Как нашедшего утерянный мною телефон обязать вернуть его?

У нашедшего утерянную вещь возникают права и обязанности

Как нашедшего утерянный мною телефон обязать вернуть его?

Что делать, если вы нашли чужую вещь, как правильно поступить в такой ситуации?

Перечень утерянных, забытых, в спешке оставленных вещей в самых разных местах чрезвычайно широк. От личных документов, книг, зонтов, перчаток до золотых изделий, мобильных телефонов, фотоаппаратов и даже ноутбуков…

— Теряют домашних животных и даже маленьких детей, — говорит старший инспектор по особым поручениям управления координации и методического обеспечения служебной деятельности Главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД Беларуси майор милиции Сергей ШАЙКЕВИЧ.


— Кто чаще всего, Сергей Эдуардович, теряет вещи?

— Прежде всего это граждане, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, а также люди пожилого возраста и несовершеннолетние. Хотя забыть или потерять ту или иную вещь может каждый, ни­кто от этого не застрахован.


— Среди нашедших чужую вещь мало кто задумывается, а возможно, и знает о том, как следует поступить в такой ситуации по закону…

— Обращаю внимание, что факт находки чужой вещи действительно влечет правовые последствия для подобравшего чужое добро человека. У нашедшего утерянную вещь возникают относительно находки как определенные права, так и обязанности.

Во-первых, если лицо, что-то потерявшее, известно, необходимо его уведомить о находке и возвратить ему найденную вещь. Если собственник вещи или место его пребывания неизвестны, надо заявить о находке в органы внутренних дел или местного управления и самоуправления (исполком, администрацию района, Совет депутатов).

Из практики могу сказать, что, как правило, к нам обращаются граждане с просьбой оказать содействие в розыске потерянной вещи. До обнаружения законного владельца человек, нашедший чужую вещь, вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, органы местного управления или самоуправления или указанному ими лицу.

Во-вторых, надо помнить, что, если владелец находки потеряет или повредит ее, он будет обязан возместить законному владельцу вещи убытки.

Поэтому, если вещь найдена в каком-либо помещении (ресторане, магазине, учреждении образования и т.д.) или в транспортном средстве, независимо от того, известен ли ее законный владелец или нет, необходимо сдать находку в администрацию или водителю, кондуктору транспорта.


— А если, скажем, уже появилась мысль о награде или, того хуже, о присвоении находки?

— Лицо, нашедшее утерянную вещь, вправе, если законный владелец или место его пребывания неизвестны, а хранение вещи невозможно или экономически нецелесообразно (к примеру, скоропортящийся продукт или вещь, издержки по хранению которой несоизмеримо велики по сравнению с ее стоимостью), реализовать находку с получением письменных доказательств, удостоверяющих сумму выручки, а вырученные деньги при установлении владельца вещи вернуть ему.

При этом вы имеете право претендовать на получение от законного владельца, если такой найдется, возмещения расходов, связанных с хранением, сдачей или реализацией вещи.
 

Вы можете претендовать на вознаграждение за находку в размере не выше 20% стоимости вещи. Однако право на вознаграждение теряется, если “новый хозяин” не заявил о находке или попытался ее утаить.
 

Потом, если в течение 6 месяцев с момента заявления о находке в органы внутренних дел или местного управления, самоуправления законный владелец утерянной вещи не будет установлен и не заявит о своем праве на потерю, нашедший предмет приобретает на него право собственности.


— А если соблазн оказался достаточно сильным и владелец находки элементарно умолчал о своем “счастье”?

— Отмечу, что неисполнение лицом, нашедшим потерянную вещь и завладевшим ею без перечисленных выше обязательств, может повлечь установленную законодательством административную или даже уголовную ответственность.

В соответствии со статьей 10.6 КоАП Беларуси присвоение найденного заведомо чужого имущества влечет предупреждение или наложение штрафа в размере до 5 базовых величин (до 175 тысяч рублей). В прошлом году, например, к административной ответственности за совершение данного правонарушения привлечено более 200 граждан.

Согласно статье 215 Уголовного кодекса Беларуси, присвоение в особо крупном размере (в тысячу и более раз превышающем размер базовой величины — на сегодняшний день 35 млн. рублей и более) найденного заведомо чужого имущества наказывается общественными работами, или штрафом, или арестом на срок до 3 месяцев. По этой статье возбуждено два уголовных дела.

