Можно ли взять на себя исполнительное производство сына?

Стоп-долг: что могут забрать у вас судебные приставы – МК Иркутск

Можно ли взять на себя исполнительное производство сына?

Замначальника отдела организации исполнительного производства УФССП РФ по Иркутской области Евгения Халтагарова рассказывает, как приставы работают с должниками

Касается это выселения из неоплаченного жилья, взыскания алиментных платежей или возврата долга банку либо знакомому. Был суд – вынесено решение – судебные приставы следят за его исполнением. В том числе конфискуют, забирают, арестовывают, запрещают и так далее.

Вот эта деятельность судебных приставов и вызывает множество вопросов у должников.

Поскольку должников, в том числе и в силу наших экономических реалий, с каждым годом становится всё больше, а информация – всё противоречивее, мы задали основные вопросы по долгам, имуществу и запретам заместителю начальника отдела организации исполнительного производства УФССП России по Иркутской области Евгении Юрьевне Халтагаровой.

Деньги на бочку

Итак, суд вынес решение взыскать с гражданина (или гражданки) долг. Не важно, перед кем: банками, управляющими компаниями и ресурсоснабжающими организациями, родителями, детьми или знакомыми. Решение суда поступает к приставам, и они возбуждают исполнительное производство. И в первую очередь обращают взыскание на денежные средства должника.

– У службы судебных приставов есть соглашения практически со всеми федеральными и региональными банками, работающими на территории Иркутской области, – говорит Евгения Халтагарова. – После того, как возбуждено исполнительное производство, мы направляем запросы сначала в крупные федеральные банки.

Если у должника есть открытые счета, на них налагается арест и взыскиваются средства в размере, равном сумме имеющейся задолженности и оплаты госпошлины. Если средств достаточно, то исполнительное производство оканчивается, арест со счетов снимается. Если средств не хватает, арест продлевается и производится списание поступающих денег.

И так – до тех пор, пока долг не будет полностью погашен.

Судебные приставы не видят характер поступающих на карту денежных средств: зарплата, пенсия, алименты, пособия, стипендии, субсидии и так далее. Однако законом предусмотрено, что, во-первых, человеку нужно на что-то жить, а во-вторых, есть денежные поступления, которые списанию не подлежат.

– Нельзя списывать со счетов должника алименты, пенсию по потере кормильца, средства, поступившие в качестве возмещения вреда здоровью, субсидии на приобретение лекарств, – говорит Евгения Юрьевна. – К тому же из пенсии и зарплаты удержание может составлять 50%, в случае с долгом по алиментам – до 70%.

А вот доказывать, что на счёт приходят алименты или зарплата, должник обязан самостоятельно. Приставам назначение денег неизвестно, разбираться они не будут.

То же самое касается и кредитных карт: деньги с них списывать нельзя, поскольку принадлежат они не должнику, а банку, но иногда пристав может наложить арест и на этот счёт.

Такое случается всё реже и реже, но если вдруг на кредитку должника наложено взыскание, ему нужно пойти к приставам и написать заявление на возврат средств, указав, что данная карта является кредитной.

Как и какое имущество забирают?

А если денег нет? Или сумма недостаточна для погашения всего долга?

– При отсутствии средств или поступлений на счетах должника судебные приставы обращают взыскание на его имущество, – говорит Евгения Халтагарова. – Взыскивается ликвидное имущество, то есть то, которое может быть продано.

В первую очередь – автомобили и недвижимость. При этом не надо думать, что авто или дачу забирают сразу же: сначала накладывается арест и должнику даётся срок на погашение долга.

Если долг не погашен, имущество изымается и передаётся на реализацию.

При этом пока, согласно действующему законодательству, лишить должника единственного жилья невозможно – если речь не идёт об ипотечной квартире для неплательщиков ипотечных кредитов.

А вот дача может быть арестована и выставлена на торги. Равно как и автомобиль – даже если он единственный.

Кстати, этот способ взыскания наиболее действенный: как только арестовывается автомобиль, должник тут же находит средства на погашение долга, лишь бы не лишиться машины.

Если же у должника нет ни машины, ни недвижимости, на которую можно обратить взыскание, приставам ничего не остаётся, как отправиться по месту жительства гражданина, чтобы там найти ликвидное имущество и арестовать его. И тут нужно помнить, что законодательство в некоторых случаях достаточно чётко регулирует список того, что может быть арестовано судебными приставами, а что изъятию не подлежит.

– Действия судебных приставов при изъятии имущества гражданина регулируются статьёй 446 ГПК РФ, – говорит Евгения Халтагарова.

– В ней сказано, что у должника нельзя изымать личные вещи, необходимую мебель и бытовую технику, посуду, домашних животных (если, конечно, это не кошки или собаки элитных пород), продукты питания и денежные средства в сумме прожиточного минимума на каждого иждивенца на месяц.

Также не подлежат аресту вещи и предметы, используемые для профессиональной деятельности, если их отсутствие не даст должнику возможность работать, техника, используемая для обучения ребёнка в школе, техника, принадлежащая членам семьи должника, призы и награды.

А вот микроволновки, стиральные машинки, мультиварки, чайники и прочую технику изъять можно. Также пристав может наложить взыскание на совместно нажитое имущество супругов.

Могут прийти и по месту прописки, даже если должник там не проживает – и тогда родственникам придётся доказывать, что вещи в их доме принадлежат им, а не задолжавшему товарищу. Для этого нужно будет предоставлять документы, чеки и выписки.

