Имеет ли место нарушение валютного законодательства?

Ответственность за нарушение валютного контроля в 2019 году

Имеет ли место нарушение валютного законодательства?

За нарушения в сфере валютного контроля в 2019 году резидентами и нерезидентами РФ санкции выписывает Федеральная налоговая служба, а если правонарушение касается экспортных или импортных операций, то к определению наказания подключается и Федеральная таможенная служба.

Основные правонарушения и ответственность за них

Если говорить именно о валютном контроле, то основные нарушения перечислены в законе «О валютном регулировании…» № 173 от 10 декабря 2003 года. В частности, глава 4 определяет следующие виды правонарушений:

  • нарушение сроков, оговоренных законом, для подачи уведомлений и отчетности в контролирующие органы;
  • представление документов с неверными данными, а также неправильным заполнением;
  • несоблюдение сроков, указанных в контракте, в течение которых валюта должна поступить на расчетный счет банка (при этом по закону нет разницы, какая из сторон задерживает оплату);
  • перечисление доходов, полученных от нерезидентов, на банковские счета иных государств.

Ответственность за нарушения предусмотрена сразу тремя кодексами: гражданским, КоАПП и уголовным. Соответственно, и санкции по ним также разнятся.

Например, при неверно заполненных документах (если речь идет именно об ошибках, опечатках, а не злонамеренной фальсификации) сделку могут просто аннулировать.

А вот за вывод денег из России (да еще и группой лиц, в больших масштабах) можно сесть в тюрьму на срок до 10 лет.

Штрафные санкции в 2019 году

В связи с изменениями в КоАПП, вступившими в силу в этом году, возросли и штрафы, за которые предусмотрена административная ответственность. Все они перечислены в статье 15.25 административного кодекса. Так как отныне все юридические лица, зарегистрированные на территории РФ, считаются ее резидентами, то и денежные санкции для них также увеличились.

Чтобы избежать штрафов, необходимо вовремя представлять налоговым органам:

  • отчет о движении валютных средств на счетах;
  • уведомления об открытии или, наоборот, закрытии заграничных счетов, а также смене их реквизитов;
  • документы, подтверждающие легальность сделок.

Важно! С 2019 года паспорта сделок были отменены. Теперь не нужно их оформлять и, соответственно, представлять в контролирующие органы. Вместо этого банк самостоятельно будет регистрировать договоры и контракты, если их сумма превышает 3 млн рублей.

Размеры штрафных санкций в 2019 году:

  • За проведение валютной операции, не разрешенной законом, штраф составит от ¾ до всей суммы сделки (к примеру, если предполагалось отправить за рубеж 100 000 рублей, то в качестве штрафа могут начислить от 75 000 до 100 000 рублей).
  • Нарушение сроков поступления денежных средств, оговоренных в контракте. Если сумма была переведена с опозданием, то штраф составит 1/150 ключевой ставки ЦБ (с 26 июля 2019 года она равняется 7.25 %) от суммы контракта, а если деньги не пришли вовсе — от ¾ до всей суммы сделки.
  • Нарушение сроков по сделкам, предусматривающим регистрацию договора, — от 40 до 50 тысяч рублей.
  • Нарушения сроков возврата авансовых средств, полученных в качестве предоплаты за товары, если поставка так и не состоялась. Если сумма была переведена с опозданием, то штраф составит 1/150 ключевой ставки ЦБ от суммы контракта, а если деньги не пришли вовсе — от ¾ до всей суммы сделки.
  • Нарушение сроков подачи уведомлений об открытии валютного счета (закрытии, изменении реквизитов) — для физических лиц штраф составит от 1 до 1.5 тысяч рублей, для юридических — от 50 до 100 тысяч.
  • Непредоставление информации по валютному счету для физических лиц обернется санкциями в размере 4—5 тысяч рублей, для юридических — от 80 тысяч до 1 миллиона рублей.
  • Нарушение сроков подачи отчетной документации по движению валютных средств на счетах (в том числе зарубежных) — для физических лиц штраф составит от 300 до 3 тысяч рублей, для юридических — от 5 до 50 тысяч рублей (зависит от количества просроченных дней).
  • Повторные нарушения, связанные с нарушением сроков представления документов, влекут за собой повышенные штрафные санкции — для физических лиц максимальная сумма взысканий составит 20 тысяч рублей, для юридических — 600 тысяч.

Уголовная ответственность за нарушение валютного контроля

Статья 193 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за уклонение от возврата денежных средств из-за границы, причем не только в валюте иностранных государств, но и в рублях.

Например, за представление в банк неверных сведений при транзакциях, связанных с переводом за рубеж суммы денег, штрафы могут составлять от 200 до 500 тысяч рублей.

Если нарушение было совершено группой лиц или в особо крупном размере (а также с участием подставной компании), то штраф возрастает до 1 миллиона рублей.

