Куда обращаться при насилии в семье, если муж угрожает забрать ребенка?

Юлия Шиндель:

Куда обращаться при насилии в семье, если муж угрожает забрать ребенка?

Юлия Шиндель. Авигайль Узи

Юлия Шиндель приехала в Израиль с мужем в начале 2000-х на шестом месяце беременности. Они были молодой семьей: жили вместе чуть больше года. Поселились в Ашдоде. Юля родила, затем пошла работать. Сложности начались почти сразу. 

– Сначала он обижал меня только словами, оскорблял по-всякому. А однажды в мой день рождения мы пошли в ресторан, а когда вернулись, он первый раз ударил меня. Это было так неожиданно. Он разъярился, порвал на мне блузку. Я вырвалась, схватила первую попавшуюся кофту и выбежала из дому – без ключей, без телефона, без ничего. На улице была ночь, я никаких адресов и телефонов не помнила.

– Почему не обратились в полицию?

– Мне и в голову не пришло. Наверное, потому что у людей, воспитанных в советской культуре, доверия к полиции нет. Да и иврит у меня был очень слабый, боялась, что объясниться не смогу. Я пошла к дальним родственникам мужа, единственным, к кому знала, как добраться. Тело у меня было в синяках.

– Вы рассказали им правду?

– Да. Назавтра они помогли мне забрать ребенка из квартиры.

– А что муж?

– Просил прощения, уверял, что все будет иначе. Умолял вернуться. И мы вернулись. Но, конечно, на этом дело не закончилось.

После второго случая я предложила развестись. Он вроде бы согласился. Мы переехали в меньшую квартиру, я надеялась, что мы сможем развестись мирно… Но он не захотел расставания. И стал меня бить все чаще. Каждый раз – все больнее.

Юлия Шиндель на демонстрации против насилия. Авигайль Узи

– Почему вы не обратились в соцслужбы, не рассказали другим людям, например на работе? Или родителям?

– В то время про возможность обращения в социальные службы я и не подозревала. Я вообще без иврита чувствовала себя совершенно беспомощной. Советоваться с подругами, знающими нас обоих, я стыдилась, а на работе…

 Я работала на заводе упаковщицей, рядом с немолодыми женщинами, тоже репатриантками из бывшего СССР. Обсуждать с ними побои мужа мне было неловко и совестно.

Мои родители жили не в Израиле, звонить маме и пугать ее рассказами о ситуации, в которой она не может помочь, показалось мне излишним.

Ну и еще раз повторю: так нас всех воспитывали: скрывать, что происходит дома, не выносить сор из избы.

Благодаря совету знакомой после очередного избиения Юлия обратилась в полицию. Это произошло в День независимости. Пока другие женщины и дети праздновали и веселились на пикниках, Юля с сыном сидели в полицейском участке. Муж получил судебный запрет на контакт с семьей (цав архака). Соцслужбы предложили Юлии отправиться в квартиру-убежище для избиваемых женщин.

– Первое, что мне показали в квартире, – кнопку экстренного вызова помощи. Мне объяснили, что иногда мужья находят и убивают женщин даже на таких квартирах. Мне было очень страшно. Кроме того, у нас с сыном ничего не было. Из дома я успела взять только несколько игрушек, карту и учебник психологии.

Два с половиной месяца Юлия с сыном жили во временном убежище. Параллельно с этим Юлия подала на развод.  Муж пытался отсудить сына, а когда Юля переехала на съемную квартиру, позвонил ей с угрозами. Пришлось снова привлекать полицию.

– Были моменты, когда мне хотелось покончить с собой, – горько говорит она. – Удерживало одно: мысль, что после моей смерти сына передадут жестокому отцу. 

После развода бывший муж уехал из Израиля и исчез из Юлиной жизни. 

Спустя некоторое время Юля познакомилась с мужчиной, он сделал ей предложение. Она вышла замуж, жизнь налаживалась, женщина даже открыла собственный бизнес. Но глубоко в душе ее рана так и не затянулась.

 Два года назад у Юлии начались панические приступы. Она обратилась к психологу, которому удалось понять, почему молодая женщина стала жертвой насилия в семье.

Дело в том, что в подростковом возрасте Юлия перенесла изнасилование и сексуальные домогательства, в том числе от родственника. 

– В юности я так глубоко страдала, что даже плакать не могла. Ужасные воспоминания держала в себе. Плакать начала только у психолога. Оказывается, если пережить насилие в детстве и не получить помощь, такой сценарий может повторяться в жизни до бесконечности. Это одна из причин, почему я оказалась замужем за человеком, способным к насилию.

Осознание своих травм послужило толчком для решения об общественной деятельности. Юлия вместе с друзьями начала благотворительный проект “Желтое сердце” с целью предоставить помощь русскоговорящим израильтянкам, страдающим от насилия в семье.

По словам Шиндель, около 200 тысяч женщин и около 500 тысяч детей в Израиле подвергаются различным видам насилия. Десятки женщин ежегодно погибают от рук мужей или родственников. При этом репатриантки, как правило, не знают, куда обращаться за помощью, или просто боятся.

Десятки женщин погибают ежегодно от рук мужей и родственников. Абигайль Узи

– Мы хотим читать лекции для новых репатриантов,  продвигать законодательные инциативы, вести разъяснительную работу.

Например, установить таблички с телефонами горячей линии на разных языках и продвигать сайт с информацией о помощи, – говорит Юлия. – А еще мы хотим помочь женщинам, побывавшим в убежищах, наладить новую жизнь.

 Многие из них, как я в свое время, ушли из дома с пустыми руками. Им нужны одежда, мебель, еда, работа, а главное – душевная помощь.

– Что вы посоветуете тем, кто пострадал от насилия?

