Может быть наложен арест на недвижимость по статье 217 ч.3 УК РФ

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за I квартал 2014 года

Может быть наложен арест на недвижимость по статье 217 ч.3 УК РФ

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Б Ю Л Л Е Т Е Н Ь судебной практики Московского областного суда

за первый  квартал 2014 года

(утверждён президиумом Мособлсуда 24 декабря 2014 года)

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

       КАССАЦИОННАЯ   ПРАКТИКА

          1.Передаваемые в муниципальную собственность жилые помещения утрачивают статус служебных, и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, а занимающие такие помещения граждане вправе приобрести их в собственность.

Л. обратился с иском к Администрации городского округа Краснознаменск Московской области об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда, обязании заключить договор социального найма жилого помещения. 

Решением Одинцовского городского суда в иске  отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда   решение суда оставлено без изменения.

         Президиум не согласился с  выводами суда апелляционной инстанции,  указав на неправильное применение  норм  материального закона.

         Судом установлено, что Л. в 2003 г. из жилищного фонда Министерства обороны на время прохождения воинской службы была предоставлена служебная трехкомнатная квартира, в которой он и члены его семьи  зарегистрированы по месту жительства.

          В 2012 г.  Л. уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

На основании Распоряжения Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 06.06.2006 г., акта приема-передачи, жилой дом, в котором, в том числе, расположена и спорная служебная квартира, приняты в муниципальную собственность г. Краснознаменска.

Отказывая Л. в иске, суд исходил из того, что служебная квартира была предоставлена ему в связи с военной службой,  Л. не признан малоимущим, на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в Администрации городского округа Краснознаменск не состоит, в связи с чем  обеспечение истца жилым помещением подлежит разрешению в порядке, предусмотренном ФЗ «О статусе военнослужащих».

Однако, судом не принято во внимание, что согласно ст. 4  Закона РФ от 4 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений), не подлежат приватизации служебные жилые помещения.

Исходя из положений ст. 7 ФЗ от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», Верховный Суд РФ в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2006 г., утвержденном постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 г.

(вопрос 21), разъяснил, что факт принятия решения о передаче служебных жилых помещений, которые находились в государственной собственности и были закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в муниципальную собственность предполагает изменение статуса жилого помещения.

Следовательно, при передаче в муниципальную собственность такие жилые помещения утрачивают статус служебных и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, поэтому граждане, которые занимают такие  жилые помещения, вправе приобрести их в собственность в соответствии с положениями ст. 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Судом при разрешении спора не было учтено и то обстоятельство, что отсутствие решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда не может препятствовать осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, так как их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления уполномоченными органами этого документа.

 Поскольку Л. и члены его семьи, проживая в спорном жилом помещении на момент передачи его из федеральной собственности в муниципальную, приобрели право пользования им на условиях договора социального найма,  они имеют право приобрести его в собственность.

          Допущенные судом существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены апелляционного определения  судебной коллегии по гражданским делам и направления дела  на новое апелляционное рассмотрение.  

                                                                               Постановление президиума

                                                                     Московского областного суда

                                                                     № 48 от 29 января 2014 года

2. Гражданин, внесший  плату за строящуюся квартиру в полном объеме, может требовать  признания за ним  права на долю в незавершенном строительством объекте в виде квартиры.

З. обратилась с иском к ЗАО «Инвестиционно-строительная компания» о признании права собственности на долю в виде квартиры в незавершенном строительстве доме, ссылаясь на наличие предварительного договора купли-продажи, заключенного между ними, предусматривающего обязанность ответчика заключить основной договор и передать ей в собственность квартиру.

Истица  свои обязательства по оплате исполнила в полном объеме. 

Решением Одинцовского городского суда Московской области в иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.

           Президиум не согласился с  выводами суда апелляционной инстанции,  указав на неправильное применение  норм  материального права.

Судом установлено, что в  2011 г. между сторонами  был заключен предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества, по которому продавец — ответчик обязался заключить в предусмотренный в договоре срок и предоставить в собственность истицы не позднее 31 декабря 2012 г. квартиру по конкретному  адресу.

Постановлением Главы местной администрации дому, в котором расположена спорная квартира,  присвоен почтовый адрес.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что жилой комплекс в эксплуатацию не введен, что исключает возможность признания за истицей права собственности на объект незавершенного строительства с определением доли в праве.  

Данные выводы суда противоречат нормам материального права: статье 130 ГК РФ, которой объекты незавершенного строительства отнесены к недвижимому имуществу, что  согласно ст. 128 ГК РФ является объектом гражданских прав.

Следовательно, признание права собственности на объекты незавершенного строительства возможно, в том числе и по решению суда.