Помимо этого, виновные могут быть заключены под стражу на срок до 5 лет или отправлены на принудительные работы (сроком до 4 лет).

При этом крупным размером считаются суммы, превышающие 9 миллионов рублей, а особо крупным — от 45 миллионов.

Важно! Ответственность за нарушение валютного контроля ложится не только на физических и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, но и на должностных лиц — для них также предусмотрены отдельные штрафы.

Исковая давность

По всем правонарушениям, предусмотренным ст. 15.25 КоАП РФ, срок исковой давности составляет 2 года (а не 1 год, как ранее). Это значит, что штрафы в 2019 году могут быть начислены за нарушения, совершенные в 2017 и 2018 годах. Соответственно, за просрочку или непредставление документов в 2019 году взыскать штраф налоговые органы смогут вплоть до 2021 года включительно.

Решение об увеличении срока исковой давности стало результатом медленной скорости обращения документации между основными агентами валютного контроля.

Оспаривание штрафов в суде

Судебная практика показывает, что полностью отменить штрафы, начисленные за валютные правонарушения, нельзя. Однако законом предусматривается ряд условий, в связи с которыми суммы санкций могут быть уменьшены.

В частности, допущенные ошибки, неправильно заполненные отчетные формы или справки могут посчитать малозначительным проступком, что влечет за собой снижение суммы штрафа. А вот с нарушением сроков сослаться на малозначительность уже не получится — даже просрочка в 1 день уже считается серьезным нарушением.

Для снижения штрафов можно сослаться за хорошую репутацию компании или ИП, сложное финансовое положение (подтвержденное отчетностью) — все это признается смягчающими обстоятельствами и служит основанием для уменьшения суммы санкций.

Источник: https://bilderlings.com/ru/blog/narushenie-valyutnogo-kontrolya/

Курьезы валютного контроля. Почему законы в этой сфере нужно менять | Финансы и инвестиции

Имеет ли место нарушение валютного законодательства?

Среди самых громких — наложение штрафа на гражданина, чей платеж завис в зарубежном банке и вернулся не в российский банк, а в другую финансовую организацию за рубежом.

Если строго формально читать российский валютный закон, то нарушение есть: зачислять средства на зарубежный счет можно только в соответствии с белым списком операций, установленным законом, и такой операции (как и многих других) в нем нет.

Арбитражные суды рассматривают тысячи дел о просрочках зачисления выручки по экспортным контрактам или возврата авансов — это называется репатриацией денежных средств.

Если контрагент опаздывает с платежом — надо добиться хотя бы соглашения о продлении срока и бежать с этим документом в банк, иначе последний сообщит о просрочке в орган валютного контроля, а тот, в свою очередь, наложит штраф.

Штрафы, которые для таких ситуаций составляют от 75% до 100% суммы операции, явно несоразмерны опасности посягательства (да и можно ли считать, что посягательство было, тоже вопрос). Если при репатриации платеж все же был зачислен, но с опозданием, штраф все равно будет наложен, пусть и в меньшем размере.

Суды применяют закон «по букве», а не духу: недавно, например, суд указал, что возможность добиться платежа у российского лица была, и подтверждается это… официальным опубликованием закона, содержащего такое требование.

Известен по крайней мере один приговор суда, где осужденный (к счастью, амнистированный) был признан виновным в невозврате денежных средств из-за границы (а за это по-прежнему есть уголовная ответственность) с формулировкой, что нужно было обратиться в суд с иском к контрагенту, а вместо этого было заключено дополнительное соглашение о продлении срока оплаты по внешнеторговому контракту.

Как известно, зачеты во внешнеторговых операциях также, по общему правилу, запрещены, за них полагается тот же конфискационный штраф.

Подобных примеров множество.

Практикующие юристы любят на семинарах рассказывать слушателям страшилки (увы, не лишенные оснований), что передача в зарубежном отпуске пары иностранных денежных купюр от одного российского валютного резидента другому — тоже запрещенная валютная операция, а между резидентом и нерезидентом (если это не близкие родственники) такие операции нужно совершать только через счета в российских уполномоченных банках. Пока такие «нарушения» сложно выявить и практики наложения штрафов за них нет, но она может сформироваться.

Валютное законодательство по своему смыслу и целям должно защищать валюту страны от резких колебаний курса и от вытеснения иностранными валютами в качестве средства платежа, используемого внутри страны.

Со второй целью проще: в России и в развитых странах нельзя внутри страны расплачиваться иностранной валютой. Правда, отечественный законодатель зачем-то запретил российским валютным резидентам применять иностранную валюту между собой и за рубежом, предусмотрев белый список разрешенных операций.

Просчет юридической техники —установление ограничения по субъектам, а не по территории — приводит, как и с многими другими российскими ограничениями валютных операций, к абсурдным ситуациям.