– Прежде всего понять, что им нужна и положена помощь. Невыплаканная травма определит вашу последующую жизнь. Я чудом вышла замуж во второй раз, и мой муж – прекрасный человек, который меня поддерживает. Но другие женщины могут всю жизнь страдать от депрессии, страхов и встречать все новых и новых насильников на своем пути.

Второе – обращаться за помощью в социальные службы и полицию. Полиция работает очень эффективно, выдает запреты на контакт (цав архака), это позволяет собраться с мыслями и решить, какой следующий шаг предпринять.

Обращайтесь в службы ЭРАН – телефон 1201, и МАСЛАН – телефон 1202 для женщин, 1203 для мужин.

Женщины должны понимать: у нас есть право сказать “нет” своим близким, мужьям, боссу. Помните, что есть другая жизнь – без насилия, и вы ее достойны. 

В какой момент женщина должна понять, что ревность и желание мужчины знать, где и с кем она находится, что делает, – это уже не любовь, а домашнее насилие? “Вести” выяснили у специалистов.

Вот признаки. 

Если он взрывается или раздражается без всякой причины

Если он просит прощения каждый раз после того, как обидит вас

Если его поведение направлено на принуждение или на контроль за вашими поступками

Если он обвиняет вас во всем

Если он запрещает вам заниматься тем, что вам нравится

Если он проявляет крайнюю ревность

Если для его поведения характерны резкие и бурные смены настроений

Если он угрожает совершить самоубийство в случае, если вы покинете его

Если он пытается изменить или “воспитать” вас

Если вы постоянно повинуетесь ему.

Муж бьет, хамит, грозится убить? Куда обращаться за помощью

Как любящий мужчина становится тираном и куда звонить, бежать

Источник: //www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5049607,00.html

Что делать, если бьет муж: откровения жертв домашнего насилия

Куда обращаться при насилии в семье, если муж угрожает забрать ребенка?

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция “Не виновата” в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией.

Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном.

Ангелина, терпела побои в течение 3,5 года

предоставлено героиней материала

С ним мы познакомились в интернете в 2012 году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику.

В одном из острых споров, который разразился онлайн, за меня вступился парень, потом мы перешли на общение в “личке”. Мне тогда было 23 года, а ему 31. Общались в основном на политические темы, но потом он пригласил меня встретиться.

Я приехала просто пообщаться с соратником по взглядам, а он подарил цветы и сказал, что я ему понравилась.

Через какое-то время мы стали встречаться, но так как жили в разных городах, виделись только один раз в месяц, остальное время – онлайн. Внешне он мне не очень нравился, но подкупало то, что он уважал меня, понимал и не требовал ничего в сексуальном плане, зная, что я следовала принципу не спать до свадьбы.

Тем не менее, тревожные “звоночки” были уже тогда. Сам по себе он человек агрессивный, грубый, мог наорать без повода. Например, если у него машина не заводилась, а я что-то говорила в этот момент, у него вспыхивала агрессия.

При этом он открыто рассказывал, как бил первую жену и потом другую девушку, с которой был в отношениях. Но так как он говорил, что обе были гулящие, у меня тревоги не возникало: думала – ну я же не такая!

Предложения руки и сердца как такового не было, мы просто отдыхали на море, и он сказал, что по возвращении домой мы подаем документы в ЗАГС.

Помимо того, что мне уже хотелось семью, детей и переехать в город покрупнее, где он как раз жил, давил еще один серьезный аспект: я была ему должна. Мы с мамой брали кредит в банке и не могли его погасить.

Нас сильно жали коллекторы, тогда он взял и оплатил долг.

Так, через год после знакомства мы поженились. Любви не было. Даже помню, что перед тем, как ехать выбирать свадебное платье, я сидела на вокзале и плакала. А под конец еще узнала, что он пьет, хотя и обещал, что в семейной жизни с этим завяжет.

Накал страстей начался уже с первого дня совместной жизни, были какие-то оскорбления, он постоянно требовал, чтобы я заступалась за него в конфликтах в интернете. Потом он выпивал и предъявлял претензии: “Ты мямля, лохушка, и слова за меня не можешь сказать”.

Постоянные побои начались уже через пять месяцев. Он мог избить за какие-то мелочи: чай долго несла или картошку порезала мельче, чем он любит. А если мне в соцсети кто-то написал “привет”, ему прямо крышу срывало, так сильно начинал ревновать.

Любой разговор, даже о музыке, мог вызвать агрессию, много скандалов также возникало на фоне пьянок.

Как-то на одном из праздников опять затронули национальную тему, и он вскипел. Взял торт со стола и бросил его на пол. Потом он набросился на меня, я стала убегать в другую комнату, а он догнал и ударил меня по лицу. Из губы потекла кровь.

Дальше такие ситуации стали повторяться все чаще, он уже не мог остановиться.

Я пыталась с ним разговаривать, выяснить, в чем проблема? Он ответил, что “пока побоев не было, то и не хотелось, а теперь сам понимаю, что когда срываюсь, то уже не могу остановиться, так и с прошлыми женщинами было”.

Он понимал, что это уже проблема, но на мои предложения пойти к психологу или наркологу отвечал отказом: “Не хватало еще, чтобы я до такого опустился”.

Он мог издеваться надо мной на протяжении нескольких часов подряд. Унижал, садился на меня, избивал, в основном по голове. Потом кровь из носа шла.

После очередного раза у меня было сотрясение мозга и ушиб тройничного нерва, синяки по всему телу. Я хотела уйти, но он слезно извинялся, говорил, что любит и не может без меня, называл себя мразью и сволочью. В итоге я его простила, не ушла тогда. В течение года были побои и примирения, а еще через год я забеременела, стала зависимой от него, а он стал вообще неуправляемый.