Кстати, должник может сам предложить приставам имущество, которое можно продать в счёт погашения долга. И выкупить ту же машину, например, отдав на реализацию бытовую технику, картины, драгметаллы – на сумму не меньше, чем сумма долга.

Если приставам не удалось продать изъятое у должника имущество, оно может быть предложено взыскателю, то есть кредитору. Если же оно ему не нужно, то имущество возвращается должнику, а к нему принимаются иные меры взыскания: арест другого имущества.

Скрываться бесполезно

А если должник скрывает своё имущество?

– Уклонение от исполнения судебного решения влечёт административную и уголовную ответственность, – говорит Евгения Халтагарова.

– Если должник в период действия судебного приказа и возбуждённого исполнительного производства продал ту же машину или переписал её на родственников, то приставы будут признавать сделку недействительной.

Если на имущество наложен арест, а должник начинает прятать это имущество, ему грозит уже уголовная ответственность.

И сколько времени это будет длиться?

– Срок исполнительного производства по одному судебному решению составляет в среднем два месяца, – говорит Евгения Халтагарова. – Далее начинают действовать разумные сроки исполнения – до тех пор, пока не будет погашен долг.

Если денег у должника нет, имущества, которое можно арестовать и в дальнейшем продать, тоже нет, пристав оканчивает исполнительное производство в связи с невозможностью взыскания. Кредитор имеет право ещё раз обратиться в Службу судебных приставов спустя шесть месяцев.

Исполнительное производство будет снова возбуждено и процедура повторится.

За шесть месяцев должник может и на работу устроиться, и имуществом обзавестись – поэтому рассчитывать на то, что кредитор получит документы о том, что взять с должника нечего, и успокаиваться не стоит.

И ещё один важный нюанс: договориться с судебными приставами о рассрочке выплаты долга на ваших условиях не получится. Они действуют в рамках закона и по судебному решению. А вот кредитор обычно заинтересован в получении денег и может пойти навстречу, если увидит, что вы хотите решить проблему. Так что лучше не доводить до суда, а платить вовремя.

Источник: https://baikal.mk.ru/social/2019/07/10/stopdolg-chto-mogut-zabrat-u-vas-sudebnye-pristavy.html

Что могут сделать судебные приставы

Можно ли взять на себя исполнительное производство сына?

Суд решает, кто кому что должен, а судебные приставы-исполнители помогают это получить.

Но приставы не всесильны — вынесение судебного решения и начало исполнительного производства не гарантируют, что взыскатель получит с должника деньги. У должника должно быть какое-то имущество, только в этом случае судья и пристав действительно помогут защитить права победителя в судебном разбирательстве.

Разберемся, какие полномочия есть у приставов и что они могут забрать в счет погашения долга.

Если у должника есть официальная работа с белой зарплатой — это джекпот для пристава и взыскателя.

Пристав организовывает определение кадастровых границ участка и отправляет кадастровый паспорт с советским ордером на регистрацию права собственности — все за счет должника. После участок продают.

От сдачи исполнительного документа в канцелярию районного отдела судебных приставов до возбуждения исполнительного производства должно пройти не больше 6 дней.

У одного судебного пристава с официальной рабочей неделей в 40 часов в работе может быть до 4 тысяч должников. Обычно приставы стараются сделать все возможное: поискать банковские счета, квартиры, машины, забрать из дома должника бытовую технику, отправить исполнительный документ в бухгалтерию по месту работы. Но не всегда этого достаточно, если с должника нечего взять.

На сайте ФССП России есть информация о должниках.

Это герой одной из изумительных историй Т—Ж

Сбор будет в пять раз больше минимального, если должник отказался не от возврата денег, а от совершения какого-то действия, например от выселения из квартиры или сноса незаконной постройки. То есть с человека или индивидуального предпринимателя возьмут 5000 рублей, а с организации — 50 000 рублей.

Точное время пристав определяет на свое усмотрение, но прислушивается к мнению должника и взыскателя: приставу важно застать должника дома, а не ждать под дверью возвращения того с работы.

В занятости пристава-исполнителя есть плюс для должника: можно действовать на опережение, самостоятельно приезжать к приставу в отдел и предлагать варианты погашения долга.

Можно договориться, что раз в месяц должник будет сам приносить конкретную денежную сумму, существенную относительно общей суммы взыскания. В этом случае пристав займется более проблемными должниками и на дом поедет к ним.

Такие договоренности обычно подкрепляются расписками, которые должник пишет приставу: нужно соблюдать их, иначе придется ждать гостей.

Чтобы пристав быстрее исполнил решение суда, в интересах взыскателя сообщить приставу, где в действительности живет должник, где можно найти его самого и его имущество.

Должник может просить суд о приостановлении исполнительных действий и тогда, когда оспаривает что-то, связанное с взысканием долга: решение суда, действия пристава, оценку имущества. Если судья согласится, пристав придет позже.

У должника есть право самому выбрать имущество для передачи приставу, если этим имуществом будет погашен долг, но окончательное слово за приставом.

«Телефон могут забрать», — отвечают приставы на сайте ФССП РФ

Не забирают вещи, необходимые для удовлетворения минимальных бытовых потребностей. То есть кровать, стол, стулья, холодильник, плиту судебные приставы не заберут. А стиральную машинку, диван, на котором никто не спит, кресла, микроволновку и ковер забрать могут.

