Правомерность взыскания средств банком, если имеется решение суда с другими условиями

Обобщение практики

Правомерность взыскания средств банком, если имеется решение суда с другими условиями

Цветкова С.А., Валеев М.М., Гонгало Ю.Б.

Особенности рассмотрения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса

Российской Федерации о неосновательном обогащении

Обязательства вследствие неосновательного обогащения представляют собой особый вид обязательств, необходимыми условиями возникновения которых являются следующие:

1) приобретение или сбережение имущества за счет другого лица, т.е. увеличение или сохранение в прежнем размере имущества на одной стороне явилось результатом соответствующего его уменьшения на другой стороне;

2) приобретение или сбережение произошло без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Вопрос о месте института неосновательного обогащения в системе права и соотношении требований о неосновательном обогащении с другими требованиями традиционно относится к числу дискуссионных.

Представляется, что кондикционное обязательство является универсальным для всех случаев, когда одно лицо приобретает (сберегает) имущество за счет другого без правового основания.

В этом смысле нормы о неосновательном обогащении подлежат применению всякий раз, когда соответствующие отношения не урегулированы законом, иным правовым актом или договором.

При наличии специальных правил (установленных нормами о деликтных обязательствах, о виндикации, об отдельных видах договоров) приоритет отдается этим правилам, нормы же о неосновательном обогащении могут применяться лишь в той части, в какой соответствующие отношения ими не урегулированы.

Неосновательное обогащение выступает в форме неосновательного приобретения (получение недолжного, которое может быть следствием исполнения несуществующей обязанности, исполнения обязательства с превышением подлежащей уплате суммы либо количества подлежащего передаче имущества, исполнения прекратившегося обязательства и т.п.

) либо неосновательного сбережения (чаще всего сбережение образуется вследствие исполнения обязательства за должника третьим лицом при отсутствии у него обязанности исполнять обязательство должника.

Обе формы неосновательного обогащения могут быть результатом как действий (правомерных или неправомерных со стороны любых лиц), так и событий.

В  практике Арбитражного суда Свердловской области нормы о неосновательном обогащении чаще всего применяются при взыскании исполненного по незаключенному договору. Отказ во взыскании неосновательного обогащения, как правило, связан с установлением имеющихся между сторонами договорных отношений.

I. Наличие неосновательного обогащения

1. Действия во исполнение незаключенного договора приводят к возникновению обязательства из неосновательного обогащения (дело № А60-4726/2005, N А60-7195/05, N А60-20485/04)

ОАО «Х» обратилось в суд с иском к ЕМУП о взыскании 166 508 руб., в том числе 156023 руб., составляющих сумму неосновательного обогащения, и 10484 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, полагая, что денежные средства списаны ЕМУП  без установленных законом и договором оснований.

        Решением суда иск удовлетворен частично. С ЕМУП взыскана сумма неосновательного обогащения и проценты в меньшем размере.

         Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20.06.2005 г. N Ф09-1727/05 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

На основании договора между истцом и ответчиком ЕМУП, выполняющее посреднические функции, приняло на себя обязательство предоставлять ОАО «Х» возможность пользоваться коммунальными услугами, исходя из условий, установленных поставщиками коммунальных услуг.

Согласно имеющимся в деле документам, коммунальные услуги были оказаны в период с января по февраль 2004 г.; ввиду отсутствия приборов учета оплата производилась на основании счетов-фактур, исходя из расчетного количества потребленных услуг.

В июне 2004 г. ЕМУП во исполнение договора платежным требованием произвело безакцептное списание с расчетного счета ОАО «Х» 156023 руб. 18 коп. для оплаты коммунальных услуг, оказанных в январе – феврале 2004 г.

Решением арбитражного суда по другому делу договор о предоставлении коммунальных услуг между истцом и ответчиком признан незаключенным.