Два раза после сильных побоев я ходила к врачу, но при этом никогда мужа не выдавала. Выдумывала истории: упала во дворе, неизвестные ограбили на улице. Ни в центры помощи, ни в полицию я не обращалась.

Как-то в очередной раз он меня побил, а на утро сказал: “Интересно, а как это, жить и знать, что тебя в будущем отп**дят?”. Тогда я поняла, что он не собирается меняться. Последней каплей стали разборки на очередном семейном празднике. Это было уже при его родителях.

Отец тогда с ним разговаривал, объяснял прописные истины, но все без толку.

В итоге целых 3,5 года я терпела побои. Друзья про это знали, советовали уходить и даже предлагали его наказать, но я была против. Через год после рождения дочери мы разошлись.

Хотя развод он до сих пор не дает, считает, что мы муж и жена. Иногда, когда захочет, может потащить меня куда-то. Пока был на заработках, присылал алименты, но сам говорит, что это не алименты, мы семья.

При этом дочку он не видит, не интересуется, как она – ему все равно.

У меня и так была низкая самооценка, а сейчас вообще ниже некуда. Психика не выдерживает, срываюсь на всех. На мне ведь все: съемная квартира, мама на пенсии, ребенок, животные.

Сейчас работаю завхозом, но параллельно учусь на педагога, когда закончу, собираюсь устроиться в отдел по делам несовершеннолетних.

Осталось продержаться три месяца, там и зарплата хорошая будет, и не придется унижаться за помощь, чтобы кормить семью.

Ольга, терпела побои 8 лет

(имя изменено по просьбе героини)

предоставлено героиней материала

Мы познакомились 10 лет назад через общих друзей, когда пришли к ним в гости. Сначала все было романтично, фактически любовь с первого взгляда, и в принципе никаких тревожных знаков я не замечала. Отношения закрутились так быстро, что мы стали встречаться, и через полтора месяца я уже забеременела.

Сначала он вроде был рад, но потом оказалось, что он не готов принимать проблемы, возникавшие в процессе беременности. У меня был токсикоз, не всегда хорошо себя чувствовала, в итоге появилась необходимость лечь в больницу на сохранение. Тогда он начал как-то странно себя проявлять и требовать, чтобы я была такой же, как и в момент знакомства.

Он стал сам решать, ложиться мне в больницу или нет, потом запретил общаться с друзьями, потому что ему не нравились их советы. Уже тогда он старался все контролировать, начал читать мои письма, слушать все телефонные разговоры, запрещал ставить пароли и требовал, чтобы я ему все рассказывала. Причем считал, что делает это из хороших побуждений и во благо семьи.

На тот момент я училась, а он, будучи на четыре года старше, уже работал. Во время беременности мне пришлось взять академический отпуск, но после рождения ребенка он обратно на учебу меня не пустил.

Он запер дверь и сказал: “Все, твой институт закончен, теперь работать тебе не надо, это буду делать я. А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу”.

На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях. Потом разбил ноутбук, когда ему не понравилось одно письмо. Причем письмо было от подруги, где она просто вспоминала одного нашего общего знакомого. Он принял это как личное оскорбление, а с представителями мужского пола вообще запретил общаться.

Позже он стал звонить моим друзьям и подругам, что-то им говорил, после чего мое с ними общение прекращалось. Скорее всего, он серьезно запугивал людей, вплоть до угроз родственникам и убийства.

С родителями мы тоже не общаемся, потому что они изначально были против нашей женитьбы. Таким образом, года через два я уже не общалась ни с кем из “внешнего мира”.

Просто смирилась с этим в какой-то момент и поняла, что если не делать лишних звонков и слушать его, то все будет более-менее ничего.

Но потом он стал драться, бить меня. Сначала это было не сильно: где-то толкнул, еще что-то. Но потом он стал чаще пить и через 2,5 года после женитьбы, прямо на Новый год, он устроил драку. Причем с нами была его мама, которой тоже досталось. Его взбесило то, что мы с мамой спокойно попросили его больше не пить. Мы пытались его остановить, но это было бесполезно.

После второго случая побоев я обратилась в полицию, но они отказали в возбуждении уголовного дела, потому что было недостаточно доказательств, что это сделал муж. По идее там проходили статьи 116 и 119 (ст. 116 УК РФ “Побои”, ст. 119 УК РФ “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”.

– Прим. ред.). Когда пришел участковый, муж сказал, что ничего подобного в семье не происходит, что он “не бьет и нормально себя ведет, но может быть иногда наказывает”, – это так у него называется. А после разговора с участковым ситуация в семье еще сильнее ухудшилась, муж стал вообще неуправляемым.

Когда он разбил мне нос, я ходила в травмпункт, но испугалась сказать, что это побои, ведь если бы там завели уголовное дело, мне бы не поздоровилось. Я боялась, что если это всплывет, он может просто меня убить.

Он запирал меня дома, пока синяки от побоев не заживали. Главным было, чтобы соседи этого не увидели. И старался бить так, чтобы следов было не видно, в основном по голове. Самое страшное, что в доме был маленький ребенок, который все это видел.

Он тоже папу боялся, садился, закрывал уши, глаза, и пытался на все это не смотреть. Мне было очень тяжело, но огородить его от этого я никак не могла. Потом снова были обращения в полицию, но в какой-то момент я потеряла надежду, что они мне помогут.

Пыталась сама поговорить с ним по-хорошему, но он просто не слышал.

Его агрессия могла наступить в любой момент: мог побить за то, что я забыла поперчить мясо, или сломать ребенку планшет за то, что он не пошел чистить зубы по первому требованию. Вдобавок вспоминал мне какие-то старые обиды и бил еще и за это. Скандалы и драки происходили волнами: то возникали, то утихали. Но в последний год периодов затишья практически не было.

