Получила удар в живот

Суд по административному делу Дарьи Сосновской, которую 10 августа ударил кулаком в живот сотрудник полиции при задержании после акции “Вернём себе право на выборы!”, может быть отложен из-за того, что женщина вечером в понедельник попала в больницу. Об этом сообщила адвокат Сосновской Татьяна Молоканова. Сосновской за нарушение правил проведения митинга грозит штраф от 10 до 20 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 40 часов.

Этот удар попал на видео и стал причиной новой волны гнева пользователей соцсетей в адрес сотрудников правоохранительных органов. Позже Сосновская рассказала, что второй раз полицейский ударил её по голове возле автозака.

Татьяна Молоканова, сотрудничающая с правозащитной организацией “Зона права” и представляющая интересы Дарьи Сосновской, в понедельник подготовила вместе с ней и подала в Следственный комитет заявление по факту превышения сотрудниками полиции своих должностных полномочий и причинения Сосновской телесных повреждений.

По ее словам, оно было принято ведомством, которое по результатам доследственной проверки может возбудить уголовное дело против ударившего Дарью полицейского или полицейских. Как сообщила Молоканова Радио Свобода, на самом деле ударов было два и наносились они, возможно, разными сотрудниками. Второй удар был нанесен Дарье Сосновской по голове, когда ее сажали в автозак.

Схожее заявление направил в СК заместитель главного редактора “Новой газеты” Сергей Соколов.

В воскресенье глава международной правозащитной группы “Агора” Павел Чиков объявил вознаграждение в 100 тысяч рублей за любую информацию об ударившем Дарью Сосновскую полицейском.

В понедельник телеграм-канал “База” опубликовал пост, в котором утверждается: первый удар Сосновской, в живот, нанес Сергей Цыплаков, полицейский 5-го батальона 2-го оперативного полка полиции ГУ МВД по Москве. Если верить “Базе”, личность Цыплакова каналу раскрыли его сослуживцы.

По словам Павла Чикова, редакция “Базы” отказалась от объявленного им вознаграждения, поэтому оно пойдет на оплату работы адвоката Татьяны Молокановой. В понедельник вечером на сайте ГУ МВД России по г. Москве появилось сообщение, в котором утверждается, что Цыплаков не имеет отношения к этому “инциденту”.

На видео с задержанием Сосновской слышно, как она требует от полицейских отпустить инвалида, которого ведут в автозак перед ней. Но бьют её не за это: кто-то из коллег ударившего Сосновскую сотрудника обронил резиновую дубинку, и тот решил поднять её.

Для этого ему пришлось на секунду остановиться, в то время как Дарья Сосновская по инерции продолжила движение вперед. Чтобы остановить ее, полицейский и нанес удар женщине в живот, затем поднял дубинку своего коллеги и дальше повел задержанную в автозак.

Попал на видео и момент задержания Дарьи Сосновской. На записи видно, как полицейские заламывают ей руки, а Сосновская кричит, что “потеряла очки”:

Днем в понедельник адвокат Татьяна Молоканова ответила на несколько вопросов Радио Свобода. Разговор состоялся еще до того, как стало известно о госпитализации Дарьи Сосновской.

– Каков сейчас ваш с Дарьей план действий – как в том, что касается наказания ударившего ее полицейского, так и в отношении ее административного дела?

По поводу административного дела – будем воевать, будем доказывать свою правоту в суде, завтра у нас судебное заседание.

Что касается наказания, то мы еще с Дарьей этот вопрос не обсуждали, мы хотим, чтобы сперва Следственный комитет рассмотрел наше заявление, принял законно обоснованное решение и возбудил уголовное дело.

В дальнейшем мы уже будем обсуждать вопрос о наказании. Конечно мы хотим справедливости.

– Какие нарушения были, по вашему мнению, допущены сотрудником полиции?

– Мы, во-первых, просим установить лицо или лиц, которые причинили ей телесные повреждения, потому что было два удара: первый удар – в живот, который был зафиксирован на видеокамеру, второй удар был уже, когда её закидывали в автозак, удар по голове.

У неё головные боли, медиками зафиксирован ушиб мягких тканей волосистой части головы, голова у неё до сих пор болит.

Одно это лицо или разные лица – мы хотим, чтобы Следственный комитет это установил и привлек их к уголовной ответственности по факту превышения должностных полномочий и по факту причинения Дарье телесных повреждений.

– Опасаетесь ли вы мести Дарье со стороны полицейских после того, как эта история получила резонанс?

– Она находится под нашим контролем, мы с ней постоянно на связи. В случае угроз в ее адрес с моей стороны будут предприняты все необходимые меры для ее защиты.