Суд не учел, что истица, надлежащим образом исполнившая свои договорные обязательства по внесению платы за квартиру в полном объеме, вправе рассчитывать на надлежащее исполнение ответчиком  обязательств по договору, а при их неисполнении — требовать защиты своих прав, в том числе и путем предъявления требований о признании права.

Поскольку иск направлен на признание  права собственности на долю в незавершенном строительством объекте в виде квартиры, а не квартиру как на объект гражданских прав, учитывая, что степень готовности дома, в котором расположена квартира,  оценена заключением специалиста  в 80,11% с указанием, что дом фактически возведён, выполнены все перекрытия и перегородки; нет выполнения отделки, разводки электропроводки и устройства санитарно- технического оборудования, вывод судов об отказе в иске неправомерен.

Допущенные судом существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.   

                                                                     Постановление президиума

                                                                     Московского областного суда

                                                                     № 61 от 05 февраля 2014 года

          3. Возможность участия третьих  лиц в гражданском процессе  определяется характером спорного правоотношения и наличием материально-правового интереса.

           Г.Е.В. обратилась с иском к Г.А.Ю. о разделе совместно нажитого супружеского имущества.  

         Просила  признать право собственности на квартиру, в которой она проживает с ребенком, на 1/4 долю земельного участка, за ответчиком – право собственности на три автомобиля и 1/4 долю земельного участка. Не возражала против выплаты ответчику денежной компенсации.

         Решением Видновского городского суда Московской области  иск  удовлетворен частично.

        Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда  решение суда оставлено без изменения.

        Определением Видновского городского суда АКБ «Город» ЗАО отказано в восстановлении процессуального срока на апелляционное обжалование указанного  решения суда.

        Президиум отменил указанные решение суда первой инстанции и апелляционное определение, как вынесенные с нарушением  норм материального и процессуального права.     

        Удовлетворяя иск Г.Е.В., и передавая ей в собственность спорную квартиру, а в собственность ответчика автомобили, суд исходил из того, что ответчик не возражал против такого варианта раздела общего имущества с присуждением ему соответствующей денежной компенсации.

        Между тем суд, в нарушение требований ст. 196 ГПК РФ, а также разъяснений п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» не исключил наличие материально-правового интереса в отношении спорного имущества у других лиц.

         Возможность участия тех или иных лиц в процессе по конкретному делу определяется характером спорного правоотношения и наличием материально-правового интереса. Поэтому определение возможного круга лиц, которые должны участвовать в деле, начинается с анализа правоотношений и установления конкретных носителей прав и обязанностей.

         Так, представитель АКБ «Город» ЗАО в кассационной жалобе ссылался на то, что вступившим в законную силу решением Одинцовского городского суда удовлетворен их иск к Г.А.Ю.

, как титульному собственнику спорной квартиры, об обязании заключить с Банком договор об ипотеке на нее.

Во исполнение названного решения АКБ «Город» ЗАО получен исполнительный лист, по которому возбуждено исполнительное производство.

         На момент вынесения судом решения о разделе имущества между супругами Г.

в ЕГРП было зарегистрировано ограничение в виде ареста на спорную квартиру, наложенного на основании определения Одинцовского городского суда в целях обеспечения иска, а также на основании постановления судебного пристава-исполнителя Кунцевского отдела судебных приставов УФССП по г. Москве наложен арест в виде запрета на проведение регистрационных действий по отчуждению и снятию с учета  спорного имущества.

        Г.Е.В. иска об освобождении имущества от ареста не заявила.

Источник: //mosoblproc.ru/mosoblsud/ss148149/

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ № 4 (37), 2018 судебной практики рассмотрения уголовных дел

Может быть наложен арест на недвижимость по статье 217 ч.3 УК РФ
Печать

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ДРУГИХ РЕГИОНОВ

Задонским районным судом Липецкой области Г. осужден по ч. 2 ст. 124 УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Судом установлено, что Г. не оказал помощь без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного при следующих обстоятельствах.

Г., имея диплом о среднем профессиональном образовании по специальности «Лечебное дело» квалификация «Фельдшер», на основании приказа ГУЗ «Хлевенская РБ» назначен на должность фельдшера скорой медицинской помощи в структурное подразделение «Пункт скорой медицинской помощи ОМС».

В соответствии с трудовым договором и должностной инструкцией в обязанности Г.

входило: оказание скорой медицинской помощи в объеме доврачебной помощи в соответствии с утвержденными стандартами; осмотр и применение объективных методов обследования больного (пострадавшего); оценка тяжести состояния больного (пострадавшего); определение необходимости применения доступных методов исследования; получение необходимой информации о заболевании, отравлении или травме от пациента или окружающих лиц; выявление общих и специфических признаков неотложного состояния и т.п.

Г. находился при исполнении возложенных на него трудовых обязанностей в качестве фельдшера скорой медицинской помощи, когда туда обратилась С.А. и сообщила, что ее мужу необходима медицинская помощь, так как он лежит в состоянии алкогольного опьянения на детской площадке.