Я терпела все это в течение восьми лет, но в какой-то момент районный психолог, к которому я ходила, поняла, что ситуация не меняется, и посоветовала обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям. Она сама позвонила и сообщила, что мы можем туда приезжать. Тогда мы с ребенком собрали вещи, подождали, пока он уйдет, и вышли.

Сейчас, находясь в центре, я чувствую психологическое облегчение, со мной разговаривают специалисты, с ребенком также ведется работа, индивидуально и в группе. Хотя муж знает, где мы.

Уже звонил и говорил, что мы его позорим, что у нас в семье все нормально, и мы должны вернуться обратно. Но понятно, что ничего не изменится. Перед тем, как уйти, я уже подала заявление на развод.

Сейчас идет бракоразводный процесс, а я определяюсь, где мы будем жить и куда устроиться работать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было уходить раньше, когда уже начался контроль, даже еще не побои. Женщинам, находящимся в подобных ситуациях, обязательно нужно обращаться в полицию, но безопаснее делать это уже из кризисного центра. Рисковать не следует, ведь такие люди могут действительно покалечить, если не убить.

Куда обращаться, если вы стали жертвой домашнего насилия

depositphotos/ djedzura

В Москве при Департаменте социальной защиты населения действует “Кризисный центр помощи женщинам”, это единственное государственное учреждение в столице, основным направлением деятельности которого является помощь в подобных ситуациях.

Стационарные отделения кризисного центра предоставляют 70 койко-мест на временное проживание женщинам (одной или с ребенком), пострадавшим от психофизического насилия в семье.

Помимо государственного центра, помощь женщинам оказывают и различные некоммерческие организации.

Если стационар города принимает только москвичей, то на “телефон доверия” (8-499-977-20-10 или 8-488-492-46-89) могут позвонить женщины из любой точки страны. Ежедневно на “телефон доверия” и “горячую линию” (стационар) поступает около 25 звонков. Всего с 2014 по 2018 гг.

за психологической помощью женщинам и детям в Центр поступило более 44 тысяч очных обращений и почти 24 тысячи обращений на “телефоны доверия”. Примерно 10–15% позвонивших женщин решаются обратиться в центр и пройти реабилитацию.

Жители других городов перенаправляются в профильные государственные или некоммерческие организации по месту проживания.

Как отмечают специалисты Кризисного центра, физическому насилию, как правило, предшествует длительное психологическое насилие в виде постоянных оскорблений, насмешек, критики любого мнения женщины и так далее. Поэтому в первую очередь женщине в такой ситуации необходимо обратиться за квалифицированной помощью к психологу.

Если вы подверглись физическому насилию в семье (это относится и к тем случаям, когда следов побоев на теле не видно), необходимо продумать план безопасности себя и детей, обратиться за квалифицированной помощью в Кризисный центр помощи женщинам и детям.

При получении телесных повреждений (рассечение кожных покровов, переломы, гематомы и других) в результате физического насилия в семье, необходимо обратиться в полицию, документально зафиксировать побои и повреждения, а также найти убежище, чтобы изолировать себя от обидчика.

Если женщина получает убежище в стационаре, то ей незамедлительно оказывают психологическую, медицинскую, социальную помощь. Если решает укрыться у родственников, то она также может обратиться за помощью в Кризисный центр.

Это относится ко всем пострадавшим, включая свидетелей насилия, чаще всего это дети.

Источник: //www.m24.ru/articles/obshchestvo/07032019/154896

Домашнее насилие в Украине: куда обращаться за помощью

Куда обращаться при насилии в семье, если муж угрожает забрать ребенка?

Принято считать, что семья — это люди, которые тебя всегда поймут, пожалеют и «зарядят» силами двигаться дальше.

Это в идеале, но ведь, к сожалению, многие женщины в своей семье не то что не ждут утешения и не получают любовь, ласку и заботу, а вместо этого подвергаются унижениям, оскорблениям и даже рукоприкладству.

Что делать, когда муж вовсе не поддержка и опора, а тиран, куда обращаться в поисках защиты от домашнего насилия?

shutr.bz

Законодательное определение насилия в семье

Читай также – Отмена штрафа за совершение насилия в семье: за или против

Согласно Закону Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», насилием являются деяния (действия или бездействие) физического, сексуального, психологического или экономического насилия, совершаемые в семье или в пределах места жительства или между родственниками, или между бывшим или нынешним супругами или между другими лицами, которые совместно проживают (проживали) одной семьей, но не находятся (не состояли) в родственных отношениях или в браке между собой, независимо от того, проживает (проживала) лицо, совершившее домашнее насилие, в том же месте, что и пострадавшее лицо, а также угрозы совершения таких деяний;.

В Конституции Украины детально расписаны права человека, которые никто не в праве нарушать:

  • Все люди свободны и равны в своем достоинстве и правах. Права и свободы человека неотчуждаемы и нерушимы (статья 21).
  • Каждый человек имеет право на свободное развитие своей личности, если при этом не нарушаются права и свободы других людей, и имеет обязанности перед обществом, в котором обеспечивается свободное и всестороннее развитие его личности (статья 23).
  • Каждый человек имеет неотъемлемое право на жизнь (статья 27).
  • Каждый имеет право на уважение его достоинства (статья 28).
  • Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность (статья 29).

Также в Законе Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» четко обозначено, что жертва насилия в семье — это член семьи, который пострадал от физического, сексуального, психологического или экономического насилия со стороны другого члена семьи.