Но это не самая странная часть российского валютного законодательства, ее не так трудно понять и правильно применить.

Для защиты валюты страны от колебаний исторически применялись такие инструменты, как выдача разрешений на экспорт капитала, обязательная продажа валютной выручки, а также резервирование денежных средств. Но в России разрешения отменены очень давно, остальные ограничения — больше 10 лет назад.

Почему же осталось требование репатриации, если платеж, зачисленный из-за границы, можно тем же операционным днем отправить за рубеж без всяких лицензий и резервирования, а значит, ограничение не может защитить национальную валюту? Зачем нужен запрет на зачисление средств на зарубежные счета с «белым списком» (все, что не разрешено, — запрещено)?

За и против

Есть ли за абсурдной жесткостью и жестокостью российского законодательства о валютных операциях какие-либо общественные, государственные интересы, которые заслуживают защиты? Нужно признать, что да, такие интересы есть, вот только механизмы валютных ограничений для достижения таких правильных и нужных целей совсем не подходят.

Государство опасается, что, зачисляя доходы на зарубежные счета, российские налогоплательщики будут уходить от уплаты налогов.

Между тем, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) разработала Общий стандарт отчётности (CRS), позволяющий налоговым органам разных государств обмениваться данными о банковских счетах. Россия присоединилась к многостороннему договору, который вводит этот механизм, но, к сожалению, пока не заключила ни одного двустороннего соглашения.

Если это сделать, то отпадет надобность в «белых списках» разрешенных операций по счетам: все они станут видны налоговым органам. Также не нужна будет и отчетность по зарубежным счетам: ее можно сохранить только для счетов в странах, которые не участвуют в CRS, причем это будет инструмент, прежде всего, налоговый, а не способ защиты рубля, место этим правилам — в Налоговом кодексе.

Далее, если за границу отправлен из России некий платеж, названный оплатой по внешнеторговому договору, но ничего из оплаченного не получено, это может означать прикрытие серого импорта, вывод активов или, например, форму вывода за границу коррупционных доходов. Назначение платежа может быть вымышленным.

Но ведь для выявления фиктивных платежей есть отдельные механизмы, которые выработаны в законодательстве о противодействии отмыванию преступных доходов! Бесполезность валютного законодательства для поиска фиктивных платежей можно уяснить на примере упраздненного Росфиннадзора, «в наследство» от которого осталось около 1 трлн рублей невзысканных штрафов.

Как такое произошло? Махинаторы, которые под видом обычных торговых операций выводили за границу активы и оплачивали нерастаможенный товар, прилежно заполняли все многочисленные формы — паспорта сделок и справки, показывали многостраничные договоры в банке. Потом, например, продляли сроки получения платежей.

Когда оказывалось, что ни денег, ни товара в итоге нет, банк сообщал в Росфиннадзор, тот накладывал штраф — надо ли пояснять, что к тому времени никаких следов клиента и денег не оставалось? Зато тысячи российских бизнесов, которым не повезло с платежной дисциплиной иностранных контрагентов, уплатили штрафы «за того парня».

За списание денежных средств по фиктивным основаниям, как и за невозврат денег из-за границы, тоже установлена уголовная ответственность.

Правда, известная нам практика вынесения приговоров показывает, что расследование ограничивается констатацией фиктивности документа. Какую цель преследовали махинаторы (вывод активов, прикрытие взяток, оплата «серого» импорта), не выясняется.

Способ преступления превращен в полноценный состав преступления: интерес общества и государства этим вряд ли защищен.

Какие изменения можно внести

Прежде всего, нужно честно признать, что валютное законодательство стало искусственным заменителем законодательства о противодействии отмыванию, когда речь идет о валютных операциях списания средств за границу. Имеет смысл вместо сплошного контроля валютных операций предусмотреть возможность выборочных риск-ориентированных проверок банками подтверждающих документов, когда клиент собирается списать средства за рубеж.

Из валютного законодательства подобный контроль надо перенести в «антиотмывочное», выработать критерии подозрительной операции списания денежных средств за границу.

Банк, например, может отслеживать, исполняется ли внешнеторговая сделка.

Тогда нарушение срока ее исполнения, если клиент не представил этому убедительных объяснений, может быть одним из признаков фиктивности операции и поводом к дальнейшей проверке компетентными органами.

Что касается операций зачисления средств, их имеет смысл ограничивать лишь при установлении защитных валютных ограничений: репатриация средств должна работать лишь при условии, что действует требование обязательной продажи валютных поступлений или резервирования средств при их списании за границу.

Нужны ли такие меры? Возможно. Кодекс либерализации движения капитала ОЭСР допускает их.

Пример Исландии показывает, что при грамотном применении эти меры могут быть действенными для защиты валюты страны. Но они могут устанавливаться лишь временно, после отпадения риска валютных колебаний такие меры должны отменяться. Этот подход изложен в статье 7 упомянутого Кодекса ОЭСР. этих мер должно быть прямо предусмотрено законом.