Корову и кроликов у должника не заберут, если тот держит их для себя, а не для бизнеса.

Еще приставы не могут забрать еду, уголь и баллоны с природным газом, необходимые должнику и его семье для выживания. У инвалидов не заберут коляски и слуховые аппараты, а у спортсменов — медали и кубки.

Было бы слишком хорошо для должников, если бы они могли просто не приходить домой и тем самым мешать судебным приставам забирать их вещи.

В нормах закона об исполнительном производстве не указано, что изымать имущество надо обязательно при должнике или что должник обязательно должен подписать акт об изъятии.

Это означает, что, если родственники должника откроют дверь, пристав может начать описывать имущество и без присутствия должника.

Если изъятые вещи стоят меньше 30 тысяч рублей, должник может договориться с приставом и продать эти вещи самостоятельно. Во всех прочих случаях приставы отдают вещи в специальные магазины.

Сайт ФССП: на торгах в Костроме будут продавать машины должников

Если изымается квартира, дом, земельный участок, драгоценности и другие вещи дороже 30 тысяч рублей, стоимость для продажи в течение месяца определяет оценщик.

Если арестованная вещь явно дешевле 30 тысяч рублей и должник не согласен с предложенной ценой, он может привлечь оценщика за свой счет. В этом случае нужно соизмерять стоимость услуг оценщика и сумму, на которую пристав занижает цену вещи.

Еще через месяц судебный пристав предложит взыскателю забрать конфискованное имущество по цене на 25% ниже первоначальной: истцу ничего платить не придется, на эту сумму снизится долг. Если истцу не нужна конфискованная техника, ее возвращают должнику, а долг «зависает» до появления у должника более ликвидного имущества.

Можно ли вернуть имущество, если появились деньги. Можно, но не во всех случаях. Если долг — 100 тысяч, а приставы забрали бытовую технику на 10 тысяч, то, напрямую заплатив эти 10 тысяч, должник свои вещи не вернет. Надо погасить долг полностью, тогда реализацию приостановят и технику вернут. Или можно отправить родственника выкупить конфискат на общих основаниях.

Кстати, имущество забирают не всегда: иногда его описывают, но оставляют должнику на самостоятельную реализацию.

Судебные приставы не арестуют имущество, которое не найдут. Если записывать квартиры и машины на родственников, то поиск по базам ЕГРН и ГИБДД покажет, что у должника ничего нет.

Если хранить деньги в банке из-под огурцов, никакой банк не отдаст их по требованию судебного пристава.

Перед визитом судебного пристава некоторые уносят телевизоры и ноутбуки в машину, гараж или к друзьям, ведь там технику не отыщут.

Имущество, записанное на родственников должника, официально должнику не принадлежит, даже если им пользуется только он. Так что сокрытием это не будет, если только должник не подарил его родственникам уже после вынесения судебного решения о взыскании денежных средств.

  1. Судебный пристав вправе направлять запросы в банки о счетах должника и в Росреестр и ГИБДД — о его недвижимости и транспорте.
  2. У пристава есть право забирать деньги и вещи для исполнения судебного решения. Но последнее не заберут: должнику оставляют крышу над головой, самые необходимые вещи и деньги на текущие расходы.
  3. Изъятые вещи пристав продает через специальные магазины или на торгах.
  4. С приставом можно договориться на постепенное погашение долга — тогда пристав не будет беспокоить. Но маленьких сумм может быть недостаточно. Более существенную отсрочку или рассрочку нужно просить в суде.
  5. Кроме суммы долга судебный пристав взыскивает исполнительский сбор за свою работу — 7%.
  6. В неотложных случаях приставы могут прийти в дом должника в любое время, но за деньгами — только в рабочие дни с 6 до 22 часов.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/pristal/

Забота Маталони. Как отец из Рима и мать из Воронежа 3 года делят сына

Можно ли взять на себя исполнительное производство сына?

История Луиджи Маталони нетипична: житель Рима так жаждет выполнять свои родительские обязанности, что преодолевает расстояние в 3 тыс. км. За 2,5 года итальянский бизнесмен прилетал в Воронеж десять раз, но повидать сына Робертино (имя изменено) смог лишь трижды. При этом мужчина ежемесячно перечисляет для шестилетнего мальчика 450 евро, это около 29 тыс. рублей.

Почему жительница Воронежа Оксана (имя изменено) против встреч отца с единственным сыном и какую роль в конфликте сыграла теща – в материале РИА «Воронеж» к Международному дню отца, который празднуется в воскресенье, 18 июня.

Отцы и дети

Встречи Луиджи со своим сыном строятся по единому сценарию: ребенка выводят на часовое свидание в присутствии бабушки, мамы и ее адвоката. Луиджи сопровождают помощник адвоката, переводчик, судебные приставы и понятые.

Робертино знает два слова на итальянском. Луиджи – пять слов на русском.

– Они тянутся друг к другу, это видно. Понимают друг друга без слов. Луиджи во время этих встреч превращается в ребенка, – рассказала начальник Центрального районного отдела службы судебных приставов Воронежа Татьяна Бакутина, которая была свидетелем этих встреч.

Последнее свидание отца с сыном прошло 9 июня 2017 года. Встречу можно считать удачной – обошлось без драки и вызова полиции. И вообще свидание состоялось, что, скорее, исключение, чем правило.