– Вы, наверное, уже видели сообщения о том, что полицейский, который ударил Дарью в живот, это некий Сергей Цыплаков?

– Я не могу это комментировать. Завтра мы будем знакомиться с материалами об административном правонарушении. Этот ли это человек или нет – возможно, это будет видно оттуда, возможно в материалах дела будут протоколы тех лиц, которые её задерживали. Если какая-то информация не будет “сходиться”, думаю, её должен проверить Следственный комитет.

Сама Дарья Сосновская пока дала лишь одно интервью, изданию “Медиазона”. Она рассказала, что действительно участвовала в митинге 10 августа на проспекте Сахарова, что это её первое задержание в жизни и что задерживавшие ее полицейские не представились. По словам Сосновской, ее задержали за замечание сотрудникам полиции, которых она попросила отпустить задержанного до нее инвалида.

Акция 10 августа в Москве на проспекте Сахарова стала крупнейшим протестным митингом за последние годы. По данным “Белого счётчика”, в ней участвовали более 50 тысяч человек. Участники митинга вновь потребовали регистрации независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы. Протесты в Москве с требованием допуска независимых кандидатов до выборов продолжаются уже месяц.

В общей сложности за это время полиция задержала около трёх тысяч человек. После акции 27 июля Следственный комитет возбудил уголовное дело о массовых беспорядках, по которому арестованы 14 человек.

В числе требований участников митинга 10 августа на проспекте Сахарова было прекращение этого уголовного дела и освобождение из-под стражи всех, кому следствие предъявило по нему обвинения.

svoboda.org

Источник: http://www.19rus.info/index.php/vlast-i-politika/item/107852-khotim-spravedlivosti-vstupilas-za-invalida-poluchila-udar-v-zhivot

Муж ударил меня в живот

Получила удар в живот

В первый раз меня избил отец в 15 лет. Я растерялась — папа никогда меня раньше не бил. Потом папа избил двоюродную сестру и тётю. Тётю, лежачего инвалида, избил прямо в кровати железной палкой, всего лишь за то, что она не хотела одолжить ему денег.

Я уговаривала обратиться в милицию, не оставлять всё так, но родственники жалели папу, бабушка защищала его мужественно, мол, всякий человек может ошибаться, тем более пьющий, а потом, возможно, его спровоцировали, и, если мы обратимся в милицию, она не будет с нами разговаривать всю жизнь. Хорошо, что папа спивался быстрыми темпами и потерял силу, его достаточно было слегка двинуть локтем, чтобы он упал. Один раз я его толкнула, и он сломал рёбра, ползал по полу и стонал от боли, и, может, кто-то его и пожалел бы, но не я, не мама, не брат, которым пришлось достаточно долго делить крышу с пьянью.

Я верю в то, что отношения внутри семьи влияют на развитие и жизнь детей, которые в ней растут. Всю свою жизнь я борюсь с этим наследством — неблагоприятным психологическим климатом в семье.

Первый муж оказался ещё тем дебоширом. В первую же брачную ночь он порвал на мне ночную рубашку и сообщил мне правду: с ним страшно жить.

Когда он выпивал, его переклинивало, он не узнавал меня, ему мерещились демоны, всякий раз он жестоко меня избивал и пытался насиловать на глазах у ребёнка. Стал особенно агрессивным после появления на свет ребёнка.

Когда грудная Маша засыпала, он её специально будил, говорил, что взял бы её за ногу и разбил голову о стену.

Я долго скрывала синяки под глазами, ходила к врачу, брала больничный. Ведь муж умолял никому не рассказывать, плакал, говорил, что больше не будет, что любит.

И бывал неделю-другую удивительно нежным. Я пошла к психотерапевту, и эта хорошая женщина вывела меня из состояния оцепенения и отупения, в которые обычно впадают жертвы насилия.

Ведь в это трудно поверить, что такое происходит со мной…

Получив немного душевной силы на сеансах психотерапии, я решила развестись, а, кроме того, обратилась к участковому с заявлением о регулярных побоях.

Участковый отнёсся ко мне очень хорошо, внимательно выслушал, всему поверил, лишь переживал, что могу забрать заявление, но я твёрдо заверила, что если бы хотела забрать заявление, то бы его не писала.

Дело выиграла, участковому достаточно было прийти на работу мужа, чтоб тот сразу во всём сознался и раскаялся, но исход дела мне ничего особо не дал: небольшой денежный штраф в фонд государства или 15 суток.

Второй раз я замуж не спешила. Но вот опять шутки подсознания, опять попался человек, который поднимал на меня руку. А с виду такой добрый, порядочный… Кстати, очень часто люди не могут поверить, что люди, которых они привыкли видеть в жизни милыми и добрыми, в семье могут быть жестокими истязателями, и только такие, как я, верят сразу.