Ограничения на операции по зарубежным счетам также нужно отменять. Вместо очередного расширения «белого списка» на десяток позиций лучше дать возможность совершать по иностранным счетам любые операции, допустимые в конкретной стране.

Вопросы уплаты налогов с доходов по зарубежным счетам надо решать через механизмы CRS. Отчетность по счетам, как указано выше, нужна только для стран, которые в CRS не участвуют, и в рамках налогового, а не валютного законодательства.

Российское валютное законодательство должно распространяться на операции внутри страны и через границу. Операции, которые совершаются за рубежом, бесполезно пытаться ограничивать по признаку российского резидентства: достаточно налоговых требований.

В частности, запрет валютных операций между резидентами надо заменить на запрет использовать иностранную валюту как средство платежа внутри страны. Правильное решение уже есть в Гражданском кодексе: рубль — законное платёжное средство на территории России.

Совершение фиктивной валютной операции списания денежных средств вместо самостоятельного состава преступления должно стать квалифицирующим признаком иных составов преступлений (например, уклонения от уплаты таможенных платежей).

Необходимо срочно, до окончания работы над всем комплексом мер реновации валютного законодательства, разрешить зачеты в любых внешнеторговых сделках, заменив нынешний запрет на обязанность подтверждения оснований зачета.

Наконец, стоит ещё раз подумать над понятием валютного резидента. Сейчас Госдума рассматривает законопроект, где предлагается сделать валютное резидентство ближе к налоговому, и в целом это разумное решение.

Но в отличие от налогового законодательства, где по итогам года резидентство может измениться, нельзя допускать ситуацию, что какая-либо валютная операция станет незаконной уже после ее совершения лишь из-за количества дней, проведённого в той или иной стране.

Поэтому валютное резидентство нужно определять только на момент совершения конкретной операции. Также имеет смысл подумать над валютным резидентством для юридических лиц по месту управления ими, как с их налоговым резидентством.

Ситуация, при которой отечественный бизнес из-за нынешних валютных ограничений несет избыточные издержки и риски, подрывает конкурентоспособность страны в мировой торговле, сдерживает предпринимательство и рост экономики.

Задача реновации российского валютного законодательства лишь вначале кажется трудной и рискованной.

Надеемся, что органам власти удастся избавить страну от абсурдных валютных ограничений, сохранение которых в нынешнем виде вряд ли приемлемо для сильного и современного государства.

Источник: https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/353871-kurezy-valyutnogo-kontrolya-pochemu-zakony-v-etoy-sfere-nuzhno-menyat

Статья 15.25. Нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования | ГАРАНТ

Имеет ли место нарушение валютного законодательства?

Статья 15.25. Нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования

1. Объектом административных правонарушений, предусмотренных в ст. 15.25, являются отношения в области валютного законодательства.

При этом виновный нарушает нормы Закона о валюте и изданные в соответствии с ним нормативные правовые акты ЦБР в области валютного законодательства. См. также приказ Минфина РФ от 06.11.

07 N 98н “Об утверждении Административного регламента Федеральной службы финансово бюджетного надзора по исполнению государственной функции органа валютного контроля”.

2. Объективная сторона административных правонарушений, предусмотренных в ч. 1, 2 ст. 15.25, состоит в том, что виновный осуществляет валютные операции:

1) запрещенные валютным законодательством РФ, (например, вывозит одновременно более 10000 долларов, несмотря на то, что для данной операции необходимо получить специальное разрешение);

2) с нарушением условий использования специального счета и требований о резервировании (эти условия и требования были до 01.01.07 предусмотрены в ст. 8, 16 Закона о валюте);

3) путем списания (зачисления) денежных средств, внутренних или внешних ценных бумаг со специального счета (на специальный счет) с невыполнением требований о резервировании. Достаточно совершения одного из указанных действий;

4) открывает счета (вклады) с нарушением действующего валютного законодательства Российской Федерации, в зарубежных банках (иных кредитных организациях). При этом нарушаются нормы ст. 12 Закона о валюте.

В практике возникает вопрос: если лицо открыло валютный счет в российском банке, находящемся за пределами Российской Федерации, подпадают ли эти действия под объективную сторону данного административного правонарушения? Да, подпадают: впредь до уточнения законодателем своей воли нужно исходить из буквального текста ч. 1 ст. 15.

25 (а в ней сказано “в банках за пределами Российской Федерации”). Для открытия счета за пределами Российской Федерации необходимо, в частности уведомлять налоговые органы, а также соблюдать порядок установленный ЦБР.

Оконченными данные деяния считаются с момента осуществления валютной операции. Они совершаются только в форме действий.