Виды насилия в семье

Закон Украины «О предупреждении насилия в семье» выделяет четыре вида насилия в семье:

  • Физическое – умышленное нанесение одним членом семьи другому члену семьи побоев, телесных повреждений, что может привести или привело к смерти пострадавшего, нарушения физического или психического здоровья, нанесению ущерба его чести и достоинства.
  • Сексуальное – противоправное посягательство одного члена семьи на половую неприкосновенность другого члена семьи, а также действия сексуального характера по отношению к несовершеннолетнему члену семьи.
  • Психологическое – насилие, связанное с действием одного члена семьи на психику другого члена семьи путем словесных оскорблений или угроз, преследования, запугивания, которыми преднамеренно вызывается эмоциональная неуверенность, неспособность защитить себя и может наноситься или наносится вред психическому здоровью.
  • Экономическое – умышленное лишение одним членом семьи другого члена семьи жилья, еды, одежды и другого имущества или средств, на которые потерпевший имеет предусмотренное законом право, что может привести к его смерти, вызвать нарушение физического или психического здоровья.

shutr.bz

Все эти четыре вида насилия могут относиться как к женщине, так и к мужчине. Но так уж исторически сложилось, что чаще агрессором выступает мужчина. Психологи говорят, что таком образом мужчина компенсирует свои внутренние конфликты и нереализованность.

Факты в цифрах

В июне прошлого года представитель Фонда народонаселения ООН в Украине и Беларуси Нузхат Эсан сообщила, что согласно расчетам Фонда народонаселения ООН в Украине от физического насилия страдают 4 млн женщин, а от сексуального – 1,8 млн.

Читай также – Как правильно реагировать на насилие в семье

Но эту цифру нельзя считать полностью достоверной, поскольку расчеты основывались на среднемировых показателях, которые были зарегистрированы органами власти или негосударственными организациями в которые обращались жертвы.

Это прозвучит устрашающе, но в общем жертв домашнего насилия в количественном соотношении больше, чем жертв грабежей и автокатастроф вместе взятых.

Правила безопасности в случае физического насилия

  • Вызови полицию.
  • Не молчи! Расскажи о своей проблеме родным, близким, друзьям и обязательно обратись за помощью к специалистам.
  • Заранее найди место, куда сможешь пойти в случае опасности.
  • Старайся избегать споров в ванной комнате, на кухне, где есть острые и режущие предметы. Если спор уже начался, старайся находиться в комнате из которой легко можно выйти.
  • Попроси соседей вызывать полицию, как только они услышат твой крик о помощи.
  • Спрячь запасные ключи от квартиры (машины) так, чтобы в момент опасности ими можно было воспользоваться.

shutr.

bz

  • Спрячь в безопасном месте деньги и документы.
  • Держи под рукой номера телефонов социальных служб, кризисных и реабилитационных центров, неправительственных организаций, оказывающих помощь лицам пострадавшим от насилия в семье.
  • Не отвечать агрессией на агрессию.
  • Не оставаться наедине и заручиться поддержкой близких людей.
  • Будь сильной и уверенной в себе.

Законодательная основа при семейном насилии

Кроме статей Конституции Украины, которыми можно мотивировать желание привлечь к ответственности обидчика, воспользуйся и другими нормативно-правовыми актами:

  • Закон Украины О предотвращении и противодействии домашнему насилию
  • Постановление Кабинета Министров Украины от 26.04.2003 №616 «Об утверждении Порядка рассмотрения заявлений и сообщений о совершении насилия в семье или реальной его угрозе».

Источник: //www.ivetta.ua/domashnee-nasilie-v-ukraine-kuda-obrashhatsya-za-pomoshhyu/

Домашний тиран. Что делать, чтобы муж не бил? Комментирует психолог Наталья Подлесная

Куда обращаться при насилии в семье, если муж угрожает забрать ребенка?

Семейная жизнь – это не всегда идиллия. В некоторых из нас она устроена совсем не так, как об этом мечталось в юности.

articleContentНам никогда не говорили в школе и университете, что делать, если пьяный муж возвращается в полночь и начинает избивать тебя ногами. Никто не рассказывал, что делать, если в ответ на какую фразу он попадает кулаком правой руки прямо в твой глаз. Никто не рассказывал, как надо на следующий день врать людям, что упала с лестницы или сама ударилась.

Психологи говорят, что в таких отношениях двое всегда притягивают друг друга, как инь и янь. Но проблема в том, что не всегда такие тяжелые отношения можно разорвать, а также есть все шансы, что жизнь с тираном рано или поздно может закончиться трагедией. Что уже и говорить о невинных детях, которым, кроме побоев, жизнь с такими родителями закладывает негативный сценарий на всю жизнь.

Случаи домашнего насилия знакомые даже благополучным семьям, о которых никто никогда бы не подумал!

Как же быть в такой ситуации? Действительно ли из нее нет выхода?

На форумах нередко женщины анонимно ищут ответа на вопрос «Что делать, когда муж бьет жену?», «Как успокоить тирана, если расстаться – невозможно?». Таким образом выясняется, что людей в таком положении – много, и они не знают, как выбраться из этого ужаса.

articleContentСпрашивать совета у родных и знакомых тоже не очень хочется. От них часто можно услышать слова сочувствия или осуждения.

«Не бойтесь получить помощь и сказать всем знакомым о том, что вы жертва домашнего насилия. Это страшно только в начале. Потом в вашу жизнь придут люди, которые помогут, и то, что вы рассказали – станет вашей силой. Домашнее насилие – это мусор. Его нужно выносить из дома», – убеждена психолог Наталья Подлесная.

Эксперт отмечает, что психологическое состояние женщин, которых бьют, ухудшается с каждым разом они становятся все более податливыми и безвольными.

«Женщины ждут что все прекратится, но ничего не прекратится. Так будет всегда и с каждым разом будет еще хуже», – говорит психолог.

10 советов, чему нужно учить детей

Чаще всего женщины из-за низкой самооценки даже не пытаются изменить ситуацию и бросить мужа-деспота. Так и живут вместе годами. Большинство посторонних людей с легкостью осуждают таких женщин за нерешительность. Но чаще всего на практике ситуация оказывается сложнее, чем это видно со стороны. И ее действительно невозможно безболезненно решить раз и навсегда. И причин этому – множество.