В принципе, этот муж был значительно лучше и меня устраивал. И мне хотелось помочь ему. Ведь мужчины гораздо более легко травмируются в результате неблагоприятного психологического климата в семье.

Что интересно, и первая, и вторая свекровь — сильные, властные женщины-педагоги, с регулярными приступами истерики и агрессии. Второй ужасно не любит, когда на него начинают давить и чего-то требовать.

Редкий тот мужчина, который способен на рефлексию. Я решила со вторым супругом обратиться в семейную консультацию, таковых не так много, особенно чтоб оказывали услуги бесплатно. К сожалению, эффекта это не дало. Все задания, которые давала психолог, муж проваливал.

Например, простое упражнение, продолжи фразу: «Я люблю свою жену, потому что…», — не смог выполнить, ему ничего не приходило в голову, хотя я легко назвала десяток. Да и ему не психолог был нужен, а хороший психотерапевт.

Когда он сердился, он начинал тяжело дышать, рычать, как животное, а потом бросался, валил всё живое, душил, бил… Пока сковородка, попавшаяся под руку, не отрезвляла. Я решила пойти и написать заявление участковому. Едва я зашла в кабинет к участковому, он мне уже не понравился. Я видела его накануне, ожидая очередь в паспортный стол.

Полицейский провёл в кабинет двух гастарбайтеров, а потом их крики долго нарушали покой отделения полиции. После чего он вышел, как ни в чём не бывало: ему не было стыдно. Участковый недовольно отложил бутерброд, посмотрел на меня страшно и спросил: «Вы точно хотите писать заявление? Я бы вам не советовал».

Я мужественно выдержала удар и спокойно сказала: «Я имею право написать заявление. Если вы мне отказываете, то пишите письменный отказ». После чего он несколько смягчился. Правда, он поговорил с мужем так, будто побратался.

Через какое-то время мужу не понравилось, как я припарковала машину, ещё заденут зеркало… Хотя там было достаточно места, чтобы проехать КамАЗу. Муж всегда так делал, по три раза заставлял парковаться, сам машину не умеет водить. И в этот раз я ответила отказом.

Тогда он со всей силы ударил меня в живот, который болел всю ночь, и наутро я оказалась в больнице. После Нового года больницу наводняли побитые люди. Женщины с синяками. Мужчины после пьяных драк.

Хотя я отказалась от обращения в полицию, мне повезло, в местном отделении полиции работает человек, которому не всё равно, он пришёл ко мне домой и уговорил написать заявление. А ещё он утверждал, что женщины не должны терпеть такое обращение, и он всеми силами борется с насилием над женщинами в семьях.

И что нормальный мужчина не будет бить женщин, только закомплексованный отважится поднять руку на женщину. Пообещал разобраться с мужем. И разобрался. С тех пор муж меня не трогает — участковый милиционер сделал то, чего не могла добиться психолог за 10 сеансов.

Советы из личного опыта. Рабочие. Прежде всего, не надо закрываться от людей и думать, что они не поймут или как-то пострадают. Страдаете вы, женщины. И с вас же начинается помощь самим себе. Поверьте в свои силы. Обратитесь за психологической помощью.

Расскажите о том, что происходит в вашей семье всем родственникам, друзьям, знакомым. Насилие чаще всего происходит потому, что нет огласки, жертвы просто замалчивают факты, а домашний тиран верит, что никто ничего не узнает, а потому расправляет крылья.

Обращайтесь к участковым, не бойтесь, чаще всего там работают люди, которые готовы вам помочь. Я спросила у участкового: есть в России практика принудительного направления домашнего тирана к психотерапевту? Он ответил: нет ничего подобного. Это плохо.

Соседи, обязательно вмешивайтесь, если за стенкой слышны крики, даже если сама женщина утверждает, что всё нормально. Если за стенкой кого-то убьют — это будет и ваша вина. Буквально каждые 5−7 секунд в мире за какой-то стенкой убивают женщину.

Почему я об этом рассказываю? Потому что хочу послужить личным примером. Может, именно сейчас меня прочтёт женщина, которая не решается обо всём рассказать, а после моего рассказа станет смелее, и тем самым сможет повлиять на жизнь в лучшую сторону. Молчание — не всегда золото, часто это трагическая ошибка.

Этикет и красота отношений не должны выходить из обихода, иначе мы, люди, окончательно скатимся в дикость. Место нежности займёт жестокость. Пустоты не бывает.

Источник: https://svpressa.ru/blogs/article/60816/

Закон для всех
Добавить комментарий