Односторонний отказ от договора цессии

Как расторгнуть договор цессии?

Односторонний отказ от договора цессии

Цессией называют договоренность по переуступке прав на какую-либо задолженность другому лицу без согласия должника. Часто используется в гражданском праве, однако не все виды долгов можно передать таким методом. Такие, как задолженность по алиментам или причинению ущерба, не подходят к этому виду правовых отношений.

Законные основания

Расторгнуть договоренность по уступке права требования можно судебным постановлением, если изменились начальные условия или если изменилась ставка рефинансирования, а также в случае нарушения условий договоренностей. Основанием прекращения договора цессии между истцом и ответчиком может быть непредставление документов, без которых он недействителен.

А именно:

  • если он не прошел регистрацию в Росреестре (для сделок по недвижимости);
  • если не произведена оплата по сделке в установленные сроки;
  • а также если в случаях передачи уступки права долга на лицо, не имеющее на это правового статуса.

Право на расторжение имеет цедент (собственник долга) и новый владелец долга (цессионарий). Должник не обладает подобными полномочиями.

Расторжение договора цессии в одностороннем порядке

Расторжение договора уступки права требования в одностороннем порядке возможно, если процедура расторжения указана в соглашении. Необходимо просто проинформировать партнера в письменном виде и обозначить дату, с которой договоренность расторгается.

Оформление уведомления

Для оповещения стороны об инициировании расторжения договоренностей необходимо составить письменное уведомление. Цель уведомления о расторжении состоит в оповещении стороны о намерении одностороннего отказа от исполнения обязательств и возмещения убытков судебным путем. Вторая сторона имеет право принятия мер по устранению нарушений в течение месяца.

В уведомлении описывается процедура и срок расторжения договора. Также уведомление должно содержать условия финансовых расчетов, реквизиты сторон, вид, дату и срок договора. Указываются в уведомлении и основания расторжения и другая необходимая информация по сделке.

Законодательного образца уведомления о договоре уступки права требования в одностороннем порядке нет, сторона-инициатор самостоятельно разрабатывает бланк, либо использует образец других компаний.

Отправляется уведомление почтой с уведомлением о вручении, возможно дублирование отправки электронной почтой или факсом.

Как расторгнуть договор по соглашению сторон?

Расторгнуть договор уступки права требования возможно по соглашению сторон при условии обстоятельств, не устраивающих обеих сторон сделки. Это может быть юридическая ошибка при составлении документации, частичное недопонимание принятых договоренностей либо другие причины, не зависящие от сторон.

В таком случае стороны вправе заключить соглашение о расторжении договора цессии. Соглашение заключается по обоюдному согласию обеих сторон и невозможностью решить претензии иным способом. Аннулирование соглашения о расторжении договора цессии производится в установленном законом порядке.

Образец соглашения

Соглашение должно содержать номер и дату заключения соглашения, наименование и реквизиты обоих сторон, представлены все данные о документе, расторжение которого производится, прописывается причина заключения соглашения о прекращении прежних договоренностей (это может быть отсутствие согласия должника по уступленному требованию), затем обозначается сумма возвращаемого права требования и обязательно решение о прекращении обязательств.

В образце соглашения отмечаются сроки возврата документов цессионарием, подтверждающие права на уступку требования и сроки уведомления цедентом должника о прекращении сделки. Извещение должника производится почтовым письмом с уведомлением.

Обращение в суд

В случаях отказа одной из сторон от мирного соглашения о добровольном прекращении обязательств возможно аннулирование его в судебном порядке. У несогласной стороны есть право выбрать способ расторжения соглашения в зависимости от оснований для прекращения договорных обязательств.

Истец отправляет исковое заявление с указанием оснований для аннулирования сделки в судебное управление. Исковое заявление подается по месту нахождения ответчика. Если оно неизвестно, то по месту нахождения его имущества или последнему известному месту проживания.

Образец иска

Судебный иск должен содержать контакты и реквизиты как непосредственного заявителя, так и ответчика. В образце иска о расторжении договора цессии описывается попытка, предпринятая истцом для решения проблемы по взаимному согласию и последовавший отказ ответчика.

К исковому заявлению необходимо приложить копию договора цессии и другую документацию, подтверждающую обоснованность претензий истца и необходимость расторжения договоренностей.

В иске потерпевшая сторона должна указать свои действительные координаты, а также координаты ответчика. Указывается причина, в соответствии с которой возникла необходимость аннулирования контракта цессии.

Судебное решение выносится на основании представленных документов, учитываются все обстоятельства, имеющие прямое или косвенное отношение к заявленной сделке.