– В октябре 2016 года у 90-летних родителей Луиджи была золотая свадьба, и он решил сделать им подарок. Купил билеты до Воронежа, чтобы они могли повидать внука, предупредил о предстоящем визите мать ребенка.

Но накануне Оксана положила Робертино в больницу и предупредила персонал, что итальянец хочет похитить сына. Старики стояли под окнами больницы и плакали – внука им не показали даже в окно.

Оксана не передала ребенку их гостинцев, дескать, это не было установлено мировым соглашением, – рассказала представитель интересов Маталони в России, адвокат Галина Белик.

Версия Оксаны

Корреспондент РИА «Воронеж» встретился с 36-летней Оксаной. По словам женщины, она еле унесла ноги из Италии. Муж – тиран и деспот – превратил ее жизнь в ад и вынашивает план похитить сына.

– Он открыто жил с любовницей, просил меня сделать аборт, кидался с кулаками на мою маму, облил бензином мою машину, пытаясь ее поджечь! – перечисляла женщина.

Оксана поехала работать в Италию в начале 2000-х. У девушки не было образования, кроме десяти классов и двух лет занятий восточными танцами. Оксана танцевала в клубах. Вышла замуж, но ненадолго. А 2008 году появился Луиджи.

– Он обещал мне райскую жизнь, а затем растоптал! Маталони толкал мою маму, выгонял ее на улицу, инициировал возбуждение против нее уголовного дела, – рассказала Оксана.

На вопрос, как ее мама вообще оказалась в доме итальянца, Оксана ответила: «Мне было одиноко, а у мамы – астма, ей нужен был морской воздух». На содержании у итальянца какое-то время находилась и бабушка Оксаны, «у которой случился инфаркт».

– Мы не были женаты, но отцом ребенка был записан Луиджи. В Италии так принято: если отец и мать не могут договориться по поводу места жительства ребенком, органы опеки забирают его из семьи.

Продолжаться такая изоляция может довольно долго, иногда годами. А у меня не было работы, жилья, к тому же я родом из другой страны.

Понятно, на чьей стороне оказался бы суд, определяя место жительства сына, – объяснила Оксана причину бегства из Италии в 2013 году.

В Воронеже женщине пришлось туго – восточные танцы оказалось не востребованы. Временами Оксана подрабатывала массажем.

В 2014 году итальянец нашел беглянку и пошел на мировое соглашение – Робертино будет жить с матерью, а он сможет его навещать. Оксана на бумаге была не против.

– Наш суд на его стороне. Все с подобострастием относятся к европейцам и идут ему навстречу, – объяснила женщина.

Итальянец ежемесячно платит алименты – 400 евро, плюс 50 евро – на детский сад.

– Я не запрещаю сыну общаться с отцом по Skype. Просто Маталони требует, чтобы он говорил на итальянском, а сыну не хочется. Маталони – коварный человек, ребенок для него – не цель. Для Маталони важно просто испортить мне жизнь. Я мечтаю, чтобы он, наконец, оставил нас в покое, – сказала женщина.

Версия Луиджи

Луиджи Маталони 49 лет. В пригороде Рима у него свой бизнес – занимается телефонией и телекоммуникацией, а также поставкой светового, аудио- и видеооборудования для гостиниц, эстрадных выступлений.

Иностранец мечтает запустить бизнес в Воронеже, чтобы быть ближе к сыну. Например, открыть ресторан средиземноморской кухни или наладить поставку итальянских вин, но из-за экономических санкций это пока сложно.

По словам Луиджи, рождение сына было не просто желанным, но и «перевернуло его жизнь», ведь мужчине было уже за 40.

– Наша история с Оксаной закончилась еще до рождения Робертино. Так получилось, что он родился, когда семьи уже не было, – вздохнул итальянец.

До рождения сына Луиджи и Оксана жили вместе три года. По словам итальянца, семью разрушила мать Оксаны, которая решила жить с ними.

– Из гостьи теща быстро превратилась в хозяйку – она была везде! Я снял для нее квартиру неподалеку от нас, где она прожила год. После рождения сына я позволил ей вернуться, потому что видел, что Оксана нуждается в помощи. Валентина (имя изменено – прим. РИА «Воронеж») стала главой семьи, диктовала условия. Она решала за нас, что лучше ребенку.

По словам Луиджи, погостить в его дом приехала и бабушка Оксаны.

– Нас не оставляли наедине с сыном. Бабушки увязывались за нами, даже когда мы хотели идти с друзьями в паб. Когда я возмущался, закатывались истерики. Однажды дошло до рукоприкладства: Валентина накинулась на моих пожилых родителей, и мне пришлось вызывать полицию, – рассказал мужчина.

На фоне конфликта Луиджи нашел другую женщину.

У Оксаны своя версия: никакого ножа не было – Маталони просто искал повод выдворить ее мать из страны. Ему было нужно создать негативный образ россиянок перед итальянскими правоохранителями, а потом отнять сына.

– Когда она сбежала, я нанял адвоката. Год искал Оксану. Потом наткнулся на ее старый телефон, где были воронежские номера. По ним адвокат установил местонахождение беглецов.

В 2014 году я впервые приехал в Россию, а в мае 2015 года суд Центрального района Воронежа определил порядок моих взаимоотношений с Робертино – встречаться нам разрешено раз в квартал в присутствии матери.

Но она препятствует нашим встречам, и мне пришлось обращаться к судебным приставам, чтобы они обеспечили исполнение судебного решения, – рассказал Луиджи.