3. Объективная сторона административных правонарушений, предусмотренных в ч. 4, 5 ст. 15.25, состоит в том, что виновный не выполняет обязанности:

1) по получению на свои счета (открытые в уполномоченном банке) уплаченных иностранному партнеру денежных средств при отсутствии ввоза на таможенную территорию Российской Федерации товаров (работ, услуг, информации, далее – товары), стоимость которых эквивалентна сумме уплаченных за них денег. Речь идет о том, что импорт товаров отсутствует, хотя соответствующие валютные средства (указанные в контракте, паспорте сделки, заявлении о переводе и т.п.) зарубежному контрагенту были перечислены. Сказанное относится и к неполучению объектов интеллектуальной деятельности и исключительных прав на них. Иначе говоря, виновный игнорирует обязанность по возврату валютных средств, переведенных иностранному партнеру за упомянутые товары (т.е. имеет место невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте). При этом нарушаются нормы ст. 19 Закона о валюте;

2) по получению на свои банковские счета (открытые в уполномоченном банке) валюты от иностранного партнера, которому виновный поставил товары (работы, услуги, и т.п.).

Эти правонарушения налицо и тогда когда нарушаются сроки получения валюты.

Оконченными данные правонарушения считаются с момента совершения (например, нарушения срока ввоза товаров). Они совершаются путем бездействия (лицо просто игнорирует свои обязанности).

4. Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного в ч. 3 ст. 15.25, состоит в том, что виновный нарушает установленный порядок по обязательной продаже части валютной выручки.

Это правонарушение может иметь различные формы, например, незачисление на транзитные (а вслед за этим – на текущие) валютные счета в уполномоченном банке экспортной выручки, или виновный зачисляет на этот счет лишь часть экспортной выручки (а остальное ввозит в Российскую Федерацию наличными), или виновный вообще игнорирует обязанность по продаже установленной ЦБР части валютной выручки.

Оконченным анализируемое правонарушение считается с момента совершения. Оно совершается либо в форме действий (например, нарушение правил продажи валютных средств), либо бездействия (например, нарушение срока зачисления экспортной валютной выручки). Следует иметь в виду, что с 01.01.07 ст.

 21 Закона о валюте (она как раз и предусматривала обязательную продажу части валютной выручки) – утратила силу. В связи с эти к правонарушениям предусмотренным в ч. 3 ст. 15.25 совершенным после 01.01.07 – ее правила неприменимы. См. также Инструкцию ЦБР от 30.03.

04 N 111-И “Об обязательной продаже части валютной выручки на внутреннем валютном рынке РФ”.

5. Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного в ч. 6 ст. 15.

25, состоит в том, что виновный не соблюдает (полностью или частично) установленный порядок ведения учета и составления отчетности по валютным операциям (например, нарушает Положение по бухгалтерскому учету “Учет активов и обязательств, стоимость которых выражена в иностранной валюте” ПБУ 3/2000, утв. приказом Минфина России от 10.01.

2000 N 2н) либо нарушает установленные сроки хранения учетных и отчетных документов (например, контрактов, паспортов сделок, учетных карточек), предусмотренные в правовых актах по бухгалтерскому и налоговому учету, а также в актах ЦБР, Правительства России т.п.

Оконченным данное деяние считается с момента совершения. Оно совершается либо путем бездействия (например, учет валютных операций не ведется совсем), либо в форме действий (например, отчетная документация уничтожается до истечения срока ее хранения).

6. Объективная сторона правонарушения предусмотренного ч. 7 ст. 15.25 состоит в том, что виновный, нарушает установленный (в нормах Закона о валюте, Таможенного кодекса, в актах ЦБР, ФТС и т.п.

) порядок ввоза и пересылки в РФ; вывоза и пересылки из РФ валюты самой РФ, а также внутренних ценных бумаг в документарной форме (например, акции на бланке). Данное правонарушение совершается только в форме действия и считается оконченным с момента совершения любого из указанных действий. См. также письмо ФТС от 12.02.

07 N 01-06/4703 “О направлении методических рекомендаций по квалификации нарушений валютного законодательства” и ст. 15 Закона о валюте.

7. Субъектами административных правонарушений, предусмотренных в:

1) ч. 1, 3-5 ст. 15.25 могут быть не любые должностные лица, а только ИП (напомним, что в ряде случаев КоАП приравнивает их к должностным лицам см. коммент. к ст. 2.4, 2.5),а также (наряду с ИП) юридические лица (см. коммент. к ст. 2.1, 2.10), но и граждане (т.е. вменяемые физические лица, достигшие 16-летнего возраста, не являющиеся ИП);

2) ч. 6 ст. 15.25 являются только должностные лица (см. коммент. к ст. 2.4, 2.5) и юридические лица (см. коммент. к ст. 2.1, 2.10), например экспортеры товаров;

3) ч. 2, 7 ст. 15.25 могут быть любые должностные лица, а также граждане и ЮЛ.