Правовые последствия

В течение месяца со дня подачи искового заявления суд выносит решение. При несогласии ответчика с решением суда он может подать апелляцию на повторное рассмотрение дела. Для этого ответчик отправляет в суд претензию с указанием веских причин для сохранения действия договора.

При расторжении договора цессии с его соучастников снимаются все обязательства. Последствия могут наступить в том случае, если они напрямую зависят от фактов, которые послужили основанием для расторжения сделки.

При неисполнении условий договора второй стороной ответчик обязан возместить потерянные средства истца, уплаченные при оформлении контракта при отсутствии обстоятельств, не зависящих от сторон.

При наличии таковых стороны возмещают друг другу потраченные средства и договор считается аннулированным.

Если у Вас есть вопросы, проконсультируйтесь у юриста

Задать свой вопрос можно в форму ниже, в окошко онлайн-консультанта справа внизу экрана или позвоните по номерам (круглосуточно и без выходных):

  • 8 (800) 350-83-59 — все регионы РФ.

Источник: https://dom-i-zakon.ru/grazhdanskoe-pravo/rastorzhenie-dogovora-cessii.html

Спасение цессионария — дело рук самого цессионария

Односторонний отказ от договора цессии

Коллеги, предлагаю тем, у кого есть свободное время или просто хроническая пытливость ума, разобрать интересный кейс на тему незащищенности прав цессионария в вопросах взыскания переуступленной последнему задолженности.

Тонкости правового регулирования перемены лиц в обязательстве всегда вызывали много вопросов у практикующих юристов. Особое внимание к подходу в формировании судебной практики на данную тему уделял мною любимый ВАС РФ.

Обстоятельства дела.

Крупное предприятие S на рубеже эпохи правления “эффективных” менеджеров-распильшиков находилось в стадии экономического упадка.

Будучи компанией с госучастием, в качестве последнего глотка воздуха интенсивно кредитовалась одним московским банком для реализации масштабного проекта по строительству, который по легенде “эффективных” управленцев должен был окупить все убытки лет минувших, и с которого соответственно “эффективные” менеджеры получали свои бонусы-откаты. Для контроля расходования средств банком была приставлена аффилированная с последним фирма – надсмотрщик, фактически выполнявшая роль управляющей организации.

Между двумя лицами действовал договор на оказание услуг по организации и осуществлению технического надзора всего проекта строительства.

Договоры со сторонними подрядчиками заключались на управляющую организацию, выступающую в роли заказчика.

Впоследствии проект по комплексному строительству был приостановлен. Договор на оказание услуг по строительству между предприятием S и управляющей организацией расторгнут. По всем договорам между заказчиком и подрядчиками заключены приостанавливающие соответствующие правоотношения доп соглашения, которые по условиям также замораживали все неосвоенные авансовые платежи.

Одним из таких договоров являлся договор на выполнение проектных работ  (ставший в последующем спорным) со строительной фирмой для последующего выполнения части строительства. Указанный договор заключен в преддверии начала комплексного строительства.

По данному договору заказчик авансировал деньги, причем большие и без какого-либо обеспечения, даже в отсутствие элементарной неустойки.

После приостановки строительства между заказчиком и подрядчиком по спорному договору на выполнение проектных работ заключено доп соглашение «о приостановке работ» с вялой мотивировкой: «в связи с отсутствием финансирования выполнить зачет по выполненным работам из ранее оплаченных авансов», а про саму приостановку договора нет ни слова (и хотел бы здесь сразу заметить – критически относится судья к квалификации соглашения, как «приостанавливающего»).

Далее спустя два года предприятие S продали с  аукциона (стоит заметить, что сумма лота почти на 2/3 состояла из суммы требований банка перед предприятием).

Банкротить было нельзя, так как объект почти государственной важности, да и убыточным, при грамотном менеджменте, не будет никогда.

Объект был оценен специалистами по развитию активов как перспективный и выкуплен новыми собственниками, чьи интересы я и представляю. Далее не буду лезть в экономику и политику.

В преддверии продажи предприятия состоялась массовая переуступка всех договоров с заказчика на предприятие S – истцу по существующему процессу (конечно же, без согласования подрядчиков как кредиторов по встречным обязательствам).

Договоры цессии по условиям были сделками о передаче всех прав и обязанностей, а по факту – рядовыми договорами цессии (переуступкой права), так как не содержали согласия на перевод долга по обязательствам заказчика, как того требуют императивные правила статей 391, 389 ГК РФ. В том числе и тот, на основании которого предприятие S позже вышло с иском в суд.

Ранее подрядчик по договору на выполнение проектных работ (как и все остальные), узнав о приближающейся  смене собственников предприятия S, решил “закрыть” перед предприятием долг в виде аванса, выслав “выполненные” работы по почте.