По словам бизнесмена, все, чего он хочет, – это нормального общения с Робертино.

– За час нашего общения у меня нет ни единой минуты, чтобы побыть с ним наедине. Он в присутствии Оксаны не может назвать меня «папа»… Все, что она делает, вредит не мне, а в первую очередь сыну.

Адвокат отца

Дело Луиджи Маталони попало к адвокату Галине Белик в январе 2016 года.

– Я увидела отчаявшегося отца, загнанного в угол. Он пошел на мировое соглашение с бывшей гражданской женой, чтобы иметь хоть какую-то возможность общаться с сыном. В Италии против Оксаны и ее семьи возбуждено два дела. Одно – в отношении матери, которая напала с ножом на родственников Луиджи. Второе – в отношении Оксаны, которая незаконно вывезла ребенка. Если бы мой клиент просто хотел отомстить бывшей сожительнице (как она утверждает), то сообщил бы о ее местонахождении в полицию, а правоохранители через Интерпол экстрадировали бы ее в Италию. Или обратились бы к нашему правосудию. Луиджи на это не пошел, потому что пока будет решаться вопрос о виновности Оксаны, ребенку придется жить в детдоме.

По словам Галины Белик, Оксана написала несколько заявлений в разные ведомства, в том числе в полицейский отдел по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Женщина заявила, что итальянец хочет похитить своего ребенка. Хода заявлениям не дали.

– Пока против Оксаны в Италии возбуждено уголовное дело, ей путь в эту страну заказан. Она требует от Маталони, чтобы он забрал свое заявление на нее и мать. Но, согласно итальянским законам, забрать их нельзя. Можно только передать дело в суд.

Если женщины приедут в суд и вместе с Луиджи заявят, что у них перемирие, и они договорились, тогда дело закроется.

Но женщины не хотят рисковать, считая, что «коварный» итальянец только и добивается, чтобы выманить их на «свою территорию», а там отнять ребенка, – уверена адвокат.

Судебные приставы

По словам начальника отдела службы судебных приставов Центрального района Воронежа Татьяны Бакутиной, в ее отделе это единственное исполнительное производство, где отец – иностранец.

– У нас много случаев, когда из таких «бывших» отцов приходится выбивать алименты через суд, а тут все наоборот. Суммы алиментов, которых удается добиться нашим заявительницам, разные – от 500 рублей до 5-6 тыс. рублей в месяц. При этом есть задолженности и по 200 тыс., и по 300 тыс. рублей. В производстве у нас порядка 350 производств, много должников, из которых около 40 человек в розыске.

начальник отдела службы судебных приставов Центрального района Воронежа

Прогнозы психологов

– Если супруги довели ситуацию до такой степени напряжения, они совершенно не способны ни о ком думать, кроме себя. Скорее сами чувствуют себя нуждающимися в поддержке. Ситуация усугубляется разным менталитетом родителей. Из-за проживания в разных странах вероятность того, что кто-то утратит связь с ребенком, особенно велика.

Давление на малыша с обеих сторон в такой ситуации колоссально. Важно понимать, что обе стороны видят реальность искаженной. И никто не готов взять на себя ответственность и начать диалог. Состояние ребенка в таких обстоятельствах – отдельный разговор. Из-за нее малыш может вырасти нервным, озлобленным и не верящим никому.

кандидат психологических наук, преподаватель психологии ВГУ

– Родительская любовь иногда бывает слепой. Нужно остыть и посмотреть на ситуацию немного отстраненно. Любовь научит снисходительности, мудрости. Как в той притче: кто любит сильнее, не даст рвать дитя на части, а отпустит руку. Женщина в данной ситуации должна понять, что в интересах ее сына общаться с отцом. Хотя бы потому, что он помогает материально, а придет время, будет и надежной опорой сыну во взрослой жизни. Самое уязвимое звено в конкретной семье, конечно, шестилетний ребенок, который вместо заботы и тепла ощущает себя трофеем. Использование взрослеющего человека в роли «орудия пыток» одного из родителей не пройдет бесследно. В подростковом возрасте мальчик может отвернуться от родителей, потеряв к ним доверие. Эмоциональные бури внутри семьи грозят стрессом, который тащит за собой психосоматические заболевания (энурез, заикание, аллергия – первое, что приходит на ум).

В интернациональных семьях рождаются самые красивые, талантливые и яркие дети, но страдают они не столько из-за разницы менталитета и традиций, сколько из-за нежелания родителей услышать друг друга.

психолог центра «Здоровый ребенок»

Контекст

История Оксаны – не первый случай бегства жительницы Воронежа из-за границы с ребенком. Уроженка Воронежа Светлана Анпилова сбежала с 10-летней дочерью Ангелиной из Норвегии в августе 2013 года.

Светлана 11 лет прожила с мужем Фродом Карлсвигом, однако в последние годы брака, по словам женщины, супруг стал злоупотреблять алкоголем, кричать на дочь и «издеваться над ней», а вскоре якобы начал избивать ребенка.

Светлана обратилась за помощью к общественникам, поддержку оказали и сотрудники аппарата детского омбудсмена Павла Астахова. В том же году Астахов сообщил, что Ангелина получила российское гражданство. Мать и дочь переехали к родителям Светланы в Воронеж. 