7. Субъективная сторона анализируемых административных правонарушений характеризуется умыслом, реже – неосторожностью (см. коммент. к ст. 2.2).

8. Статья 15.25 предусматривает назначение только административного штрафа, он налагается органами валютного контроля (см. коммент. к ст. 3.5, 23.60). Для правильного определения размера штрафа предусмотренного в ч. 1, 3-5 ст. 15.25 следует руководствоваться нормами примечания к данной статье.

Источник: http://base.garant.ru/5872064/3ad7524aa8d704853a48c7922bebaa49/

Вся правда о новом валютном регулировании

Имеет ли место нарушение валютного законодательства?

Документы вступят в силу с 7 февраля 2019 года в соответствии с законом «О валюте и валютных операциях». Вместо действующих 56 нормативных актов, дополняющих Декрет Кабмина от 1993 года, появится всего 8 постановлений. Чиновники и народные депутаты утверждают, что это прорыв в сфере функционирования валютного рынка в Украине.

«Минфин» изучил суть основных валютных изменений. 

Новшества для компаний и банков

— Предельный срок осуществления расчетов по экспортно-импортным контрактам увеличивается с 6 месяцев до 365 дней.

Это облегчит жизнь компаниям, у которых долгосрочный производственный цикл. Ранее им приходилось идти на разные юридические ухищрения для того, чтобы не нарушить максимальный срок таких расчетов (был полгода).

ОФОРМИТЬ ДЕПОЗИТ В ВАЛЮТЕ И ПОЛУЧИТЬ БОНУС 

Но любителям подержать деньги за границей обольщаться не стоит. Налоговая и Нацбанк по-прежнему будут контролировать суть таких операций.

И горе тем бизнесменам, кто не сможет в случае чего доказать экономическую целесообразность таких сроков движения товаров и денежных средств.

Ответственность за «фиктивное предпринимательство, отмывание и легализацию доходов, полученных преступным путем», и прочие подобные уголовные статьи, — никто не отменял. Впрочем, как и проверки и штрафы. 

— Отменяется валютный надзор за экспортно-импортными операциями до 150 тыс. грн.

Тут в первую очередь проявляется забота о самом НБУ и всех проверяющих органах, и лишь затем — непосредственно о бизнесе. После трехкратной девальвации гривны последних лет, 150 тысяч гривен в долларовом эквиваленте составляет около 5,4 тысяч долларов.

 О каких-либо серьезных валютных махинациях в этих пределах речи идти не может, а вот времени на контроль таких сделок у Нацбанка, налоговой и у банков занимало много. Так что чиновники совместили приятное с полезным и частично облегчили себе и бизнесу жизнь.

— Разрешается свободное использование счетов юридических лиц за рубежом (кроме операций по переводу средств из Украины на такие счета).

Ключевая фраза регулятора «кроме операций по переводу средств из Украины на такие счета». Многие украинские компании и их дочерние структуры и так имели эти счета и активно их использовали в «сером» формате. Теперь это просто легализовали, но выводить деньги из страны в любом объеме на такие компании бизнесу не дадут.

— Отменяются индивидуальные лицензии на валютные операции — их заменит система электронных лимитов – 2 млн евро/год для юридических лиц

Порядок подачи документов через уполномоченный банк и получение таких разрешений облегчит работу компаниям.

 Но банки несут полную ответственность перед контролирующими органами за достоверность и полноту подаваемой ими информации о клиенте.

Поэтому, чтобы их не заподозрили в рисковой деятельности, а также сговоре и выводе капиталов за границу, финансисты все равно будут страховаться и собирать очень приличный пакет документов от клиентов;

— Отмена санкций в виде прекращения внешнеэкономической деятельности за нарушение сроков расчетов. 

Теперь компании просто будут наказывать гривней и безжалостно штрафовать.

— Отменяется ограничение на досрочное погашение внешних обязательств.

При «попередниках» кредиты украинских компаний от нерезидентов можно было досрочно гасить без особых проблем. После событий 2014 года, оттока капитала, обвала гривны и банкопада 2014-2016 годов, Нацбанк был вынужден фактически запретить досрочные возвраты валютных кредитов иностранцам. Теперь этот запрет сняли.

— Разрешается заключение валютных форвардов для хеджирования экспортно-импортных и долговых операций.

Прогрессивный шаг со стороны НБУ. Это особенно важно при нестабильности валютного рынка, существенных скачках курса, и при долгосрочных программах бизнеса в Украине. Регулятор окончательно закрепил то, чего от него уже давно все ждали и что он сам постепенно вводил в действие.

— Разрешается осуществление операций по счетам юридических лиц-нерезидентов в банках Украины и отменяется процедура регистрации внешних заимствований.

— Позитивное решение НБУ для бизнеса и движения капиталов. Нерезиденты и раньше могли открывать счета в украинских банках, а также одалживать валюту отечественным компаниям.