Проблема в том, что тиран подсознательно подбирает себе в жены девушку без амбиций, спокойную, нацеленную на замужество, домашние заботы и создания семейного уюта. Казалось бы, такие женщины, как никто, заслуживают домашний уют.

И действительно, мужчина в начале отношений дает девушке все. Деспотичный мужчина очень красиво создает картинку идеального, одаривает подарками, исполняет желания, потакает женским капризам. Соответствует на все 100% эталона мужчины.

Почему же со временем якобы идеальный мужчина становится тираном?

В каждом конкретном случае – свои причины. И понимание их – это уже часть успеха на пути решения проблемы.

Один из вариантов такой ситуации – муж наследует пример родительских нездоровых отношений, которые стали нормой поведения для сына. Как быть в таком случае? Показать мужу, что ваша семья и ваши отношения – не чья-то копия.

5 эффективных методов релаксации

Если его мама всю жизнь терпела и страдала, сразу покажите, что вы – не такая. Не миритесь с насилием. Боритесь, найдите для этого свой способ. Главное – дать ему понять, что это – не нормально. А еще очень хорошо чтобы он понимал – что за такое поведение будет наказание или последствия.

Также стоит рассматривать вариант, что возможно для мужа бить жену является способом самоутверждения. Это логика поведения мужчин-неудачников, которые сталкиваются со сложностями на работе или не умеют постоять за себя в конфликтах. Накапливается злость, которую он и вымещает на женщине.

Что делать, если муж бьет и оскорбляет?

Необходимо сразу показать мужчине, что для вас это недопустимо. Следует найти в себе решимость и силы сказать ему, что такое поведение для вас неприемлемо. Категорически нельзя находить аргументы, которые якобы оправдают насилие. Своей добротой женщина будет только провоцировать агрессора на новое насилие.

Не надейтесь, что его можно перевоспитать. Сделать так, чтобы все было «хорошо и мирно» не удастся – ему не нужно, чтобы все было так. Он хочет постоянно чувствовать власть и доминировать, именно поэтому оскорбляет и унижает. Только страдания жертвы дают ему удовлетворение.

Наталья Подлесная советует женщинами идти на курсы самообороны и учиться бороться физически.

«Настройте себя на постоянную борьбу. Если он поднимает на вас руку и вы даете ему сдачи, если вы сумеете ему правильно ответить – он, скорее всего, перестанет вас бить.

В душе тирана кроется страх перед силой, полученный им в детстве. Но зачем вам эти отношения, как на ринге? Это заложит основу сценария поведения ваших детей. Они тоже будут тиранами или жертвами», – говорит психолог.

По ее словам, стоит обратиться в группы самопомощи женщин, переживающих домашнее насилие и идти, куда можете.

В таких случаях стоит обращаться в полицию, а именно к мобильных групп по противодействию домашнему насилию в Украине. Это подразделение полиции под названием «Полина».

Обратившись на линию 102 надо сообщитьобстоятельства происшествия. Оператор службы квалифицирует, какое именно происходило правонарушения и как действовать дальше. Пока что проект «Полина» работает в Дарницком районе Киева, в Малиновском районе Одессы и в городе Северодонецке Луганской области.

3 виды спорта для быстрого похудения

Если вы решили уйти от мужа-тирана, прежде всего, не бойтесь остаться ни с чем и начать все с нуля. Вы, как минимум, получите спокойствие, свободу и независимость.

Обязательно расскажите о своем намерении близким и друзьям, они поддержат вас во всем. Обратитесь на анонимную горячую линию психологической помощи.

Например, в Украине проблемами женщин давно и успешно занимается общественная организация Ла Страда.

//www.youtube.com/watch?v=0B3nK-k0KzQ

Подобные действия со стороны мужа вообще не стоит каким-то образом оправдывать. Жалеть в данной ситуации стоит только саму себя и детей, если они есть. Если действительно некуда идти, нет ни родственников, ни друзей, не бойтесь обратиться в кризисный центр, вам окажут психологическую и юридическую помощь, и, возможно, обеспечат временным жильем.

Источник: //1plus1.ua/ru/novyny/domasnij-tiran-so-robiti-sob-colovik-ne-biv-komentue-psiholog-natala-pidlisna

Ирина Альховка: Дела по насилию в семье целесообразно перевести в категорию дел публичного обвинения

Куда обращаться при насилии в семье, если муж угрожает забрать ребенка?

Еще несколько лет назад проблема домашнего насилия в Беларуси находилась “за закрытой дверью” в прямом и переносном смысле: пока семейные агрессоры безнаказанно глумились над женами, детьми, пожилыми родителями, те молча терпели, а общество отгораживалось фразами “сами разберутся” и “нет дыма без огня”. Но “заговор” молчания разорван, проблема домашнего насилия наконец-то обрела голос и, что очень важно, законодательное звучание. В Минске на заседании круглого стола, организованном международным общественным объединением “Гендерные перспективы”, обсуждалась необходимость дальнейшего совершенствования правовой базы в сфере противодействия домашнему насилию, важность принятия специализированного закона, а также пробелы в правовых механизмах противодействия домашнему насилию и защиты жертв.

Председатель правления МОО “Гендерные перспективы” Ирина Альховка отметила, что разработаны предложения в закон о предупреждении насилия в семье. Они основаны на анализе работы общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия 8-801-100-8-801 и службы социального сопровождения пострадавших.

НЕ УЛЫБНУЛАСЬ – ШТРАФ

Один из самых распространенных видов насилия в семье – психологическое, далее следует физическое, затем – экономическое и сексуальное. Зачастую абоненты общенациональной горячей линии признают, что подвергаются одновременно нескольким видам насилия.