Соответственно бывшее руководство ответило отказом в принятии “выполненных” работ, сославшись на приостановку всего строительства двумя годами ранее, и выслало подрядчику все это добро обратно бандеролями.

Предмет спора.

Цессионарий (по сути, с наличием только лишь права требования и не будучи стороной в договоре) обратился с иском о взыскании неотработанного аванса (отказавшись от договора за полтора месяца в порядке 717 ГК РФ). Учитывая, что, будучи цессионарием, он имеет только право требования и не является стороной в основном договоре, задается логичный вопрос – от чего отказывался?

Стоит заметить, что отказ от договора был после высылки подрядчиком “выполненных” работ по почте.

Исковые требования – оставшаяся недозачтенная (в допнике о «приостановке») сумма аванса.

Судебный процесс перешел в мое ведение после подачи иска.

Ответчик (подрядчик) строит свою защиту на том доводе, что цессионарий не сторона в договоре подряда на выполнение проектных работ, и поэтому суду следует в иске отказать. Иными словами, блокирует нам расторжение договора подряда на выполнение проектных работ, без которого согласно правовой позиции ВАСа нельзя взыскивать неосновательное обогащение.

Также ответчиком неохотно заявлен встречный иск, с указанием на то, что аванс составлял  4 млн., а  работы он “выполнил” на 5 млн. Хотя работы были по условиям договора на 20 млн. На мой вопрос: «почему выполнили только на 5, а не на 20 тогда уж?», прозвучал ответ – «на столько нам хватило аванса (4 млн.) и своих денег (1 млн.)». Смех, да и только.

По условиям договора обязательство по выполнению проектных работ подрядчиком ставилось в зависимость от первичных обязательств заказчика по передаче исходной документации, разработанной немецкой подрядной организацией (условия спорного договора в числе прочего содержали обязательства по ее адаптации под российские нормы).

Из слов полунемых сотрудников (продолживших работу после смены собственника – не ушли скорее только пенсионеры) неуверенно слышится, что мы им исходную документацию не передавали, следовательно, я делаю вывод, что договор для них в принципе не исполним, о чем и указываю суду в своих пояснениях (и за исходной документацией соответственно после приостановки они к нам и не обращались).

Также больной мозолью является невозможность заявить ходатайство о проведении судебной экспертизы, так как сдерживающим фактором является то обстоятельство, что если окажется, что у них все-таки имеется исходная документация, в преддверии экспертизы последние смогут состряпать какие-нибудь работы или, что хуже, суд назначит их эксперта.

Важным обстоятельством является тот факт, что истец по всем договорам производил расчет за заказчика со своего расчетного счета, поэтому стал цессионарием не только в силу сделки (цессии), но и  в силу закона (п. 5 ст. 313 ГК РФ).

Своеобразным индикатором является то, что ответчик находится  в стадии ликвидации, со сменившимся юр адресом (с Москвы на Башкортостан: в лексике арбитражных управляющих – “банкротный туризм”),  а в отношении цедента – заказчика инициирована процедура банкротства (конкурсное производство). Таким образом, даже если предположить об отсутствии права предприятия S расторгнуть договор, дальнейшие правоотношения по нему невозможны в принципе.

Мое нападение строится на косвенных доказательствах: протоколы еженедельных технических совещаний  (с участием всех подрядчиков, в том числе ответчика и заказчика)  по всему комплексу строительства до даты доп соглашения, который  я позиционирую как приостанавливающий работы. Приобщив их, я бросил вызов оппоненту, который мог бы опровергнуть мою позицию и продолжить цепочку протоколов совещаний после даты доп соглашения «о приостановке», если работы, как он утверждает, выполнялись им реально, с нашим согласованием.

Никаких согласований госорганов и исполнительных смет, что также не могу не заметить.

В качестве контрдовода о наличии права на расторжение договора подряда цессионарием я ссылаюсь на практику 9 ААС, который в постановлении по делу № А40-114479/2013 пришел к следующим выводам:

«Для замены стороны в договорах займа не требовалось согласие ответчиков, поскольку неисполненных обязательств перед ними у Займодавца не имелось.

Таким образом, у Истца имеется право требовать досрочного расторжения спорных договоров займа».

В рассматриваемом же случае ситуация немного иная: в связи с предоплаченными авансами у нас на момент переуступки не было обязательств по оплате, но возникли бы в случае возобновления строительства. А с учетом того, что ответчик ликвидируется, возобновление договорных правоотношений невозможно. Поэтому, по моему мнению, имеется право на досрочный односторонний отказ от спорного договора.