Но количество ограничений по работе таких счетов, а также процедура регистрации и получения разрешения по иностранным займам была достаточно громоздкой и во многом очень сложной.

Теперь сложностей будет существенно меньше.

— Банки смогут продавать своим клиентам государственные ценные бумаги, номинированные в иностранной валюте, за иностранную валюту.

— Решение учитывает как интересы банков и их клиентов, так и интересы самого государства по размещению своих долговых обязательств на рынке.

Многие клиенты и сами финучреждения опасались валютных рисков и не были готовы их брать на себя при операциях с валютными ОВГЗ.

 Да и не всегда резиденты могли купить такие бумаги — ведь они в основном выпускались для привлечения внешних валютных ресурсов в страну. Теперь это ограничение снято.

— Банкам позволят заключать валютные свопы с резидентами и нерезидентами, а также без всяких лимитов инвестировать в ценные бумаги инвестиционного класса.

— Это позволит увеличить объемы и ликвидность внутреннего валютного межбанковского рынка. Финучреждения смогут частично хеджировать свои риски, а также увеличить операции с первоклассными ценными бумагами.

С одной стороны, наличие инструментов для сокращения валютных рисков — отличная новость. С другой — есть опасность частичного оттока валюты из страны через покупки таких бумаг.

В период «валютного голода» на всех развивающихся рынках мира, а также в период основных выплат по внешним долгам Украины — достаточно опасный для нас инструмент.

Именно поэтому НБУ, декларируя разрешение таких инвестиций, будет очень внимательно следить за состоянием этого рынка и в случае чего, сразу перекрывать этот механизм.

— Увеличивается лимит на покупку банковских металлов юридическими лицами с 3,21 тройской унции в неделю (100 г) до эквивалента 150 тыс. грн/день (без ограничений для юридических лиц, ведущих деятельность, связанную с использованием банковских металлов). Юридическим лицам разрешат ввоз-вывоз банковских металлов, если это предусмотрено их уставом.

Тут все просто: после девальвации гривны, учитывая специфику рынка банковских металлов и их стоимость — ранее действовавшие ограничения просто не давали ему развиваться. Это стимулировало «серый» и «черный» рынок драгметаллов.

Особенно при желании богатых клиентов купить слитки свыше 100 граммов за раз (слитки существуют гораздо большего веса и они могли надолго «зависать» в кассах банков из-за своей стоимости). Расширение количества игроков на рынке драгметаллов «расшевелит» его и увеличит конкуренцию в этом сегменте.

Так что в данном случае, НБУ просто приводит свою нормативку в соответствие с реалиями жизни.

— Разрешается осуществлять инвестиции и кредитовать резидентов со счета ЛОРО в гривнях банка-нерезидента. Банкам-нерезидентам разрешается покупать валюту на всю сумму остатка в гривнях на счету ЛОРО.

Специфика ведения ЛОРО счетов банков-нерезидентов и те ограничения, которые предусматривал Декрет Кабмина 1993 года в этой части — все время позволяли формировать различные варианты «серых» валютных операций клиентов и самих банков за счет игры на различии требований украинского и международного законодательства тех иностранных финучреждений, которые имели ЛОРО счета в наших банках.

Сейчас этим решением Нацбанк делает экономически нецелесообразным какие-либо махинации через ЛОРО счета, а также частично «успокаивает» иностранные банки в части сохранности их гривневых средств при серьезных валютных колебаниях. Это также позволяет хеджировать кредитные и валютные риски при выдаче нерезидентами кредитов украинским компаниям.

— Разрешается покупать и накапливать иностранную валюту на счета для выплат по внешним заимствованиям;

Уменьшает потенциальные риски как для иностранных кредиторов, желающих кредитовать украинские компании в валюте, так и страхует сами отечественные структуры от валютных катаклизмов. Компании смогут покупать и накапливать валюту для погашения внешних долгов, не опасаясь ограничений Нацбанка по срокам ее использования.

— Отменяется двойной контроль по операциям экспорта продукции. Валютный надзор будет осуществлять только тот банк, который получил информацию о соответствующей таможенной декларации;

Это существенно сократит бюрократическую волокиту при оформлении экспортных операций.

— Разрешается осуществление инвестиций в Украину не только в валютах первой, но и второй группы классификатора валют.

Такое решение снизит курсовые риски для инвесторов из стран второй группы классификатора валют.

Им больше не придется вначале конвертировать свои инвестиции из собственных валют в валюты первой группы классификатора и нести дополнительные расходы на такие операции.

Теперь они смогут напрямую вносить такие средства в капитал украинских компаний для инвестирования. Это увеличит привлекательность страны для иностранного бизнеса.