  • Новости РИА «Воронеж»
  • Мы в Яндекс Дзен
  • Наш Telegram

Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://riavrn.ru/news/kak-otets-iz-rima-i-mat-iz-voronezha-3-goda-delyat-syna/

«Дети, если вы когда-нибудь это прочитаете, знайте, что мама вас помнит». Лейла Муружева против приставов и архаики

Можно ли взять на себя исполнительное производство сына?

К началу 2014 года москвичке Лейле Муружевой стало окончательно ясно, что отношения с мужем не сложились. Приходя с работы, Р. — сотрудник ФСКН родом из Ингушетии — все чаще скандалил, а иногда и бил жену.

Лейла долго не хотела жаловаться, но на новогодних каникулах, наконец, решилась рассказать о выходках мужа своему отцу. Он поговорил с зятем и, поразмыслив, предложил супругам пожить какое-то время раздельно: «Пусть она с детьми останется у нас, вы пока остынете. А потом, глядишь, помиритесь».

Лейла была не против. По ее словам, она не собиралась разводиться и надеялась, что со временем отношения в семье наладятся. Поэтому когда Р.

захотел на день взять детей к себе — его мать специально приехала из Ингушетии в Москву, чтобы повидать внуков — Лейла не возражала. «Это и его дети тоже.

Конечно, он имеет полное право с ними общаться, я не могу им запретить», — рассудила женщина и отдала детей свекрови.

В ту ночь Лейла так и не смогла заснуть: она почему-то волновалась. А рано утром она вместе с отцом отправилась к Р. домой.

«Детей там уже не было. Было понятно, что собирались в спешке: взяли детские вещи в охапку и уехали. Это при том, что моя дочка была тогда на грудном вскармливании. Я не знаю, как они ее везли, это отдельный вопрос. Я была шокирована», — вспоминает Муружева. В тот же день стало известно, что мать Р. забрала пятилетнего Имрана и полуторогодовалую Софию в Ингушетию. Их отец остался в Москве.

Несколько месяцев Лейла и ее семья пытались договориться с родственниками мужа. В апреле Муружева подала на развод, надеясь, что Р. одумается и вернет ей детей, но этого не произошло.

По иску Муружевой Измайловский районный суд Москвы определил, что дети должны жить вместе с матерью. В октябре 2014 года это решение вступило в силу, а еще через несколько недель началось исполнительное производство.

Московские судебные приставы перенаправили дело своим ингушским коллегам, но там дело застопорилось: сотрудники республиканской ССП по разным причинам так и не смогли забрать детей из семьи столичного наркополицейского. Так, например, несколько раз приставы назначали исполнительные действия, не известив об этом Лейлу.

В другой раз они предупреждали ее — но в последние полчаса, и она не успевала приехать из Москвы.

С тех пор Имран и София живут на попечении родителей Р. Сам он по-прежнему работает в Москве — по словам Лейлы, после расформирования ФСКН перешел на руководящую должность в структурах МВД и взял новую жену; впрочем, официально брак не регистрировался.

Лейла уверена, что бездействие со стороны республиканских приставов объясняется тем, что в ССП хорошо осведомлены о роде деятельности ее бывшего супруга.

«У меня нет цели оскорблять бывшего мужа, он в любом случае будет за это отвечать перед высшими законами. Я просто хочу растить своих детей. Почему они живут с чужой женщиной, новой женой моего мужа? Почему они называют ее мамой? В чем проблема передать детей матери, родной матери, которая уже три года бегает по судам?» — недоумевает Муржуева.

Отчаявшись, Лейла обратилась за помощью к старейшинам села, где живут родители Р. Местный имам рассудил, что старшего ребенка нужно спросить, с кем из родителей он хочет остаться, а девочку решено было немедленно передать матери. Родственников Р.

попросили приехать на собрание старейшин вместе с детьми, но в назначенное время они не явились. Тогда совет сам пришел домой к Муружевым, где, по словам Лейлы, «произошла очень некрасивая сцена»: родители Р.

со скандалом прогнали уважаемых людей со двора.

«Я даю тебе добро на суд, потому что с этими людьми по-другому нельзя, с ними договорится невозможно», — сказал Лейле напоследок имам.

Решением совета ее бывших свекровь и свекра «отлучили от села»: теперь ни один из них не может быть похоронен на местном кладбище. «Традиции для нас очень важны в этом смысле.

Понятно, что других рычагов у старейшин нет, поэтому они вынесли такое решение», —говорит Муружева.

В 2015 году Лейла Муружева выиграла суд, доказав бездействие судебных приставов в Ингушетии; спустя год она добилась возвращения исполнительного производства в Москву.

В качестве компенсации морального ущерба от неисполнения судебного решения столичные приставы выплатили ей 50 тысяч рублей.

Юристы из «Правовой инициативы по России» обратились в ЕСПЧ с жалобой на бездействие российских властей.

Очередные исполнительные действия ингушские судебные приставы назначили на 31 января 2017 года. Лейла должна была встретиться с детьми в здании управления ССП в Магасе. Вместе с адвокатами она приехала к офису службы за полчаса до назначенного времени, но в здание ее долго не пускали, ссылаясь на то, что «команды не было».

Имран и София находились в одном из кабинетов ведомства под присмотром дедушки. Когда он вышел, психолог Роза Ганиева, которая приехала вместе с Лейлой, попыталась установить контакт с детьми.

«Я специально привлекла независимого психолога, она уверяла, что может помочь. Роза говорила с детьми, водила их по комнате, но ни одно из действий психолога не было направлено на то, чтобы дети подошли ко мне.

