долга третьим лицам без согласия Г.

, то это допускается положениями ст. 382 ГК РФ (апелляционное определение Липецкого областного суда от 27.01.2016 по делу № 33-216/2016).

В еще одном споре П. и К. обратились в суд с иском о расторжении договора микрозайма с применением двойной реституции. В обоснование своих требований пояснили, что П. получил от ответчика микрозайм под 2% в день (730% годовых), срок действия договора составляет один год.

В декабре 2014 г. на телефон К. поступил звонок от сотрудников МФО, которые сообщили о планируемом выезде по месту жительства П.; после звонка некие люди пытались проникнуть к П. в квартиру, выкручивая ручки двери, тем самым причинили моральный вред П. и К.

В связи с этим истцы через несколько дней после данного события обратились к МФО с заявлением о расторжении договора займа, поскольку считают, что в действиях ответчика прослеживается нарушение условий договора и требований закона, что в силу ст.

450 ГК РФ дает им право требовать расторжения договора.

Между тем, как указала апелляционная коллегия, в ходе рассмотрения дела факт попытки проникнуть в квартиру П. не подтвержден, сотрудники МФО сразу пояснили П. и К. при их обращении с претензией, что не выезжают по домам заемщиков, никаких угроз в их адрес не осуществляли, просили погасить задолженность по договору.

Таким образом, доказательств причинения нравственных или физических страданий не предоставлено, истцы не указали, какие именно личные неимущественные права нарушены действиями ответчика.

Со стороны ответчика нарушений условий договора, как и нарушений требований закона, не выявлено, оснований для расторжения договора нет (апелляционное определение Московского городского суда от 06.11.2015 по делу № 33-40897/2015).

Как видим, суды в таких спорах исходят из того, что заемщики сами обращаются к МФО за микрозаймом, имеют возможность отказаться от заключения договора и обратиться к другому займодавцу, добровольно принимают такие «кабальные» обязательства по договору. То есть поставил подпись — пеняй на себя. И таких примеров много.

Дополнительно к приведенным выше аргументам, суды обращают внимание на сроки обращения с подобными исками к МФО.

Так, Воронежский областной суд, рассматривая спор по иску о признании недействительным договора залога жилого дома и земельного участка в обеспечение исполнения договора микрозайма, отметил и то, что заемщик обратился в суд только после предъявления к нему иска о взыскании задолженности по микрозайму, т.

е. до этого момента, по сути, его устраивали все условия получения микрозайма (апелляционное определение Воронежского областного суда от 22.12.2015 по делу № 33-6968/2015).

В завершение примеров «против» заемщиков отмечу, что заявляют подобные выше рассмотренным требования и юридические лица-заемщики.

Так, в рамках дела о взыскании задолженности по микрозайму с ООО последнее обратилось со встречным иском о признании недействительным договора на том основании, что он подписан директором общества с превышением полномочий, установленных уставом.

И действительно, как установили суды, сделка по получению спорного микрозайма требовала одобрения общего собрания ООО, директор действовал с превышением полномочий, но стороны договор исполнили, ООО заем получило, использовало его, частично возвратило с уплатой процентов, следовательно, своими действиями общество одобрило заключение сделки. Тот факт, что после смены директора ООО, когда его участники якобы узнали о сделке, общество прекратило выплаты по займу, не имеет правового значения, оснований для признания договора недействительным нет (постановление арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.11.2014 № Ф01-4429/2014 по делу № А39-5521/2013).

Ветер фортуны переменчив…

Однако встречаются и дела иного рода, когда суд внимал доводам заемщика. При этом в таких спорах значение имеют любые детали от условий договора до обстоятельств его заключения. Порой иски о признании договора микрозайма недействительным хотя и не достигают своей конечной цели, но помогают освободиться от значительной части задолженности по договору займа.

Так, К.

в рамках дела о взыскании с нее задолженности по договору микрозайма обратилась со встречным иском о признании сделки недействительной в силу ее кабальности в части установления процентов за пользование микрозаймом и штрафных санкций за просрочку платежа: при сумме основного долга в 40 тыс. рублей проценты составляют 55328 руб.; процентная ставка по кредиту — 238,32% годовых, а штрафные санкции за просрочку составили 3650% годовых.