Так, в 97% случаях абоненты отмечали, что испытывали психологическое насилие, с ситуацией физического насилия сталкивались 71% абонентов. Около 4% абонентов заявляли о сексуальном насилии со стороны своего супруга или интимного партнера (этот вид насилия, особенно в браке, – наиболее латентный и наименее распознаваемый).

Практически каждый второй абонент горячей линии (49%) жаловался на экономическое насилие, большинство пострадавших (95%) – женщины.

Вот несколько примеров того, с какими формами экономического насилия в семье сталкиваются клиентки МОО “Гендерные перспективы”. Муж разработал и применял систему финансовых штрафов за ненадлежащее, по его мнению, поведение супруги – не улыбается, спорит, грубит и т.п.

Муж отбирает у жены-дизайнера компьютер, принтер, модем, в результате чего она не может работать на дому. Муж ломал принадлежности жены, которая делала на дому маникюр. Супруг отключал отопительный котел, перерезал провода интернета, ТВ.

Глава семьи продал холодильник, запрещал использовать электрочайник, объясняя это необходимостью экономить электроэнергию. Супруг не разрешает жене работать, мол, от нее нет никакого толка, а зарплата слишком мала.

Бывший супруг, проживающий на общей жилплощади, ломал кухонную мебель, портил продукты питания, принадлежащие бывшей супруге.

МОО “Гендерные перспективы” предлагает расширить определение “насилие в семье”, включив в него понятие “экономическое насилие”.

УГРОЗА НАСИЛИЯ – НЕ ПОВОД ДЛЯ ПРОТОКОЛА?

Одна из клиенток МОО “Гендерные перспективы”, которая спряталась в приюте ОО “Гендерные перспективы” рассказала, что жила вместе с ребенком и супругом в квартире его родителей. Муж постоянно оскорблял и угрожал, а спустя несколько лет, убедившись в своей безнаказанности, начал избивать женщину.

Причем до того как избить, муж часто подкрадывался к ней сзади с ножом, когда она, например, мыла посуду и, водя по ее спине лезвием, описывал в подробностях, как будет ее убивать.

Молодая женщина была сильно напугана и обратилась в милицию, однако участковый инспектор ответил, что ничем не может помочь – явные следы насилия отсутствуют.

Такая история – не единственная в своем роде. 98% женщин, получивших услуги в МОО “Гендерные перспективы”, были единодушны во мнении: очень важно, чтобы милиция могла действенно реагировать не только на факты уже свершившегося акта насилия, но и на угрозы агрессора о расправе над партнершей.

Следует пояснить: правоприменительная практика такова, что угрозы совершения насилия рассматриваются как психологическое насилие. Доказать факты психологического насилия очень непросто, и это нередко снижает уровень ответственности агрессора или же административный процесс вообще не начинается, то есть агрессор уходит от ответственности.

“Поэтому мы считаем, что угрозы совершения насилия должны быть эксплицитно включены в определение “насилие в семье”, – подчеркнула Ирина Альховка.

СКОВОРОДКА САМООБОРОНЫ

Нередко женщины, страдающие от насилия в семье со стороны супругов на протяжении многих лет, вынуждены защищать свою жизнь и жизнь своих детей, применяя подручные средства самообороны.

Иногда они наносят обидчику телесные повреждения разной степени тяжести.

“Когда такие действия не превышают пределы необходимой самообороны, принимая во внимание предшествующий опыт домашнего насилия, меры ответственности не должны применяться к жертве насилия”, – считает Ирина Альховка.

В практике специалистов МОО “Гендерные перспективы” нередки ситуации, когда женщины страдают от своих бывших супругов даже после развода, однако агрессоры не привлекаются к ответственности – согласно действующему законодательству их противоправные действия не подпадают под определение “насилие в семье”. Но ведь насилие, которое применяет бывший супруг в отношении бывшей супруги, напрямую проистекает из природы брачных отношений и не может рассматриваться как происходящее вне семьи, как всего лишь нарушение общественного порядка, уверены специалисты.

К слову, 20% женщин, обратившихся за помощью в МОО “Гендерные перспективы”, и 14% женщин, позвонивших на горячую линию, состояли в разводе с супругами-агрессорами, однако были вынуждены терпеть психологическое, экономическое насилие, угрозы физического насилия даже после развода.

В таких ситуациях женщины оказываются заложницами положения.

Им приходится самостоятельно собирать доказательства причиняемого материального, психологического ущерба, что зачастую становится непосильной задачей – их правовая грамотность близка к нулю.

При обращении за помощью в государственные структуры приходится отстаивать свой статус благополучной мамы и добропорядочной гражданки из-за риска признания семьи находящейся в социально опасном положении, которое чревато отобранием детей.

Множество препятствий, с которыми сталкиваются женщины при отстаивании своих законных прав и интересов, нередко приводят к тому, что жертва насилия смиряется со своими проблемами, терпит до тех пор, пока окончательно не подорвет свое здоровье, не лишится имущества или не получит такие телесные повреждения, которые станут-таки основанием для привлечения агрессора к ответственности. Бывают случаи, когда женщина либо в состоянии аффекта, либо в ситуации самообороны сама наносит травмы своему мучителю.

НЕТ ЗАЯВЛЕНИЯ – НЕТ ВИНЫ?

Среди звонков на общенациональную горячую линии 17% – обращения от родственников, друзей, знакомых жертв домашнего насилия с просьбой оказать содействие в привлечении внимания к семье, в которой совершается насилие, наказать агрессора, помочь пострадавшим и их несовершеннолетним детям.

Так, на горячую линию обратилась сестра девушки, которая с переломом ключицы и множественными ушибами попала в больницу после избиения супругом. В больнице девушка сказала, что упала с лестницы, – боялась огласки и мести мужа. Медицинский персонал не задал ей дополнительных вопросов: упала так упала, причину травм выяснять не стали.