Г. в качестве фельдшера скорой медицинской помощи прибыл по вызову на детскую площадку, где на земле в состоянии алкогольного опьянения лежал С.Г. Находясь там, Г.

, действуя небрежно, не предвидя наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, в нарушение ст.ст. 4, 32 Федерального закона от 21.11.

2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которым отказ в оказании медицинской помощи не допускается, не оказал больному С.Г.

без уважительных причин медицинскую помощь, не выполнил в экстренном порядке транспортировку больного в лечебное учреждение для обследования и оказания квалифицированной медицинской помощи и необоснованно оставил его находиться на месте. Вышеуказанное бездействие Г. не позволило провести С.Г.

необходимого лечения – дезинтоксикационной, метаболической и симптоматической терапии, а также других возможных лечебных мероприятий, что не исключало возможность спасения жизни больного. В результате этого, от хронической алкогольной интоксикации с полиорганными проявлениями, на фоне тяжелой алкогольной интоксикации, осложнившейся острой сердечно-сосудистой недостаточностью и отеком головного мозга, на вышеуказанной детской площадке наступила смерть С.Г. Недооценка тяжести состояния больного и оставление его на месте фельдшером Г. находится в причинно-следственной связи со смертью С.Г.

Действия подсудимого суд квалифицировал по ч.2 ст. 124 УК РФ как неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Г. впервые совершил преступление средней тяжести по неосторожности, полностью признал вину, раскаялся в содеянном, оказывает помощь и уход бабушке-инвалиду 2 группы и дедушке – инвалиду 3 группы, с которыми проживает совместно. Указанные обстоятельства суд в силу ч.2 ст.

61 УК РФ расценил как смягчающие наказание. По месту жительства, прежней учебы, службы и работы характеризуется исключительно положительно. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено. При назначении наказания подсудимому суд принял во внимание также требования ч.5 ст.

62 УК РФ.

Учитывая обстоятельства дела, наличие совокупности смягчающих обстоятельств, данные о личности, суд счел возможным определить Г. наказание в виде лишения свободы с применением положений ст.73 УК РФ, без применения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Приговор отменен в связи с неправильным применением уголовного закона

Нижневартовским городским судом Р. оправдан по ч. 2 ст. 228 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За ним признано право на реабилитацию. Этим же приговором он осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

В апелляционном представлении государственный обвинитель указал о неправильном применении уголовного закона, что повлекло необоснованное освобождение Р. от уголовной ответственности.

Так, оправдывая Р. по обвинению в незаконном приобретении и хранении в своем жилище наркотического средства, суд сослался на положения примечания 1 к ст. 228 УК РФ. По мнению суда, Р. добровольно заявил о находящемся у него дома наркотическом средстве, которое он изъявил желание незамедлительно выдать, что следует из показаний свидетеля М. и на тот момент подозреваемого Р.

Вместе с тем из материалов дела не следует, что имело место добровольное сообщение о совершении преступления, то есть по делу не подтверждается признак добровольности.

Согласно вышеназванному примечанию не может признаваться добровольной выдачей наркотических средств их изъятие при задержании лица и при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Действительно, свидетель М., оперуполномоченный полиции, показал, что после задержания Р. и получения от него объяснений, ему стали известны обстоятельства приобретения осужденным наркотического средства. После допроса Р.

было инициировано производство обыска в жилище последнего с целью обнаружения по месту жительства наркотических средств. В ходе обыска осужденный добровольно выдал эти средства. Вместе с тем свидетель пояснил суду, что Р.

не сообщал ему о хранении дома наркотических средств, тогда они попросили следователя разъяснить подозреваемому, что у него по месту жительства будет произведен обыск. После чего Р. рассказал о том, что дома также имеются наркотики.

Из показаний свидетеля Д., следователя по уголовному делу, следует, что Р. поинтересовался у него, какие следственные действия будут производиться по делу, после чего он сообщил ему, что после допроса будет произведен обыск по месту жительства. После этого Р. сообщил о находящихся в доме наркотиках.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что суд дал неправильную оценку показаниям свидетелей, поскольку Р.

был лишен возможности распорядиться наркотическим средством, хранящимся у него в квартире, по своему усмотрению, вследствие чего сообщение сотрудникам полиции о нахождении у него дома наркотического средства было вынужденным, а не добровольным.

В связи с этим апелляционная инстанция приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение.

Существенные нарушения закона явились причиной изменения приговора

Сургутским районным судом П. осуждён за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 158 (2 эп.), ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 1 году 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания колонии строгого режима.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления прокурора Сургутского района, указал на невыполнение судом первой инстанции требований п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, согласно которому смягчающими обстоятельствами признаются явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений.

По смыслу данной правовой нормы под явкой с повинной понимается сообщение лица о совершенном им преступлении, сделанное в письменном или устном виде, в том числе заявление лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях.