С учетом вступившего в законную силу решения арбитражного суда, имеющего преюдициальное значение для рассмотрения данного спора, которым установлено, что договор между истцом и ответчиком является незаключенным, вывод суда о неосновательности обогащения ответчика признан судом кассационной инстанции обоснованным.

Аналогичное решение принято по делу N А60-7195/05 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.08.2005 г. № Ф09-2465).

Источник: http://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr30.htm

Споры, связанные с уступкой права требования

Правомерность взыскания средств банком, если имеется решение суда с другими условиями

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: http://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за III квартал 2017 года

Правомерность взыскания средств банком, если имеется решение суда с другими условиями

                          МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ   СУД

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Московского областного суда за

третий  квартал 2017 года

(утвержден президиумом Мособлсуда 22 ноября 2017 года)

Красногорск, 2017

                             СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАССАЦИОННАЯ   ПРАКТИКА

  1.  Моментом, определяющим начало  течения срока исковой давности по требованиям к причинителю вреда, является дата, когда страхователь узнал сумму реального ущерба, и у него возникло основание для предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю). 

Т. обратилась с иском к ООО «Росгосстрах» и АО «СМП Банк» о взыскании ущерба, причиненного в ДТП 17 июля 2012г.: с ООО «Росгосстрах» страховое возмещение  — 87 815,84 руб., расходы по оценке — 11 700 руб., штраф, компенсацию морального вреда — 10 000 руб.

, судебные расходы;  с АО «СМП Банк» в возмещение ущерба – 130 221,16 руб., судебные расходы. Ссылалась, что виновником ДТП является Ш., который  управлял автомобилем, принадлежим АО «СМП Банк». Гражданская ответственность Ш.

  застрахована  по договору ОСАГО в ООО «Росгосстрах» с лимитом ответственности 120 000 руб.

10 сентября 2012г. ООО «Росгосстрах» выплатило истцу страховое возмещение в размере 32 184,16 руб., в то время как согласно отчету специалиста стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составляет 243 218 руб., утрата товарной стоимости  — 7 003,16 руб.

Представители ответчиков и третье лицо Ш. заявили о применении последствий пропуска срока исковой давности.

Решением Люберецкого городского суда от 11 ноября 2015г. в  иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 июня 2016г.

  решение отменено в части отказа в иске к ООО «Росгосстрах» и постановлено новое решение, которым с ООО «Росгосстрах» в пользу Т. взыскано  страховое возмещение — 87 815 84 руб.

, компенсация морального вреда  — 5 000 руб., расходы по оценке, штраф  — 20 000 руб., в остальной части решение суда оставлено без изменения.

         Президиум указал на существенные нарушения норм материального права, допущенные  судами. 

         Отказывая в иске, суд исходил из пропуска  истцом срока исковой давности,  началом течения которого  является  10 сентября 2012г., когда Т. узнала о выплате ей страхового возмещения не в полном объеме. В суд с иском Т. обратилась 18 сентября 2015г., т.е. с пропуском установленного п. 2 ст. 966 ГК РФ трехлетнего срока исковой давности.

  Отменяя решение суда в части требований, предъявленных к ООО «Росгосстрах»,  судебная коллегия пришла к правильному выводу о том, что  срок  для предъявления требований истцом не пропущен, т.к. иск направлен  в суд почтовой связью 09 сентября 2015г.

, что подтверждается описью вложений и кассовым чеком.

Судебная коллегия довзыскала со страховой компании сумму страхового возмещения в пределах установленного договором ОСАГО лимита ответственности, расходы на оплату отчета, а также компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб.

Однако, судебная коллегия допустила существенное нарушение норм процессуального права, поскольку резолютивная часть апелляционного определения, в которой указано о взыскании штрафа в размере 20 000 руб.

, не соответствует его мотивировочной части о необходимости взыскания  штрафа в размере  56 407, 92 руб.

 Кроме того, президиум указал, что суммы штрафа, указанные как в резолютивной, так и в мотивировочной части  апелляционного определения, не составляют 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя.