Сестра пострадавшей просила содействовать в привлечении агрессора к ответственности. Однако не все так просто. Как выяснилось, пострадавшая от побоев жена никогда не обращалась в милицию после фактов насилия со стороны супруга. В семье есть ребенок 6 лет.

Учительница и школьный психолог уже обратили внимание на девочку, так как ее поведение изменилось, она стала запуганной, неконтактной. Семью посетили сотрудники школы, но мама боится рассказывать им о фактах насилия, чтобы не забрали ребенка (ее в этом постоянно убеждает муж).

Боится она и всплеска насилия со стороны мужа, так как он угрожает ей расправой, если она хоть кому-то расскажет о происходящем в семье.

//www.youtube.com/watch?v=48Jfjkz2v78

Органы прокуратуры имеют полномочия инициировать расследования по фактам насилия в семье, если жертва находится в зависимом от агрессора положении, но эта практика не охватывает все случаи.

Поэтому многие пострадавшие отказываются от подачи заявления в милицию или забирают ранее поданные заявления по причине угрозы эскалации насилия.

Когда о насилии в семье становится известно органам защиты детства, практика реагирования правоохранительных и иных органов направлена исключительно на защиту интересов ребенка. Совершеннолетние жертвы насилия могут привлечь агрессора к ответственности только по заявлению в милицию.

“Следует перевести дела по насилию в семье в категорию дел публичного обвинения, чтобы избежать зависимости между наказанием виновника и заявлением жертвы, – считает Ирина Альховка. – Что касается ст.

31 закона “Об основах деятельности по профилактике правонарушений”, то считаем, что необходимо исключить получение письменного согласия жертвы для применения защитного предписания с выселением агрессора.

Данная мера ставит жертву насилия в дополнительную зависимость от агрессора, а также нарушает принцип неотвратимости ответственности за насилие в семье.

Полагаем, что если защитное предписание выносится в отношении агрессора, совершившего административное правонарушение и после вступления в законную силу решения суда, ранее поданного заявления жертвы должно быть достаточно для применения всех мер индивидуальной профилактики”.

РЕЦЕПТ ДЛЯ АГРЕССОРА

Женщины, подвергающиеся насилию в семье, могут терпеть его годами, даже десятилетиями. Вместе с тем насилие в семье между интимными партнерами представляет большую угрозу жизни пострадавшей, чем преступление, совершенное незнакомым человеком.

В ситуации домашнего насилия агрессор обладает исчерпывающей информацией о жизни жертвы и имеет множество механизмов воздействия, давления и шантажа – знает, где живут ее родители, родственники, друзья, у которых она может спрятаться, где она работает, куда она может уехать.

Несмотря на тяжелые последствия насилия, которые приходится преодолевать женщинам, многие не готовы разрывать отношения с агрессором.

Причин много: трудное материальное положение и пугающая перспектива воспитания в одиночку несовершеннолетних детей; отсутствие собственной жилплощади и возможности снять жилье; отсутствие поддержки со стороны близких родственников, способных поддержать женщину в решении уйти от агрессора; страх, что после развода агрессор может получить право опеки над детьми и т.п.

Женщина продолжает жить с агрессором и терпеть побои, унижения и оскорбления, забирает заявление в милицию на агрессора, по причине созависимости (это сложное психологическое состояние пострадавшей, при котором она сильно эмоционально, социально или даже физически зависима от агрессора). Созависимость возникает на фоне длительного нахождения женщины в стрессовой ситуации.

Так, в 82% случаях на горячую линию обращаются сами пострадавшие (94% из них – это женщины), причем 55% пострадавших состоят в браке. Эти цифры говорят о том, что по разным причинам женщины не хотят или не могут разорвать отношения с агрессором.

В таких семьях очень важно, чтобы агрессор направлялся на специальные коррекционные программы для снижения агрессивности и снижения угрозы для жизни и здоровья пострадавшей.

“Законодательные меры прохождения специализированной терапии должны носить обязательный (принудительный) характер, поскольку практически ни один агрессор не признает наличия у себя психологических проблем, проблем с выражением своих эмоций в конструктивной форме, проблем с самоконтролем, – считает Ирина Альховка. – Агрессоры – это люди, которым необходима психологическая помощь. Даже если семья, в которой он совершал насилие, распадется, то в новой семье, которую он создаст в будущем, модель насильственного поведения может повториться”. Об этом свидетельствует тот факт, что 10% женщин, состоящих в браке, отмечали, что брак с ними у их супругов – второй, но им известно, что в первом браке супруг также проявлял насилие в отношении своей первой супруги или первый брак распался по причине агрессии супруга.

Таким образом, следует обязать виновников насилия проходить комплексные коррекционные программы, направленные на снижение агрессивного поведения.

“Новый законопроект также должен содержать описание механизма межведомственной координации и взаимодействия органов и учреждений по вопросам предупреждения насилия в семье. Этот механизм должен включать меры по повышению правовой грамотности (потенциальных) жертв насилия в семье, развитию услуг, в которых они наиболее нуждаются”, – считают эксперты.

Так, около 90% абонентов горячей линии, обратившихся за юридической помощью, не знали, как составлять исковое заявление в суд и не могли сделать это самостоятельно, слабо осведомлены о законодательных мерах защиты себя и об ответственности агрессора. Более половины абонентов не имеют финансовых средств для получения платной юридической помощи, а также помощи адвоката.

БЕЛТА

Источник: //www.genderperspectives.by/pryamaya-rech/266-irina-alkhovka-dela-po-nasiliyu-v-seme-tselesoobrazno-perevesti-v-kategoriyu-del-publichnogo-obvineniya

Закон для всех
Добавить комментарий