Активное способствование раскрытию и расследованию преступления представляет собой предоставление лицом правоохранительным органам информации о совершенном преступлении, имеющей значение для его раскрытия и расследования (п.п. 29, 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.

2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

По настоящему делу П.

, будучи застигнутым на месте преступления и задержанным, добровольно сообщил органам предварительного следствия об ещё двух осуществленных им хищениях и дал признательные показания, позволившие их раскрыть и собрать достаточные доказательства, подтверждающие виновность осуждённого. Действия П. в соответствии с приведёнными выше требованиями уголовного закона должны быть признаны явкой с повинной и активным способствованием раскрытию и расследованию преступления, то есть обстоятельствами, смягчающими наказание.

Принимая это во внимание, суд апелляционной инстанции счел возможным учесть упомянутые смягчающие обстоятельства и, применив положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, смягчить П. наказание, назначенное за каждое из преступлений и по их совокупности.

Кроме того, признаны обоснованными доводы апелляционного представления о противоречии выводов суда первой инстанции принципу, закрепленному в ч. 1 ст.

6 УК РФ, при определении виновному за названные преступления, имеющие обстоятельственные различия, одинакового наказания. В этой связи по одному из преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст.

158 УК РФ, назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев, по другому – 1 года 7 месяцев лишения свободы.

Частично удовлетворены и доводы апелляционной жалобы осуждённого в части нарушения требований уголовно-процессуального законодательства при получении доказательств по делу.

Положениями ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ прямо запрещается использование в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, которые признаются недопустимыми.

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а его проверка производится путем сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников (ст.

ст. 87,88 УПК РФ).

Вышеприведенными нормами закона установлен порядок получения доказательств и регламентированы их источники, которые должны быть установлены и известны.

К материалам настоящего дела приобщен список вызовов абонента мобильной телефонной связи П., на который суд первой инстанции ссылается в приговоре.

Между тем никаких документов, удостоверяющих факт, основания и соблюдение процедуры его изъятия в деле нет, кроме показаний оперуполномоченного Г., которые ничем не подтверждены.

Сторона защиты настаивала на незаконности получения упомянутого списка и данное утверждение стороной обвинения в порядке ч. 4 ст. 235 УПК РФ убедительно не опровергнуто.

В связи с этим происхождение списка вызовов абонента мобильной телефонной связи П. признано не установленным. Поскольку основания и процедура его изъятия достоверно не соблюдены, судом первой инстанции данное доказательство не проверено, упомянутый список, полученный с нарушением требований уголовно-процессуального закона, признан недопустимым доказательством и исключен из приговора.

//www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

По тем же основаниям признаны недопустимыми доказательствами протоколы изъятия обуви у П. и последующей выемки её у оперуполномоченного К., сама обувь как вещественное доказательство, протокол ее осмотра и заключение эксперта № 283.

Источник: //www.prokhmao.ru/jurisprudence/66640/

Статья 115. Наложение ареста на имущество

Может быть наложен арест на недвижимость по статье 217 ч.3 УК РФ

Новая редакция Ст. 115 УПК РФ

1. Для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.

1 Уголовного кодекса Российской Федерации, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

2. Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

3.

Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, и указать срок, на который налагается арест на имущество, с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд. Установленный судом срок ареста, наложенного на имущество, может быть продлен в порядке, установленном статьей 115.1 настоящего Кодекса.

4. Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

5. При наложении ареста на имущество может участвовать специалист.

6. Арестованное имущество может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ограничениях, которым подвергнуто арестованное имущество, и ответственности за его сохранность, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

7.

При наложении ареста на денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

8. При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями статей 166 и 167 настоящего Кодекса. При отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом указывается в протоколе.

Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест, с разъяснением права в установленном настоящим Кодексом порядке обжаловать решение о наложении ареста на имущество, а также заявить мотивированное ходатайство об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, или об отмене ареста, наложенного на имущество.

9.

Арест, наложенный на имущество, либо отдельные ограничения, которым подвергнуто арестованное имущество, отменяются на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении данной меры процессуального принуждения либо отдельных ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, отпадает необходимость, а также в случае истечения установленного судом срока ареста, наложенного на имущество, или отказа в его продлении. Арест на безналичные денежные средства, находящиеся на счетах лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, наложенный в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, также отменяется, если принадлежность арестованных денежных средств установлена в ходе предварительного расследования и отсутствуют сведения от заинтересованного лица, подтвержденные соответствующими документами, о наличии спора по поводу их принадлежности либо принадлежность этих денежных средств установлена судом в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и (или) гражданским истцом по уголовному делу.

Источник: //upkodeksrf.ru/ch-1/rzd-4/gl-14/st-115-upk-rf

Закон для всех
Добавить комментарий