          Заслуживают внимания и доводы кассационной жалобы истца о неправильном исчислении судом апелляционной инстанции срока исковой давности по требованиям, предъявленным к АО «СМП Банк», как к работодателю причинителя вреда, на котором в силу закона (ст. ст. 1068, 1072 ГК РФ) лежит обязанность возместить разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Мотивируя вывод о пропуске срока исковой давности для предъявления требований к данному ответчику, судебная коллегия исходила из того, что началом течения срока давности в этом случае является 27 июля 2012г. — день вынесения определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении виновника ДТП Ш., в котором указано, что на тот момент он являлся работником ОАО «СМП Банк».

Не соглашаясь с выводами судебной коллегии, Т. указывала, что только получив страховое возмещение в размере 32 184, 16 руб. и проведя в январе 2013г.

  независимую экспертизу поврежденного автомобиля, она узнала о реальном ущербе от ДТП, который  превышает лимит страхового возмещения и в силу п.1 ст. 200 ГК РФ в ее истолковании, содержащемся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015г.

№43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности», моментом, определяющим начало  течения срока исковой давности по требованиям к  АО «СМП Банк», является дата, когда Т.

узнала сумму реального ущерба и у нее возникло основание для  предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю).

    Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм процессуального и материального права  явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое  апелляционное рассмотрение.

                                                                 № 349 от 05 июля 2017г

2. Наличие допущенных при возведении самовольной постройки нарушений градостроительных и строительных норм и правил является основанием для удовлетворения требования о ее сносе при установлении существенности и неустранимости указанных нарушений.

Ф. обратилась с иском к К. о признании построек самовольными и возложении на ответчика обязанности по их сносу, поскольку они  возведены с нарушением противопожарных расстояний до ее жилого дома, с нарушением строительных норм в части требований к расстоянию между постройкой и границей земельного участка, на кровле бани отсутствуют снегозадерживающие устройства.

Заочным решением Чеховского городского суда от 8 апреля 2016г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 6 февраля 2017г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на допущенные судом нарушения норм материального права.

Судом установлено, что Ф. является собственником жилого дома с хозяйственными постройками и земельного участка. Ответчик  владеет  смежным земельным участком, на котором она в 2009г. возвела баню, а в 2015г. начала возведение пристройки к бане.

Согласно представленному истцом техническому заключению, баня на участке К. расположена на расстоянии 0,62-0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 7,3-8,2 м. от жилого дома Ф., а незавершенная строительством пристройка – на расстоянии 0,53-0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 6,2-7,3 м. от жилого дома Ф.

Источник: https://mosoblproc.ru/mosoblsud/ss150014/

Алексей Шарон | частнопрактикующий юрист

Правомерность взыскания средств банком, если имеется решение суда с другими условиями

Хроника из суда общей юрисдикции. Лонгрид — время чтение 4 минуты.

История началась осенью 2018 года, решил один мужчина поставить перед домом новый забор. Вызвал бригаду- поставил обычный забор из профлиста.

Весной выяснилось, что когда ему устанавливали забор, то повредили зарытую в землю кабельную линию, нарушив изоляцию. Весной, когда кабель набрал достаточно воды в себя, он мощно «коротнул»- произошла авария, отключился целый микрорайон.

Сетевая компания устранила аварию и предложила мужчине покрыть убытки — что-то порядка 100 тысяч рублей. Мужчина почитав в интернете, как он сам выразился, сказал — вам за это платят, за такие аварии, ничего платить не буду.

Read More →

С 2015 года в отношении крупного застройщика введена процедура банкротства. Арбитражный управляющий предъявил в суд более сотни исков, о признании сделок недействительным по мотиву, что они совершены с предпочтением ( статья 61.3 Закона о банкротстве».

В результате, некоторые предприниматели, сами оказались на грани банкротства, т.к. ОАО «ДСК» рассчиталось с ними за выполненные работы в период за  6 месяцев до даты  принятия заявления о банкротстве (30.07.