Контакт между нами она наладить не смогла, непонятно, зачем она вообще тогда занимается такими вещами», — рассказывает Муружева. Кроме того, в комнате с детьми находились вооруженные автоматами приставы, говорит она. «Дети запуганы родственниками мужа, рядом — автоматчики.

Зачем они там нужны? Еще больше запугивать детей?» — удивляется женщина.

Имран на появление матери отреагировал бурно. «Я тебя ненавижу, я к тебе не пойду!» — кричал мальчик, не подпуская Лейлу к себе. По ее словам, психолог в ситуацию не вмешивалась.

Четырехлетняя София вела себя спокойнее: она разрешила матери взять себя на руки, села к ней на колени и обняла ее. Они рассматривали детские фотографии и разговаривали. Девочка позволила надеть на себя куртку, но выйти с ней из кабинета приставов Лейла не смогла: по ее словам, снаружи дверь держали сотрудники ССП.

«Роза, сфотографируйте, как я держу Софию на руках!» — попросила Лейла, но психолог сказала, что у нее нет с собой телефона.

В управлении Федеральной службы судебных приставов по Ингушетии «Медиазоне» подтвердили, что во время встречи девочка легко пошла на контакт с матерью, в то время как старший сын Лейлы отказался от общения.

«Силой приставы не имеют права забирать детей и передавать их матери, такова практика. Пристав не может действовать вопреки явному нежеланию ребенка, если он сопротивляется.

Поэтому мы отказались действовать таким образом. Это во-первых.

Во-вторых, психолог, который работал с детьми, не позволила нам забрать детей, заявив, что дети психологически еще не готовы к переменам такого характера», — пояснила представитель ведомства.

На вопрос, почему Муружевой не передали хотя бы дочь, в ССП сообщили, что девочка, когда ее спросили, хочет ли она к маме, сказала, что хочет к Мадине — новой жене своего отца.

После того, как Лейла попыталась уйти с дочерью из кабинета, приставы позвали дедушку Имрана и Софии, и он вместе с внуками беспрепятственно покинул здание. Лейле снова не удалось забрать детей, а судебным приставам — исполнить решение суда. Как и когда приставы планируют довести до конца исполнительные действия, в ведомстве пояснить не смогли.

«Я биться за них буду до конца. Если они вырастут и захотят жить с отцом — проблем нет, я не собираюсь их настаивать против него. Но пока они маленькие, пока они во мне нуждаются, они должны жить со мной. Государство меня защитить не может даже со множеством решений суда, вступивших в силу», — говорит Муружева.

По словам юриста «Правовой инициативы по России» Бике Гюльмагомедовой, в случае Лейлы и ее детей ССП сделала далеко не все, что могла. У приставов довольно широкие полномочия, их основная задача — исполнить решение суда, — напоминает юрист.

«Все эксперты привлекаются к делу, только если приставы считают это необходимым. В данном случае привлечение психолога оправдано, поскольку дети не виделись с матерью три года. Она для них человек уже не совсем знакомый, это нормально. Поэтому действительно нужна работа психолога, но правильная.

У нас же получилось все вот так: дети разговаривали с психологом, которого они впервые видят, за 20-30 минут до начала производственных действий. Дети были закрыты для диалога с неизвестным им специалистом, а сама обстановка исполнительного действия все еще больше усложняла», — говорит Гюльмагомедова.

«Приставы могут организовывать подготовительную работу детей с психологом. Но ничего такого не делается», — объясняет она.

Правозащитники планируют привлечь к делу федеральных судебных приставов.

«Есть такая эффективная мера, как передача дела в Федеральную службу судебных приставов. У них список полномочий еще шире, поскольку они могут ездить в разные регионы для исполнения судебных действий.

Приставы федерального уровня могли бы приехать в Ингушетию, и у них был бы другой взгляд на это дело, а это очень важный момент.

Ведь кроме того, что внутри республики могут быть какие-то связи, договоренности или еще что-то, тут играют роль местные обычаи и традиции, которые полностью проникают в деятельность местных государственных органов. В этом случае, например, они могут считать, что дети должны жить с отцом», — говорит правозащитник.

Лейла Муружева признается, что отчаялась, но не собирается оставлять попыток вернуть детей: «Вы поймите, мне самой неприятно выносить грязь из семьи, мне тяжело. Тем более с нашим менталитетом это втройне тяжело.

Но почему мне никто не может помочь? Я просто хочу, чтобы мой сын и моя дочка знали, что я их очень люблю, я помню о них каждую секунду. Я хочу, чтобы они знали, что я их не бросала.

Дети, если вы когда-нибудь это прочитаете, знайте, что мама вас помнит и ждет вас каждый день».

Источник: https://zona.media/article/2017/07/02/leila

«Денег ждём 10 лет»: как добиться через приставов выплаты алиментов на детей

Можно ли взять на себя исполнительное производство сына?

Челябинка 10 лет добивается через ФССП, чтобы её бывший муж начал платить алименты на дочь. Другая мать винит приставов в плохой работе из-за того, что регулярные выплаты прекратились, когда экс-супруг сменил место работы.

В ведомстве не исключают сложных исполнительных производств, которые затягиваются. Порой это связано с тем, что с должника просто нечего взять — за ним не числится ни денег, ни имущества.

Рассказываем, как добиться через приставов выплаты алиментов на детей.