Суд первой инстанции взыскал с К. задолженность по займу и отказал в удовлетворении встречного иска К., поскольку не приведено доказательств кабальности сделки. Она добровольно подписала договор, получила денежные средства и воспользовалась ими по своему усмотрению. Апелляционная коллегия в этой части согласилась с решением районного суда, но при этом обратила внимание на другой момент.

К. обратилась к ответчику с офертой на заключение с ней договора микрозайма на срок в один год, ответчик акцептовал оферту и выдал микрозайм.

Однако при этом из оферты не следует, под какой конкретно процент предоставлен микрозайм, а при толковании Графика платежей не понятен четко размер ежемесячного погашения суммы основного долга и процентов по займу; из Правил предоставления микрозаймов тоже невозможно точно определить размер процентов, поскольку в них приведены различные варианты расчетов, в зависимости от вида предоставленного заемщику кредита.

При таких условиях К. не была предоставлена достоверная информация в части начисляемых процентов по микрозайму, а, значит, размер процентов по указанному договору должен быть исчислен исходя из правил ст. 809 ГК РФ, т.е.

по ставке рефинансирования, действующей в месте жительства займодавца на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части, по ставке 8,25%. Размер процентов при такой ставке не должен превышать 3 336,67 руб.

Окончательная сумма к выплате с учетом основного долга составляет 43 336, 67 рублей. К. выплатила МФО 60 414, 23 руб., значит, правовых оснований для удовлетворения иска МФО о взыскании задолженности с К. у суда первой инстанции не имелось в связи с отсутствием задолженности у К.

перед МФО (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 28.07.2014 по делу № 33-7313/2014, А-56).

На основании таких выводов апелляционная коллегия решение суда первой инстанции отменила, во взыскании с К. задолженности в размере 41 тыс. рублей отказала. Отмечу, что таким решением перед К. открылась возможность обратиться к МФО с другим иском о взыскании переплаты по микрозайму как неосновательного обогащения.

В другом аналогичном деле о взыскании задолженности С. обратился со встречным иском о признании недействительным в силу ничтожности пункта Правил предоставления микрозайма о расторжении договора.

Источник: https://www.top-personal.ru/komsporissue.html?26

Заемщик требует признать договор займа безденежным. Как защищаться займодавцу?

Есть ли возможность оспорить договор займа?

6 Июл 2017

Гражданское законодательство РФ изменяется, дополняется, совершенствуется. Если ранее признать договор займа недействительным или оспорить его при наличии у займодавца расписки по причине наличия признаков безденежности было невозможно, то сложившаяся на данный момент судебная практика позволяет сделать вывод об изменении законодательного регулирования в пользу займодавца.

Этому способствовали многочисленные судебные дела, связанные с признанием отдельных хозяйствующих субъектов банкротами и инициированием процедуры несостоятельности.
 
Данный вопрос ранее был предметом рассмотрения Президиума Высшего арбитражного суда.

Указывалось, что при проведении правового анализа договора займа, по которому сторона передает денежные средства, суд должен исходить не только из представленных документов (расписки), но и иных обстоятельств, позволяющих удостовериться в факте передачи денег.

Такая позиция сформулирована в Постановлении Пленума ВАС №35 от 22 июня 2012 года, где отмечается, что суды должны учитывать финансовое положение кредитора в момент предоставления денежных средств по соглашению, а также данные, позволяющие сделать вывод о том, что должник израсходовал средства, которые являлись предметом договора. 

Если речь идет о передаче денежных сумм индивидуальным предпринимателям, то суд должен исследовать факт отражения полученных средств в бухгалтерской или иной отчетности. Если у суда возникают вопросы относительно подлинности предоставленных документов (расписок, приходных кассовых ордеров, иных квитанций), то следует принять меры по проведению почерковедческой и технической экспертизы.

 
Подобный подход активно применяется арбитражными судами при рассмотрении ими дел о несостоятельности юридических лиц. Например, в постановлении Двенадцатого ААС от 15 июля 2016 года по гражданскому делу №А57-24076/2014 суд при рассмотрении дела о банкротстве производил анализ представленных финансовых документов ликвидируемой организации, т.к.

в исковых требованиях займодавцем было заявлено о признании договора займа недействительным по причине его безденежности. Аналогичной позиции придерживался АС Северо-Западного округа при рассмотрении им дела № А13-13105/2014 от 22 декабря 2015 года, где при рассмотрении дела о банкротстве в судебном разбирательстве была назначена экспертиза финансовой документации, т.к.