2016) или после этой даты. Иными словами все соглашения о зачете, которые практиковал ОАО «ДСК» при расчетах со своими подрядчиками за период с 30.01.2015 по настоящую дату, в настоящее время оспариваются.

Но не все заявления подлежать удовлетворению, в нашем случае зачет был проведен по текущим платежам, в связи с чем никакого вреда реестровым кредиторам зачетом не могло быть причинено, судом в удовлетворении заявления ОАО «ДСК» отказано.

Берите на заметку!

В пятом номере методического журнала «Банковское кредитование» вышла моя статья о порядке оспаривания оценки арестованного имущества

Анонс: Должнику всегда хотелось бы, чтобы его имущество оценили максимально дорого, а банку-взыскателю — оптимально (чтобы гарантировать реализацию имущества по максимально возможной цене).

Однако что делать, если банк не устраивает оценка имущества должника и она явно завышена или занижена? Что подлежит оспариванию: отчет оценщика или постановление судебного пристава-исполнителя, которым утвержден отчет? Как формулировать исковые требования?

Полный текст статьи платный, но это не от меня зависит, статья написана по заказу для журнала.

На практике нередко может возникнуть ситуация, что банк и клиент банка имеют встречные обязательства друг к другу. Так, например, клиент не обслуживает выданный ему кредит, в тоже время он выиграл суд и взыскал с банка убытки за необоснованные комиссии.

При этом клиенту взыскать с банка долга не будет иметь каких-то значительных затруднений, то вот взыскание с гражданина в пользу банка долга может растянуться на длительное время, т.к. у него может не оказаться какого-либо имущества или доходов.

Read More →

14 июня 2019 года принял участие в качестве спикера в форуме  для микрофинансовых организаций и кредитных потребительских кооперативов в городе Казани (СРО «Единство»)

Мои темы выступления: — (1) проблема освобождения недобросовестных должников от долгов в процедуре банкротства физического лица, (2) взыскание убытков со службы судебных приставов в случае утраты имущества должника в процессе исполнительного производства (3) перспектива создания института частных судебных приставов в России. Read More →

Сегодня к нам присоединился участник группы Василий Попов!

В выпуске- изменение в закон касающееся обращения взыскания на денежные средства на счетах должника, подпадающие под иммунитет статьи 101 Закона об исполнительном производстве.

Также рассмотрены три судебных акта: об отказе взыскании убытков со службы судебных приставов; о законности постановления судебного пристава-исполнителя о наложении запрета в ЕГРЮЛ на совершение регистрационных действий, об обязанности судебного пристава передать нереализованное имущество должника освобожденное от имущества должника.

В подписи к видео — презентация, конспект, раздаточный материал.

https://www..com/watch?v=oX8edCx41F8

В феврале этого (2019) года, я по приглашению коллег провел очный семинар на тему: «Эффективное исполнительное производство, проблемы применения законодательства об исполнительном производстве, практические советы и алгоритм действий».

Мероприятие прошло интересно, слушатели всегда подкидывают новые точки зрения на вещи, которые, как казалось стали совсем обыденными.

Наибольший интерес вызвали темы практического характера, как взаимодействовать с судебным приставом, исходя из той концепции, что он такой же человек как и мы). Традиционно на пике популярности темы: Признание сделок должника по выводу имущества недействительными и взыскание убытков со службы судебных приставов за свое бездействие.

Также слушатели получили новые решения, к примеру, должник муниципальное образование , и с него длительное время никак не удается взыскать долг по судебному акту. Мной предложено дополнительно инициировать дело в Европейском Суде по Правам Человека по аналогии с делом «Бурдов против РФ»

на

В заключении фотографии с этого прекрасного мероприятия

Приветствую коллеги! Предлагаю вашему вниманию второй выпуск обзора «Новости исполнительного производства».

В повестке дня два новых изменения в закон: касающиеся прекращения исполнительного производства и взыскания исполнительского сбора, а также два судебных акта ВС РФ о взыскании убытков со службы судебных приставов.

