Правомочны ли действия следователя по сути?

Производство следственных действий. Криминалистический анализ УПК России, практика, рекомендацииТекст

Правомочны ли действия следователя по сути?

За каждым положением Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ), за каждой его статьей стоит многолетний опыт уголовного судопроизводства, изученный и обобщенный науками криминального цикла, в первую очередь – если вести речь о доказывании по уголовным делам – теорией судебного доказывания и криминалистикой.

В нормы доказательственного права в принципе включаются те и только те правила доказывания, опосредованные в порядке производства следственных действий, которые показали свою эффективность во всех мыслимых ситуациях, возникающих при уголовном судопроизводстве о преступлениях любых видов, разновидностей и категорий.

Иными словами, нормы доказательственного права нужно соблюдать не только потому, что они таковыми являются и регламентированы Уголовно-процессуальным кодексом РФ, но и потому, что заложенные в них тактические приемы и рекомендации, на взгляд законодателя, оптимальны для получения полной и объективной информации в процессе судопроизводства о любых преступлениях в любых следственных и соответственно судебных ситуациях.

Мы не случайно оговорились: в принципе, «на взгляд законодателя».

Нет, конечно, сомнений, что уголовно-процессуальный закон нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании в соответствии с реалиями криминальной и правоприменительной практики.

 Яркими примерами этому могут служить недавние существенные изменения ст.

 237 УПК РФ и введение в УПК института досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым и обвиняемым, как известно, весьма неоднозначно оцениваемые в литературе.

Но пока закон действует, он – Закон – подлежит неукоснительному соблюдению.

В нем нет норм, не обязательных для исполнения, тех, которыми можно было бы пренебречь. «Dura lex scripta tamen», – говорили древние римляне («Закон строг, но он так написан»).

«Уголовное судопроизводство в силу своего консерватизма и уязвимости относится недоверчиво к сведениям, установленным в рамках иной деятельности (в данном случае имеется в виду оперативно-розыскная деятельность. – Авт.).

Так происходит потому, что в сознании юриста существует уверенность, что одно лишь соблюдение формы может обеспечить достоверность результата… и потому большинству людей, по слабости духа, необходимо «объективное обоснование», на которое можно опереться.

 Когда-то это была «воля богов», сейчас – норма (форма) закона» (выделено нами. – Авт.)[1].

На эти слова, свидетельствующие о вульгарно-нигилистическом отношении их автора к закону, можно было бы не обращать внимания, если бы … не их опасность.

Увы, данное мнение может быть расценено как «теоретическое» обоснование соответствующего отношения к закону значительного числа практических работников уголовной юстиции, продолжающих считать право и закон (как писал Ю.О. Домбровский, имевший «счастье» испытать все достоинства «правосудия» советского периода нашей страны на себе) «факультетом ненужных вещей – наукой о формальностях, бумажках и процедурах»[2].

«Именно в области уголовного права и процесса лежат границы для вторжения государства в область личной свободы граждан», – писал еще в начале прошлого века И.Я. Фойницкий[3].

«История свободы, – спустя столетие совершенно уместно практически повторяет это принципиальное положение А.В. Смирнов, – это история процессуальных гарантий»[4].

Человечество за всю многовековую и зачастую трагическую свою «уголовно-судопроизводственную» историю пришло к аксиоматичному выводу, сформулировало, выстрадало следующую правовую догму: лишь строжайшее соблюдение процессуальной формы уголовного судопроизводства, осуществления в нем доказывания является хотя бы некоторой минимально необходимой и возможной гарантией обеспечения прав человека от репрессивного механизма государства.

Но Закон нужно исполнять не только неукоснительно, но и осмысленно.

Когда-то А.В. Суворов сказал: каждый солдат должен понимать свой маневр.

Единственными «маневрами» профессиональных участников уголовного судопроизводства являются нормы уголовно-процессуального закона.

Можно и нужно вести научные дискуссии о том, «где кончается теория судебных доказательств и начинается криминалистика», содержатся ли в нормах уголовно-процессуального закона тактические приемы и рекомендации, кто должен – процессуалисты или криминалисты – раскрывать сущность положений доказательственного права.

Однако пока дознаватели, следователи, прокуроры, судьи не усвоят генезис и смысл таких норм, до тех пор не будут исключены ошибки при их применении и, как результат, следственные и судебные ошибки.

Источник: https://www.litres.ru/oleg-baev/proizvodstvo-sledstvennyh-deystviy-kriminalisticheskiy-analiz-upk-rossii-praktika-rekomendacii/chitat-onlayn/

Статья 38 УПК РФ. Следователь

Правомочны ли действия следователя по сути?

1. Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

2. Следователь уполномочен:

1) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом;

2) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;

3) самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа;

4) давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

5) обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков;

6) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

3. В случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.

См. все связанные документы >>>

Статья 39. Руководитель следственного органа >

1. Постановления, требования, поручения и запросы следователя, предъявленные в пределах его процессуальных полномочий, обязательны для исполнения без какого-либо исключения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК).