В ночном клубе столицы были незаконно присвоены найденные наручные часы стоимостью 30 тысяч евро, принадлежащие гражданину Германии. В другом случае в одном из офисов Минска незаконно “приватизировали” “ничейный” чемодан стоимостью 1,5 млн. белорусских рублей, в котором находились деньги в сумме 10 тысяч долларов, около 500 евро и 2 млн. белорусских рублей.


— Сергей Эдуардович, в последние годы внимание пассажиров общественного транспорта все чаще обращают на забытые, “ничейные” вещи и просят сообщать о них водителю. Для чего?

— Это обусловлено мерами безопасности. Ведь внешний вид находки, увы, может скрывать ее истинное назначение. И для взрывных устройств используются камуфляжи под самые обычные предметы: сумки, пакеты, коробки, игрушки и т.п.

Поэтому, если вы обнаружили бесхозную вещь в общественном транспорте, постарайтесь установить, чья она или кто ее мог оставить. Сообщите о находке водителю (машинисту). Если неизвестный предмет обнаружили в подъезде своего дома, уточните у соседей, возможно, это их поклажа. В ином случае сообщите о находке в органы внутренних дел.

Не трогайте и не передвигайте, не вскрывайте и не пытайтесь заглянуть внутрь упаковки. Зафиксируйте время обнаружения находки. Постарайтесь сделать все возможное, чтобы другие люди отошли как можно дальше от этого места. Дождитесь прибытия следственно-оперативной группы, поскольку вы являетесь важным очевидцем.

Источник: https://news.tut.by/society/210692.html

Еще немного об ответственности судей

Как нашедшего утерянный мною телефон обязать вернуть его?

Мы часто говорим о проблемах судебной системы, но зачастую как-то неловко оправдываем ее, как заложники – своих захватчиков. Мол, судьи чудовищно загружены, например, отсюда и многочисленные казусы, неприятные и конфликтные ситуации, а иногда (что самое ужасное) – незаконные, “отписочные” судебные акты. Избитая тема, да.

Я тоже был склонен жалеть таких несчастных служителей Фемиды, пока со мной не произошла знакомая, я уверен, многим практикующим юристам история. Иск, поданный в арбитраж, затерялся в недрах Моего Арбитра и канцелярии.

И когда (по прошествии пары месяцев) на вопрос председателю о его судьбе (его не вернули, на него не завели карточку.

Его вроде как вообще нет и единственное доказательство его подачи – уведомление системы об отправке документов в суд) последовал ответ, мол, “потеряли, бывает” и классический аргумент о том, что “это не судьи плохие, а загруженность высокая”, я – юрист из мелкой администрации – задумался.

Задумался о том, почему судья может нарушать сроки, а я не могу. Судья может потерять документ или вынести незаконное решение, а я не могу.

На любое нарушение закона у судьи всегда есть два железобетонных ответа: высокая загруженность и судебная ошибка (которая, как у нас повелось, не есть следствие злого умысла, а просто некий недосмотр, который призваны исправить вышестоящие суды). За мою же ошибку меня накажут по всей строгости.

Судья может нахамить или выгнать (а еще и оштрафовать), а я не могу. Судья может не готовиться к рассмотрению дела и даже не листать его, а я не могу. У судьи “шаблонные дела” – это “высокая нагрузка”, а у меня – просто шаблонные дела.

У него опоздание на работу на пару часов, курение (а иногда и не только) в кабинете – норма, а у меня – повод для моментального увольнения, без всяких там потешных квалифколлегий и права на обжалование аж ого-го куда.

У него нарушение сроков, болезнь или похмелье – опять загруженность и рабочие моменты, а у меня “не является уважительной причиной и основанием для восстановления пропущенного срока”. Хотя чем он лучше? Чем он значимее? Я вот тоже подписываю или согласовываю документы, которые “вершат судьбы людей”, занимаюсь пусть и местным, но законотворчеством. И дел у меня в суде тоже немало.