Ссылка на канал «Новости исполнительного производства»

Скачать конспект и презентацию

Для тех, кто любит читать, а не смотреть.

Read More →

Ситуацию по взысканию убытков со службы судебных приставов можно разделить на два больших блока:

(1) Убытки, связанные с причинением вреда ФССП России, где причинно-следственная связь незаконных действий службы судебных приставов и наступившего вреда не вызывает особых сложностей в доказывании.

Например, вред причинен автомобилем ФССП России в результате ДТП. Другой пример, служба судебных приставов незаконно ограничила гражданина в выезде из Российской Федерации, в результате пропала дорогостоящая путевка на отдых[1].

(2) Убытки, связанные с причинением вреда взыскателю, когда в период исполнения исполнительного производства у должника имелось имущество и денежные средства, но судебный пристав-исполнитель не принял ко взысканию необходимых мер. В результате такого бездействия судебного пристава-исполнителя,  имущество и денежные средства должника утрачены, судебное решение осталось неисполненным, взыскатель ничего не получил. Read More →

Источник: http://xn--80aaoauefvith0g.xn--p1ai/предъявляем-лист-в-банк/

Почему суды отказывают заемщикам во взыскании незаконных комиссий банка

Правомерность взыскания средств банком, если имеется решение суда с другими условиями

Комиссия за обслуживание займа (в некоторых банках она называется «комиссия ведения ссудного счета», или КВСС) — это сумма, которую банк дополнительно удерживает с человека, выплачивающего кредит, помимо годовой эффективной ставки вознаграждения.

На примере конкретного судебного решения это выглядит так. Заемщик берет кредит в банке на сумму 1,3 миллиона тенге сроком на пять лет с уплатой вознаграждения в размере 11 процентов годовых. В договоре банк, кроме вознаграждения, указывает отдельным пунктом ежемесячное взимание с заемщика комиссии «за обслуживание займа» в размере 0,75 процента от общей суммы кредита.

Таким образом, за пять лет, кроме основного долга, вы обязаны дополнительно выплатить банку еще 270 тысяч тенге.

И до недавнего времени любой заемщик после погашения кредита мог, подав гражданский иск на банк, через суд взыскать с банка сумму комиссии «за обслуживание займа».

Все подобные иски массово удовлетворялись судами, которые считали, что подобная комиссия незаконна. Тысячи заемщиков по всей стране взыскали таким образом незаконно начисленные комиссии.

С конца марта суды вдруг перестали удовлетворять подобные иски. Азаттык разбирался, почему так происходит.

ПЛАТИЛИ НИ ЗА ЧТО

В 2013 году житель Уральска отец троих детей Жанбулат Калиев взял кредит на сумму 2,4 миллиона тенге сроком на пять лет (60 месяцев) в Альянс Банке (ныне Forte Bank), чтобы достроить дом. Банку Калиев вместе с процентами (48 процентов годовых) должен был вернуть вдвое больше.

Кроме того, согласно договору с банком, с Калиева предусматривалось удержание ежемесячной комиссии за обслуживание займа в размере 0,1 процента от суммы займа (23,5 тысячи тенге). Таким образом, за пять лет мужчина, кроме основного долга, должен был выплатить еще 1,3 миллиона тенге.

— При составлении договора я не знал про такую комиссию. Человек берет кредит в затруднительном положении и хочет быстро его получить. В общем, берешь, пока дают. Тем более, была зима на носу и срочно нужны были деньги, чтобы достроить дом, — вспоминает Жанбулат Калиев.

Выплатив полностью кредит, со слов Калиева, он в Интернете случайно узнал, что комиссию за обслуживание кредита можно вернуть, и обратился к юристам, которые помогли ему подать на банк иск в суд о признании комиссии незаконной.

Согласно решению суда № 2 города Уральска по гражданским делам от 19 марта, представители банка с иском не согласились и пояснили суду, что «комиссии банка были оговорены в договоре банковского займа, с которыми истец был согласен при заключении договора».