Порой взыскать алименты не удаётся потому, что взять с алиментообязанного нечего

Олег Каргаполов

— Через год после развода с Сергеем поняла, что платить алименты добровольно он не будет, и в 2008 году подала иск на взыскание алиментов, — рассказала Анна Л. — Суд Курчатовского района назначил сумму алиментов, делопроизводство передали приставам.

 За десять лет бывший супруг перечислял алименты на протяжении только одного года. В 2012-м с ним побеседовал дознаватель службы судебных приставов, и регулярно на мой счёт стала падать положенная сумма. А потом бывший уволился с официальной работы. И долг снова стал расти.

По моим примерным подсчётам, он задолжал уже больше миллиона рублей. Точную сумму, к сожалению, не знаю. Несколько раз писала заявления приставам с просьбой высчитать сумму задолженности, но ни на одно своё обращение ответа так и не получила.

А долг бывшего мужа на сайте приставов давно не обновляется — застыло на 300 тысячах рублей.

По словам женщины, на мужчину пытались воздействовать, ограничив ему выезд за границу.

— Но он просто стал отдыхать в России, — разводит руками Анна. — Ещё просила пристава ограничить бывшего в водительских правах. Но вижу на сайте приставов, что его продолжают штрафовать за нарушение ПДД.

То ли ограничения нет до сих пор, то ли просто он без прав гоняет по городу… Дочке уже 16 лет исполнилось! Учить её нужно, одевать… Я очень удивляюсь, когда читаю новости о том, что кого-то арестовали на несколько суток, лишили машины, телефона или ещё как-то наказали за задержку алиментов. Наш-то злостный неплательщик живёт спокойно и безнаказанно в двух кварталах от нас, не прячется.

В долгих очередях у приставов слышу столько историй о том, что редко кому удаётся что-либо взыскать… Вот как получить с бывшего мужа алименты, если он их платить не хочет?

Сменил работу — перестал платить

Схожей историей поделилась челябинка Анастасия.

— Суд вынес решение, я отдала исполнительный лист приставам, и примерно через месяц алименты стали регулярно поступать мне на карту, — рассказала она. — Так было почти три года. Но в январе бывший супруг уволился и до апреля официально нигде не работал, хотя постоянно хвалился, что зарабатывал неплохо.

Сейчас, насколько знаю от его родителей, он уже и аванс дважды на новой работе получал, и зарплату. И вроде как устроен официально. Но на сына так ни копейки и не перевёл. Исправно только завтраками кормит.

Вот интересно, а за те два месяца, что он не работал, какие-то алименты положены? И почему приставы не взыскивают алименты с зарплаты на его новой работе?

Полина Авдошина (инфографика)


Советы приставов

В службе судебных приставов региона рекомендуют всю информацию о ходе исполнительного производства получать непосредственно от пристава-исполнителя. А если результаты его работы не устраивают, то обратиться к начальнику отдела и далее к руководству УФССП — тогда исполнительное производство возьмут на контроль.

— Должник челябинки Анны Л. долгие годы официально не трудоустроен, а пристав работает только с официальными источниками дохода, — объянила главный специалист пресс-службы УФССП по Челябинской области Ольга Шебанова. — Имущества за ним не зарегистрировано.

В октябре 2016-го за неуплату алиментов его отправили под административный арест на 10 суток (часть 1 статьи 5.35.1. КоАП). Но и после этого платить алименты он так и не начал, что стало основанием для возбуждения уголовного дела (часть 1 статьи 157 УК).

В июне 2017 года суд назначил ему 80 часов исправительных работ с отчислением 10 процентов заработка в доход государства.

К отработке он не приступил, и по ходатайству уголовно-исполнительной инспекции суд заменил ему работы реальным лишением свободы, которое он сейчас отбывает.

Задолженность рассчитана, соответствующее постановление взыскатель Анна Л. сможет получить лично на приёме судебного пристава. Долг на 31 мая 2018 года составляет 520 тысяч 552 рубля 42 копейки, уточнили в региональном управлении ФССП.

— Что касается штрафа должника за нарушение ПДД, то он числится с апреля 2017 года и был вынесен в результате остановки экипажем ДПС — он нарушил правила как пешеход, — указала Ольга Шебанова. —  А в водительских правах он был ограничен в декабре 2017 года. Если же он вновь сядет за руль, то уличить его смогут только сотрудники ГИБДД во время остановки и проверки документов.

Челябинке Анастасии нужно было обратиться к приставам сразу, лишь только алименты перестали поступать.

— После направления копии исполнительного документа в организацию для удержания периодических платежей, исполнительное производство оканчивается (пункт 8 статьи 47 закона «Об исполнительном производстве»), — объяснила Ольга Шебанова.

— Если алименты перестали поступать, достаточно об этом сообщить судебному приставу-исполнителю, написав заявление о возобновлении исполнительного производства, по-возможности указав новое место работы должника. И отчисления вновь начнутся.

Но вообще о смене своего места работы должник обязан извещать судебного пристава самостоятельно, чтобы избежать наказания (статья 17.14 КоАП). Ситуация изменится, как только хотя бы одна из сторон обратится к судебному приставу.

Полина Авдошина (инфографика)

Долг по алиментам рассчитывается на основании исполнительного документа. Это либо доля от всех видов доходов, либо заранее оговоренная сумма. Если речь идет о доле дохода, а должник официально не работает, то ежемесячный платёж рассчитывается на основании среднероссийской зарплаты.

Источник: https://74.ru/text/gorod/65101171/

Закон для всех
Добавить комментарий