Для физических лиц:

— Разрешается оnline-покупка иностранной валюты физическими лицами в пределах до 150 тыс. грн/день в эквиваленте. Увеличивается лимит на переводы иностранной валюты за границу без открытия счета для физических лиц — с 15 до 150 тыс. грн/год;

Это самое важное послабление со стороны регулятора для граждан. Принципиальным является то, что функции агента выполняет банк, через который проводятся такие сделки с валютой. Еще в 2014 году такие операции делал Приватбанк через свою систему Приват24, а остальные его коллеги по банковскому сектору существенно отставали от него в этом вопросе.

Да и нормативная база под такие операции была неоднозначной. Вопрос — почему Привату можно, а другим банкам нельзя — был очень актуален в банковской среде. Поэтому в определенное время первый банк страны перестал продавать валюту онлайн.

Сейчас эта услуга будет возможна через любой банк, у которого есть соответствующий интерфейс и программное обеспечение и кто имеет право на проведение валютообменных операций, согласно лицензии НБУ.

Источник: https://minfin.com.ua/2019/01/16/36361050/

Арбитражный суд Волго-Вятского округа

Имеет ли место нарушение валютного законодательства?

Во исполнение подпункта 4.3 плана работы Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа на второе полугодие 2008 года обобщена практика рассмотрения споров о привлечении к административной ответственности за нарушение валютного законодательства.

В целях обеспечения единства судебно-арбитражной практики в настоящем обобщении освещены наиболее актуальные вопросы привлечения к административной ответственности за нарушение валютного законодательства по делам, рассмотренным судьями административной коллегии Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа за восемь месяцев 2008 года.

Правовые основы и принципы валютного регулирования и валютного контроля в Российской Федерации, полномочия органов валютного регулирования установлены в Федеральном законе от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее – Федеральный закон № 173-ФЗ).

Данный закон также определяет права и обязанности резидентов и нерезидентов в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, права и обязанности нерезидентов в отношении владения, пользования и распоряжения валютой Российской Федерации и внутренними ценными бумагами, права и обязанности органов валютного контроля и агентов валютного контроля

Согласно статье 25 Федерального закона № 173-ФЗ резиденты и нерезиденты, нарушившие положения актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Федеральный закон, не конкретизировав виды ответственности, предусмотрел отсылочную норму к иным отраслям российского законодательства, прежде всего административного и уголовного.

Основанием применения административной ответственности за нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования является совершение правонарушений, предусмотренных статьей 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – Кодекс).

Следует отметить, что привлечение к административной ответственности за нарушение актов валютного законодательства и актов органов валютного регулирования характеризуются двумя особенностями. Во-первых, установлены достаточно высокие размеры штрафов, достигающие 100 процентов от суммы незаконной валютной операции.

Во-вторых, установлен более продолжительный срок давности привлечения к ответственности – один год со дня совершения административного правонарушения (по общему правилу этот срок составляет два месяца), что свидетельствует о значимости и актуальности, которые придает законодатель вопросам охраны общественных отношений, складывающихся в сфере обращения валютных ценностей.

Часть 1 статьи 15.

25 Кодекса устанавливает административную ответственность за осуществление незаконных валютных операций, то есть осуществление валютных операций, запрещенных валютным законодательством Российской Федерации, или осуществление валютных операций с невыполнением установленных требований об использовании специального счета и требований о резервировании, а равно списание и (или) зачисление денежных средств, внутренних и внешних ценных бумаг со специального счета и на специальный счет с невыполнением установленного требования о резервировании.

Понятие валютной операции дано в пункте 9 части 1 статьи 1 Федерального закона № 173- ФЗ.

В частности, под такими операциями законодатель понимает: приобретение (отчуждение) резидентом у резидента валютных ценностей на законных основаниях, а также использование валютных ценностей в качестве средства платежа; приобретение (отчуждение) резидентом у нерезидента (и наоборот), приобретение (отчуждение) нерезидентом у нерезидента валютных ценностей в качестве средства платежа; ввоз перечисленных ценностей на таможенную территорию Российской Федерации и вывоз с нее; перевод любой валюты (включая рубли), внутренних и внешних ценных бумаг со счета, открытого за границей, на счет того же лица, открытый на территории Российской Федерации, и наоборот (со счета, открытого на территории Российской Федерации), на счет того же лица, открытый за границей); перевод нерезидентом российских рублей, внутренних и внешних ценных бумаг со счета (раздела счета), открытого на территории Российской Федерации, на счет того же лица, также открытый в пределах России.

В качестве незаконных следует рассматривать валютные операции, запрещенные Федеральным законом № 173-ФЗ или в отношении которых законодатель установил ограничения.

Так, валютное законодательство допускает любые валютные операции между резидентами и нерезидентами, однако вводит в отношении отдельных операций ограничения (статьи 6, 7, 8 и 11 Федерального закона № 173-ФЗ), несоблюдение которых влечет применение административной ответственности.

Источник: http://fasvvo.arbitr.ru/node/13593

Закон для всех
Добавить комментарий