Суд, выслушав стороны, посчитал, что начисление комиссии необоснованно, и иск Калиева удовлетворил, обязав банк вернуть истцу незаконно начисленную комиссию и судебные расходы на общую сумму 1,4 миллиона тенге.

Данное решение суд мотивировал нормами нескольких законов, в том числе закона «О платежах и платежных системах», согласно которым «открытие и введение счёта является обязанностью банка и не относится к расчётным операциям».

Кроме того, представители банка не смогли доказать суду, какие работы и в каком объеме совершал банк, чтобы ежемесячно взыскивать подобную комиссию.

«Банк, включив в договор банковского займа условие о взимании ежемесячной комиссии, взимая их, действует недобросовестно, поскольку получает денежные средства у истца, не оказывая никакие услуги, и данная комиссия является завуалированной формой взимания дополнительного вознаграждения, не предусмотренного условиями договора, что нарушает требования гражданского кодекса, противоречит действующему законодательству и ущемляет права заемщика как потребителя», — резюмировал свое решение суд.

Гражданские суды по всему Казахстану до этого года не только удовлетворяли иски заемщиков, но и регулярно публиковали на сайте Верховного суда новости о решениях в пользу заемщиков как примеры отправления справедливого правосудия.

ЮРИСТЫ В НЕДОУМЕНИИ

Юрист Мирлан Джумагалиев из Уральска выиграл десятки подобных дел, вернув клиентам незаконно удержанные комиссии. Говорит, что в его практике взысканные суммы колеблются от 50 тысяч до 1,8 миллиона тенге.

Ссылаясь на коллег, юрист говорит, что за последние три года только по Уральску с 290-тысячным населением юристы взыскали с банков комиссии около полутора тысячам заемщиков.

За свою работу юристы брали 10 процентов от взысканной суммы.

Юрист Мирлан Джумагалиев.

— До апреля этого года иски удовлетворяли. Теперь начали отказывать. В то же время банки начали убирать комиссии по действующим кредитам. Получается, банки признают, что до этого незаконно начисляли комиссии. А что теперь делать людям, которые закрыли кредиты вместе с незаконными комиссиями? Им что, не будут возвращать их? Где логика? — задается вопросами Мирлан Джумагалиев.

По данным Джумагалиева, суд № 2 города Уральска за последние несколько месяцев отказал в удовлетворении около 15 исков, еще примерно 60 исков рассматриваются в суде.

Но теперь судьи не считают действия банков незаконными и пишут в мотивировочной части отказных решений следующее: «Подписанием договора банковского займа истец добровольно присоединился к комплексному банковскому обслуживанию, тем самым, согласившись со всеми условиями договора.

Поэтому комиссия за банковское обслуживание не может расцениваться как завуалированная форма вознаграждения по договору займа. Установление и взимание платы за банковское обслуживание являются правомерными и не противоречащими нормам действующего законодательства».

Житель Нур-Султана Ербол Муратбеков — один из тех заемщиков, кому суд отказал в удовлетворении иска к Народному банку.

В 2013 году он взял кредит (800 тысяч тенге) в банке сроком на пять лет, и за эти 60 месяцев комиссия за обслуживание займа (3200 тенге ежемесячно) «набежала» на сумму 188 800 тенге. Эту сумму и просил Муратбеков у суда взыскать с банка.

Однако 8 апреля Есильский районный суд Астаны по гражданским делам отказал в удовлетворении иска, мотивировав отказ тем, что «правовых оснований для удовлетворения исковых требований не имеется».

Между тем после массовых отказов удовлетворять подобные иски юристы Западно-Казахстанской области написали обращение в Верховный суд с просьбой разъяснить ситуацию, но ответа пока не дождались.

Юрист общественного объединения «Гражданский совет Карагандинской области» Римма Сайфутдинова говорит о похожей ситуации и в Караганде.