2. На следователя закон возложил и ряд обязанностей. Он должен в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст.

21 УПК), принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции принять по нему решение (ч. 1 ст. 144 УПК), в пределах своей компетенции вынести постановление о прекращении уголовного преследования, принять иное процессуальное решение при наличии к тому фактических оснований.

Следователь обязан выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ч. 2 ст. 73 УПК).

3. В отличие от некоторых органов дознания следователь не обладает правом на принятие оперативно-розыскных мер (ст. 40 УПК). Между тем у него есть ряд полномочий, которые отсутствуют у дознавателя.

4. В то же время следователь обладает процессуальной самостоятельностью. Процессуальная самостоятельность следователя заключается в следующем.

Прокурор уполномочен требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.

Однако, когда следователь не согласен с направленным в его адрес требованием прокурора, он обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа.

Последний информирует прокурора об обжаловании следователем его требования и приступает к рассмотрению требования прокурора, а также письменных возражений следователя на указанные требования. По результатам такого рассмотрения руководитель следственного органа дает следователю письменные указания об исполнении указанных требований либо информирует прокурора о несогласии с его требованиями.

5. Обязательные для исполнения письменные указания следователю вправе давать и руководитель следственного органа. Но у следователя имеются возможности попытаться отстоять свое мнение по наиболее важным вопросам расследования.

Так, когда непосредственный руководитель следственного органа занимает отличную от подчиненного ему следователя, в производстве которого находится уголовное дело, позицию, он по ряду вопросов не может навязать свое мнение следователю.

6.

Обжалование вышестоящему руководителю следственного органа письменного указания непосредственного начальника следователя, касающегося изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, направления дела в суд или его прекращения, приостанавливает исполнение этого указания до рассмотрения жалобы. В этом случае вышестоящий руководитель следственного органа вправе отменить указание нижестоящего руководителя следственного органа или же отстранить следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК. Данные возможности вышестоящего руководителя следственного органа следуют из перечня общих прав всех руководителей следственных органов.

7. Исходя из правил подследственности, по делам, по которым предварительное следствие обязательно, следователь вправе в любой момент приступить к производству предварительного следствия, не дожидаясь выполнения органами дознания действий, предусмотренных ст. 157 УПК.

8. Органам дознания следователь по расследуемым им делам вправе давать поручения и указания о производстве любого следственного действия и (или) оперативно-розыскного мероприятия.

9. Выполнение поручений (указаний) следователя бывает нескольких видов:

а) выполнение органом дознания следственных и (или) розыскных действий по поручению следователя;

б) привлечение следователем представителей органа дознания для оказания содействия (помощи) в производстве отдельных следственных действий;

в) принятие мер, призванных создавать необходимые условия для успешного производства отдельных следственных действий, таких как охрана места происшествия, оцепление здания и т.д.;

г) выполнение постановлений следователей о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий.

10. Поручение – это требование о производстве следственных и (или) розыскных действий . Указание следователя дополняет его поручение и заключается в разъяснении, как провести выполнение его поручения .

——————————–

См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Процессуальные функции. М.: Юрид. лит., 1986. С. 123.

См.: Белозеров Ю.Н. Органы дознания и предварительного следствия МВД и их взаимодействие: Учеб. пособие. М.: Юрид. лит., 1973. С. 92.

11. Учеными рекомендуется в поручении следователя органу дознания указывать следующее:

– наименование органа дознания, которому адресовано поручение;

– указание, от кого исходит поручение;

– краткое изложение существа дела, по которому дается поручение;

– указание на юридическую основу дачи поручения (ссылка на ст. 38 УПК);

– содержание поручения, то есть вопросы, подлежащие выяснению;

– указание о порядке (последовательности и т.п.) исполнения поручения;

– сведения, которые следует учесть при исполнении поручения, или рекомендация, как поступить при получении определенного результата;

– целесообразные тактические приемы проведения процессуального действия;

– сроки исполнения;

– указание, у кого можно получить дополнительные разъяснения по заданию .

——————————–

См.: Гапанович Н.Н. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений: Учеб. пособие / Н.Н. Гапанович, И.И. Мартинович. Минск: Изд-во БГУ, 1983. С. 90 – 97.

12. Наличие поручения предполагает определенный срок его исполнения. Когда следователь сам указывает время производства мероприятия, его нарушать нельзя.

Указанное требование обусловлено тем, что порой возникает необходимость одновременного производства серии следственных (розыскных) действий, к примеру обысков.

Если время производства возложенного на подразделение мероприятия изменить, провести его в другой день, не только оно само, но и весь круг намеченных следователем мер могут не дать ожидаемого положительного результата.

13. Вместе с тем не всегда следователь в отдельном поручении указывает конкретную дату производства следственного или розыскного действия. В таком случае следует руководствоваться правилами ч. 1 ст. 152 УПК, где указанный срок ограничивается 10 сутками . В пределах указанных границ срок исполнения поручения может быть определен начальником органа дознания.