Пусть не так много, как у него, но тоже много. И психологически мне тоже тяжело (тем более, что я лишь представляю интересы, т.е. зачастую “краснею за других”), и с неприятными людьми мне тоже общаться приходится. Да, у меня не такой красивый кабинет, не такая большая зарплата, да и неприкосновенности нет, но все же.

И тогда я понял всех тех, кто считает, что что-то пора менять. Потому что кроме действительно умных, дотошных и справедливых, вежливых и интеллигентных судей есть судьи рядовые.

Потому что такой вот рядовой (или посредственный?) судья в подавляющем большинстве рассматриваемых им дел действует по такому же шаблону, что и простой юрист, который ссылается на законы и практику (а иногда и не ссылается вовсе). Ему не интересна юриспруденция. Он – обычный чиновник с большой зарплатой и уникальным статусом.

Чего там говорить: ему не интересна не только юриспруденция, но зачастую и судьбы людей, которые к нему пришли. Он искренне радуется признанию иска или отказу от него, даже не пытаясь осмыслить истинные намерения сторон.

Он, у которого усы только расти начали, чванливо и пафосно отчитывает несчастного деда, который пришел к нему в надежде на справедливость и защиту. Которого высокое звание судьи не обременяет беспрецедентным авторитетом, посрамить который страшно и немыслимо, а лишь одаряет властью и деньгами.

Но если с вопросом “кто виноват?” все более-менее понятно (нет, это не абстрактное “общество”, это лично конкретный судья и его профессиональные и человеческие качества), то на вопрос “что делать?” ответа никто пока не нашел. Власть все-таки развращает, не все могут совладать с ее бременем.

Лично мне одним из первых и робких шагов в деле содействия возвращению заблудших судей на стезю добродетели видится введение хотя бы административной ответственности.

Давление на суд? Вмешательство в независимость и гарантию неприкосновенной, спокойной работы? Да ради Бога – пусть тебя представители твоей же касты из квалифколлегий или Совета судей штрафуют При участии общественности, разумеется, и с применением полиграфа.

И в присутствии представителя Президента, который ему потом будет докладывать о том, кого из его “назначенцев” и за что там порицали.

За хамство, неуважение к сторонам и самому правосудию, неумение организовать свое рабочее время, затянутые сроки и потерянные документы, за табачный дым и перегар в кабинете, за опоздания на работу, за подписанные не глядя определения, в которых указаны обстоятельства совсем других исков, за просмотры мемов и видео в интернете во время заседания. А если ты такой опытный и матерый судья, что тебя взяли в апелляцию или кассацию – будь добр ответить и за то, что ВС РФ спорное решение отменил, тогда как ты в нем нарушений не заметил (или не захотел заметить, неважно, по каким причинам). И нет, судей мы так не изведем. В нашей огромной стране, слава Богу, есть немало достойных людей, которые могут занять место нерадивых предшественников.

Неприкосновенность и независимость не должна порождать безнаказанность и безответственность. Судья – слуга закона, а не господин. Он есть всё, но он же есть и никто. И оправданий его ошибкам и злоупотреблениям быть не должно, как не должно быть оправданий ошибкам и злоупотреблениям любого другого чиновника.

И пока понимание и принятие этого не произойдет “наверху” – “внизу”, среди простых смертных, будет копиться то, что копиться в здоровом и устойчивом обществе не должно. А до тех пор нам остается лишь сетовать на форумах о том, что очередной судья в очередной раз опоздал на заседание на три часа и вписал в решение данные из совсем другого иска.

Потому что у него нагрузка высокая.

P.S. Данная запись носит характер исключительно субъективного суждения, не направлена на умаление авторитета судебной власти, оскорбление чувств верующих, разрушение духовных скреп, не оправдывает фашизм, не является публичной офертой, не содержит не соответствующих действительности сведений об А.Б.

Усманове, не нарушает права акционеров ПАО АНК “Башнефть” и законодательство о проведении митингов и собраний. Также заранее прошу прощения у чеченского народа. От высказывания по вопросу принадлежности Крымского полуострова и отношения к программе реновации г. Москвы отказываюсь на основании ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Госдолг США видел. Карту “МИР” не заведу.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/esche_nemnogo_ob_otvetstvennosti_sudej/60068

Закон для всех
Добавить комментарий