— На протяжении двух последних лет мы судились с такими банками, как АТФ, Альфа Банк, Евразийский банк, Народный банк, Каспи банк, и выигрывали дела. С 2017 года выиграли более тысячи дел.

Максимальная взысканная с банка сумма в пользу клиента в моей практике доходила до двух миллионов тенге.

Люди были счастливы и довольны, потому что многие юристы получали плату за работу только после того, как истец получал на руки взысканные с банка комиссии, — рассказала Римма Сайфутдинова.

Юристы общественного объединения «Гражданский совет Карагандинской области» во время пресс-конференции. Караганда, 28 марта 2019 года.

Однако с начала марта суды Караганды и Темиртау, по словам юриста, начали откладывать рассмотрение подобных исков, а затем и отказывать истцам.

В конце марта группа юристов провела пресс-конференцию в Караганде, на которой рассказала о своих опасениях, заявив, что у судей нет законных оснований на отказ в рассмотрении исков от заемщиков банков.

— Мы поставили в известность судей, что будем жаловаться в международные организации. Но они лишь улыбались в ответ. Я предполагаю, что, возможно, банкам стало накладно возвращать комиссии людям.

Со стороны банков несправедливо взимать с заемщиков такие комиссии. Есть еще много людей, которые не успели вернуть через суды свои деньги. Можно было бы еще как минимум три года взыскивать.

Ведь люди брали кредиты не от хорошей жизни, — говорит Римма Сайфутдинова.

ЧТО ГОВОРЯТ ВЕРХОВНЫЙ СУД И НАЦБАНК

После пресс-конференции карагандинских адвокатов судья Верховного суда Ирина Калашникова в интервью газете «Время» в начале апреля заявила, что суды «обязаны менять судебную практику» в связи с поправками к закону «О банках и банковской деятельности».

Судья судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Ирина Калашникова.

— Недавно в закон, регламентирующий порядок взимания комиссий, внесли поправки. Исключительно по этой причине мы обязаны менять и судебную практику, — заявила судья Калашникова.

По ее словам, согласно поправкам, с 4 марта текущего года банкам запрещается взимать комиссии за ведение банковского счета, связанного с выдачей и обслуживанием займа.

По данным Нацбанка Казахстана, 21 января 2019 года приняты поправки к закону «О банках и банковской деятельности», согласно которым запрещено взимание комиссий за ведение банковского счета, связанного с выдачей и обслуживанием банковского займа, а также за зачисление займа на банковский счет. Запрет распространяется на договоры банковского займа, заключаемые с физическими лицами на приобретение товаров, работ и услуг, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

При этом судья Калашникова в интервью подчеркивает, что запрет касается только тех договоров, которые заключены после 4 марта, а договоры, заключенные до этого, продолжают действовать и «банки вправе по ним продолжать взимать эту комиссию».

В пресс-службе Верховного суда Азаттыку сообщили, что данное разъяснение судьи можно считать официальной позицией суда по сложившейся ситуации.

Эмблема Национального банка на крыше центрального офиса банка.

2 апреля Национальный банк Казахстана опубликовал на своем официальном сайте сообщение, в котором подтверждает запрет на подобные комиссии и извещает, что пять банков уже уведомили своих клиентов о прекращении с апреля практики взимания ежемесячных комиссий за обслуживание займа.

По данным Нацбанка, отмена комиссий коснется примерно 180 тысяч клиентов банков и потенциальный эффект для таких клиентов составит около 30 миллиардов тенге.

Между тем, судя по судебной базе, в городах страны заемщики продолжают подавать иски в суд по взысканию с банков комиссий. Гражданские суды продолжают отказывать в удовлетворении исков и откладывать рассмотрение дел.

Гражданский кодекс (статья 178) устанавливает срок исковой давности по таким делам в три года.

Источник: https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-pochemu-sudy-otkazyvayut-zaemshikam-bankov/29941524.html

Закон для всех
Добавить комментарий