возникли сомнения в подлинности предоставленных документов. 

Сформулированная арбитражными судами позиция относительно возможности и порядка оспаривания договоров, связанных с предоставлением денежных средств третьим лицам, активно используется не только в делах, связанных с банкротством юридических лиц, но и при оспаривании договоров займа. 

При вынесении решения суды руководствуются, в частности, разъяснениями ВАС, сформулированными в Постановлении №35. Такой подход наблюдается в судебных актах ФАС Волго-Вятского округа от 28 июля 2014 года, а также АС Дальневосточного округа по гражданскому делу №А04-4861/2014 от 18 января 2016 года.

 
Чтобы максимально обезопаситься от оспаривания, займодавцу рекомендуется придерживаться ряда простых правил.
 
Правило 1: передачу денежных средств рекомендуется осуществлять в безналичной форме.

 
ФАС Поволжского округа, рассматривая гражданское дело №А55-1148/2013 от 3 февраля 2014 года, пришел к выводу о том, что, даже при наличии объективных признаков невозможности предоставления компанией денежных средств по договору займа, исковые требования истца о безденежности соглашения не были удовлетворены.

Суд проанализировал предоставленные доказательства и сделал вывод о том, что организация перевела денежные средства безналичным способом, что подтверждалось справкой из кредитной организации, а также платежным поручением.
 
Правило 2:  при оплате наличными расписка должна содержать сведения о передаче денежных средств в рамках заемных отношений.

 
В 2016 году Верховный суд в определении №78-КГ16-44 при рассмотрении гражданского дела об оспаривании договора займа пришел к выводу, что отсутствие указания в расписке сведений о передаче денежных средств в рамках заемных отношений (в расписке указан график платежей, но не указано, что деньги передаются в заем) может послужить основанием для признания договора незаключенным. Исходя из этого, была сформулирована правовая позиция, которая позволяет сделать вывод о том, что расписка должна содержать сведения, где достоверно отражена информация именно о заемных отношениях между сторонами.
 
Правило 3: факт передачи денежных средств должен фиксироваться в финансовой и бухгалтерской документации.
 
Действует общее правило, согласно которому, при несоблюдении правил отражения полученных по договору денежных сумм в финансовой документации, суд может прийти к выводу о том, что заем безденежный. Это правило сформулировано в нормах Федерального закона от №402-ФЗ «О бухгалтерском учете», а также подтверждается судебной практикой, в частности, АС Поволжского округа при разрешении гражданского дела №А6522418/2014 от 10 ноября 2015 года пришел к выводу о наличии в заключенном соглашении признаков безденежности и удовлетворил требования заемщика.
 
Однако существует и другая позиция. В частности, в апелляционном определении Курганского областного суда, рассматривавшего гражданское дело №33-1735/2016 от 24 мая 2016 года, содержится позиция, согласно которой договор займа не может быть признан безденежным при несоблюдении заемщиком финансовой дисциплины, что выразилось в нарушении правил оформления бухгалтерской документации. Апелляционная инстанция отменила решение нижестоящего суда и защитила интересы займодавца. 
 
Правило 4: не рассчитывайте закрыть «дыры» в доказывании свидетельскими показаниями — в подобных отношениях они недопустимы. 
 
Анализ законодательства и судебной практики, в частности определения ВС РФ от 16 августа 2016 года по гражданскому делу №18-КГ16-70, помогает сделать вывод о том, что свидетельские показания являются недопустимым доказательством наличия между сторонами заемных отношений (п. 1 ст. 162 ГК РФ). В рассматриваемом определении суд указал на невозможность установления факта заключения договора займа, исходя из предоставленных показаний свидетелей, изложенных в письменном виде. Суд указал, что несоблюдение простой письменной формы заключения соглашения, а также связанные с этим риски ложатся на займодавца. Таким образом, решения нижестоящих судов были отменены, в иске займодавцу отказано.
 
При выдаче займа, руководствуясь вышеизложенными простыми правилами, потенциальные займодавцы значительно обезопасят себя как при инициализации процедуры банкротства заемщика, так и при взыскании суммы займа в судебном порядке.

Источник: https://centraldep.ru/news/zaemshchik-trebuet-priznat-dogovor-zayma-bezdenezhnym-kak-zashchishchatsya-zaymodavtsu-/

Закон для всех
Добавить комментарий