Также факт предъявления ответчиком встречного иска к предприятию S о взыскании задолженности по договору (сверх суммы аванса) свидетельствует о признании ответчиком предприятия S стороной в договоре (в противном случае последний выступал бы в качестве ненадлежащего ответчика по встречному иску).

Последним спасательным кругом является постановление Арбитражного суда Московского округа по делу А40-79196/11, который оставляя в силе судебные акты нижестоящих инстанций, установил:

Источник: https://zakon.ru/Discussions/spasenie_cessionariya_-_delo_ruk_samogo_cessionariya/57268

Расторжение договора цессии при неоплате

Односторонний отказ от договора цессии

11.01.2018 | Новая адвокатская газета | Виктория Велимирова

Эксперты «АГ» отметили качественную аргументацию определения ВС РФ. Один из них также заметил, что Верховный Суд продолжает тенденцию по защите добросовестных участников оборота и отказу в защите недобросовестных лиц.

ВС РФ вынес определение по делу №А40-172921/2016 по вопросу влияния расторжения договора цессии на цепочку дальнейших сделок.

Общество и Завод заключили договор купли-продажи оборудования, за которое был передан аванс. Завод не выполнил свою часть сделки, в связи с чем должен был вернуть денежные средства Обществу. В свою очередь последнее, выступая в качестве цедента, передало право требования Бюро, которое по соглашению об уступке должно было выплатить Обществу 80% от уступленной суммы.

В дальнейшем по делу о банкротстве Завода в реестр требований кредиторов было включено требование Бюро по основному долгу и неустойке.

Свои обязательства по оплате переданного права требования Бюро не исполнило, при этом оно уведомило Общество о решении передать право требования Комбинату.

Несмотря на то что Общество с этим решением не согласилось, Комбинат получил это право и в скором времени передал его Торговому дому. Общество направило Бюро и Комбинату уведомления о своем несогласии, но они остались без ответа.

В связи с неоплатой соглашения об уступке Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Бюро, Комбинату и Торговому дому о расторжении трех договоров цессии и истребовании из чужого незаконного владения права требования к Заводу долга и неустойки. Общество указало, что спорное требование находится у него в залоге в силу п. 5 ст. 488 ГК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанций, а также суд округа отказали в удовлетворении требований.

Разрешая спор, они отметили, что неоплата не является основанием для признания сделки недействительной, то есть по существу разрешили вопрос о квалификации сделки на предмет ее действительности, а не наличия оснований для расторжения.

Таким образом, судами нижестоящих инстанций были рассмотрены не те требования, которые заявлены, что нарушает право истца на судебную защиту в части определения и формулирования предмета иска и свидетельствует о неправильном применении судами норм процессуального права, на что и указал ВС РФ.

Судебная коллегия по экономическим спорам пояснила, что требование истца необходимо разрешать с учетом положений п. 2 ст. 450 ГК РФ, так как в данном случае появилось основание для расторжения договора из-за существенного нарушения его условий одной из сторон.

Также Суд разъяснил, что в части иска, касающейся лишения прав на спорное требование конечного цессионария, необходимо учитывать, что расторжение первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает только стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих лиц, в том числе последующих цессионариев.

Вместе с тем Суд сослался на п. 3 ст.

308 ГК РФ, в которой указано, что конкретные обязательственные условия предшествующих соглашений об уступке не должны затрагивать прав лиц, не являющихся сторонами данных соглашений, поскольку такие условия носят относительный характер и не могут связывать третьих лиц (исключение могут составлять случаи, когда последующие цессионарии являются недобросовестными). В результате ВС РФ определил отправить дело на новое рассмотрение, указав на необходимость оценить добросовестность Комбината и Торгового дома как последующих цессионариев, а также проверить и довод о совместном злоупотреблении Обществом и Бюро своими правами.

Партнер BMS Law Firm Денис Фролов считает, что это достаточно важное решение для практики, так как здесь разбирается вопрос влияния расторжения договора цессии на цепочку дальнейших сделок.

«Верховный Суд указывает, что расторжение первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих лиц, в том числе последующих цессионариев. Исключение – когда последующие цессионарии являются недобросовестными, например, действуют согласованно с первым цессионарием.

Суды при этом должны установить недобросовестность таких третьих лиц, иначе не будет оснований для принятия решения, которое может затрагивать их права», – пояснил эксперт.

Денис Фролов добавил, что на практике это распространенная ошибка, так как суды часто неправильно разрешают подобные споры, например, принимая решения, которые затрагивают права дальнейших цессионариев, не имея никаких доказательств их недобросовестности.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/rastorzhenie_dogovora_tsessii_pri_neoplate/

Закон для всех
Добавить комментарий