——————————–

Данное правило не распространяется на случаи, когда исполнение поручения должно осуществляться до наступления определенного результата (к примеру, установление лица, совершившего преступление, и т.п.) или в ходе производства всего предварительного расследования (допустим, поручение о сборе доказательств совершения преступления и др.).

14. Ответ на поручение должен состоять из следующих реквизитов:

а) фамилия, инициалы, должность, звание, место работы следователя, которому адресован ответ.

Важно помнить, что следователь по закону – это процессуально самостоятельный орган предварительного расследования, поэтому ответ адресуется тому лицу, от кого получено поручение.

Направление ответа начальнику органа внутренних дел и даже начальнику следственного подразделения, в штате которого числится данный следователь, не будет соответствовать уголовно-процессуальному закону;

б) дата и место происшествия (для преступлений, совершенных на транспорте, – обнаружения последствий). Номер исходящего и дата отправления в органы дознания поручения. У следователя в производстве может находиться не одно дело. Эти данные позволят ему, сэкономив время, сразу выяснить, к какому из дел сведения имеют отношение;

в) указание на юридическую основу исполнения поручения (ссылка на ч. 4 ст. 157 УПК);

г) лаконичный и полный ответ на каждый из вопросов, поставленных следователем;

д) указание на то, что ход исполнения поручения не нарушен. Если орган дознания все же отступил от предложенного следователем порядка, в ответе должна быть подробно обоснована причина такового;

е) дополнительная информация, задание на выявление которой не давалось, но она была установлена в процессе исполнения поручения. Здесь же по возможности отражается, как эти сведения повлияли на последовательность сбора материала и внутреннее убеждение дознавателя. Обоснование их значимости для расследования;

ж) сведения, которые могут повлиять на выбор тактических приемов производства предварительного следствия. По возможности, характеристика поведения отдельных участников уголовного процесса (подозреваемого, свидетелей и др.) с целью создания у следователя о них более полного представления. Не помешают и соответствующие умозаключения дознавателя, на чем они основаны;

з) основания, если таковые имелись, нарушения сроков исполнения поручения и меры, направленные как на их сокращение, так и на уведомление следователя о факте, препятствующем своевременному исполнению поручения;

и) указание, к кому может обращаться следователь, если понадобится проведение дополнительных мероприятий. Эти данные особенно важны в тех ситуациях, когда непосредственный исполнитель уходит в отпуск, уезжает в командировку и т.п.;

к) перечень материалов, следующих с ответом, количество и краткое описание вещественных доказательств, а равно их упаковки;

л) указание, какой орган и кто именно (фамилия, имя, отчество, должность, специальное звание, адрес места работы и рабочий телефон) исполнял поручение и готовил ответ. Приведенные данные необходимы для быстрой организации возможной обратной связи.

Даже в тех случаях, когда специального ответа не составлялось, указанные данные должны найти свое отражение в соответствующем сопроводительном письме.

Полнота изложения сведений в ответах на поручение (указание) следователя и сопроводительных письмах – непременное условие качественного и эффективного обеспечения предварительного следствия.

15. Федеральным законом от 2 декабря 2008 г. N 226-ФЗ сформулирована новая редакция п. 5 ч. 2 коммент. ст. По сути, законодатель лишь добавил к кругу уже имеющихся прав следователя возможность обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном ч. 4 ст.

221 УПК, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела.

Несмотря на то что законодатель не указывает, о чьем постановлении идет речь, не трудно догадаться, что подразумевается постановление именно того следователя, которому предоставлено право обжалования такового.

16. На первый взгляд здесь и разъяснять нечего. И так все ясно. Но мы бы не спешили с таким категоричным заявлением. Нам представляется, что данная редакция п. 5 ч. 2 коммент. ст. порождает ряд вопросов:

– где в законе закреплено право прокурора отменять постановления следователя о возбуждении уголовного дела?

– если такое право у прокурора имеется, то уполномочен ли он отменять и аналогичные постановления руководителя следственного органа?

– обладает ли руководитель следственного органа правом обжаловать в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела и при каких условиях?

– если вправе, то должен ли он получать на то согласие, и если должен, то у кого?

17. Самый неоднозначный ответ на первый вопрос. Сразу оговоримся, что нам известно содержание п. 1.3 Приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. N 136 “Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия” и некоторых других ведомственных нормативных актов .

Там, действительно, прокурорам предписано, признав решение следователя о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, в срок не позднее 24 часов с момента получения присланных следователем материалов, подтверждающих обоснованность принятого им решения, отменять постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносить мотивированное постановление.

——————————–

См.: Законность. 2007. N 11.

Приказ Следственного комитета при прокуратуре РФ от 7 сентября 2007 г. N 5 “О мерах по организации процессуального контроля”.

Источник: https://rulaws.ru/upk-rf/CHAST-PERVAYA/Razdel-II/Glava-6/Statya-38/

Закон для всех
Добавить комментарий