Признание права собственности в счёт оплаты по договору строительного подряда

Право собственности на объект строительства по договору строительного подряда в РФ

А. Р.  Шарифзянов, Академия управления «ТИСБИ»

Вопрос, связанный с правом собственности на объект строительства по договору строительного подряда, является одним из самых актуальных на сегодняшний день.

Дело в том, что в любом государстве договор строительного подряда может быть назван среди наиболее распространенных.

В России сейчас, несмотря на постоянно возникающие сложности, строительная деятельность процветает, а количество строительных фирм, фирм, специализирующихся на продаже  строительных материалов, продолжает расти.

Предшественником данного договора был подряд на капитальное строительство. Этому договору посвящались принятые в разное время на уровне Правительства СССР Правила о договорах подряда на капитальное строительство. ГК 1964 г., как и Основы ГЗ, выделял этот же договор.

Разница состояла лишь в том, что в ГК 1964 договор подряда на капитальное строительство был урегулирован как самостоятельный тип договора, наряду с подрядом, а в Основах ГЗ – лишь как его разновидность.

Последний вариант стал возможным потому, что Основы ГЗ, как и впоследствии ГК, исключили из определения договора строительного подряда указание на его плановый характер, а также ограничили вмешательство государства в определение взаимных прав и обязанностей контрагентов.

Предметом данной научной статьи выступает такой вид гражданско-правового договора, как договор строительного подряда.

По договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и оплатить обусловленную цену.

Цель данной работы – рассмотреть основные теоретические аспекты договора строительного подряда и некоторые конфликтные ситуации, связанные с вопросами перехода права собственности между сторонами договора строительного подряда.

Если в силу ст. 219 ГК право собственности на объект недвижимости возникает с момента регистрации, то до этого момента нельзя считать соответствующий объект недвижимостью.

Объект строительства представляет собой имущественный комплекс. Право собственности на этот объект у заказчика возникает с момента его приемки у подрядчика, что не вызывает сомнений.

Трудности вызывает определение субъекта права на объект строительства до его передачи в порядке ст. 753 ГК РФ.

Для более объективного рассмотрения вышеуказанной проблемы хотел бы привести пример.

Строительная организация Н., получив под застройку земельный участок в с. Шлаковом, заключила договор подряда с АО «Строй», выступившим в роли заказчика, на строительство 16-квартирного жилого дома.

В свою очередь, заказчик имел договор с миграционной службой, по которому он обязался за счет последней обеспечить строительство и передать ей в собственность жилое здание.

В связи с тем, что заказчик, приняв очередной этап работ, оплатил их не полностью (используя при этом средства миграционной службы), договор был после длительной переписки расторгнут, а объект остался недостроенным.

Подрядчик предъявил в суд иск к АО «Строй» о взыскании сумм долга за принятые работы, а также расходов по охране объекта после прекращения строительства и в связи с отсутствием средств у ответчика просил обратить взыскание на сам объект застройки.                              

Естественно, что в первую очередь возникает вопрос: кому принадлежит право собственности на объект? Казалось бы, в любом случае истец в силу ст. 359-360 ГК имеет право на удержание вещи как кредитор против неисправного должника, вплоть до реализации ее в порядке, установленном для залога.

Однако совершенно очевидно, что определить принадлежность вещи все же необходимо, во-первых, для правильного указания номинального продавца и распределения налоговых обязательств при продаже, во-вторых, для исполнения требований п. 6 ст.

350 ГК, требующих вернуть остаток вырученной при реализации суммы залогодателю (в данном случае собственнику), тем более что стоимость объекта явно превышала сумму долга. Кроме того, ситуация обострялась наличием еще одного кредитора того же должника – миграционной службы.

Вопрос о праве на объект строительного подряда в прямой форме законом не решен, содержание норм о подряде не позволяет перейти к однозначному толкованию.

Правило ст.

219 ГК РФ о моменте возникновения права собственности на вновь создаваемую недвижимость с момента ее государственной регистрации, как будто исключая собственность подрядчика (не затрагивая движимого имущества), также не решает всех возникающих вопросов, поскольку «объект строительства», как имеющий определенное единство имущества еще до возможности признания его зданием, сооружением или иной недвижимостью, уже вовлекается в гражданский оборот и может служить предметом сделок (залога и других, в том числе ст. 360, 712, 720 (п. 6), 729, 742 ГК РФ). Однако в дальнейшем, говоря о собственности на объект, нужно иметь ввиду норму ст. 219 ГК и помнить, что поскольку не имеется регистрации, речь может идти не о праве собственности на недвижимое имущество, а о принадлежности полного права на объект строительного подряда и, прежде всего, право распоряжаться им. Дилемма состоит в следующем: до передачи объекта он может быть либо в собственности подрядчика, либо в собственности заказчика. Следовательно, в момент исполнения подряда (передача заказчику) происходит переход собственности, во втором случае – это передача только владения.

Давая оценку требованиям заказчика, который отстаивал свое право собственности на часть недостроенного здания (спор возник в связи с продажей здания подрядчиком третьему лицу, которое, в свою очередь, достроило здание и продало его четырем юридическим лицам на праве общей собственности), Президиум ВАС РФ указал, что «право собственности на спорное здание возникает с момента передачи подрядчиком заказчику здания по окончании его строительства. Поэтому право собственности на незаверенный объект строительства у истца отсутствовало». Постановление принято с применением норм ст. 95 «Основ ГЗ», которые не содержат принципиальных отличий от норм ст. 703 ГК РФ. Однако, учитывая, что ГК определенно вносит иные положения подряда, нельзя исключить, что выраженная в этом постановлении позиция может быть иной применительно к ГК. То, что определенная линия еще не сложилась, можно заключить из Постановления ВАС: в договор подряда был включен пункт, согласно которому в случае нефинансирования объекта заказчиком «его права и доля квартир» передаются другому лицу или подрядчику. Но когда подрядчик до исполнения договора потребовал исполнения этого условия, Президиум ВАС РФ отклонил данное требование, указав, что для принудительной передачи прав от заказчика подрядчику нет законных оснований. Если бы суд твердо стоял на позиции принадлежности объекта подрядчику, то в постановлении это нашло бы какое-либо отражение, хотя речь шла, прежде всего, о распоряжении обязательственными правами. Ведь в этом случае «доля квартир» предполагалась бы принадлежащей подрядчику без дополнительных условий, пока не произведена передача готового объекта. Вытекающее отсюда право подрядчика распорядиться объектом до его сдачи заказчику по своему усмотрению, в том числе путем отчуждения третьим лицам, имеет столь далеко идущие практические последствия, что сомневаться в актуальности вопроса или оценивать его как имеющий чисто академический интерес уже невозможно. Однако существуют определенные сомнения, которые все же не позволяют считать проблему исчерпанной.

Во-первых,  в соответствии со ст. 729 ГК РФ заказчик вправе требовать передачи ему результата незавершенной работы в случае прекращения договора до исполнения. На чем основано такое требование, если собственником предполагается подрядчик?

Во-вторых, непонятно, какой смысл в представлении подрядчику права удержания вещи и особенно права ее реализации по правилам, установленным для залога, т.е. для чужой вещи (ст.

712, 360 ГК РФ), если он является ее собственником? Та же логика прослеживается и в норме п. 6 ст.

720 ГК РФ: если заказчик уклоняется от получения вещи, она реализуется, а вырученная сумма за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей вносится на имя заказчика в депозит. Такой порядок применяется только для чужих вещей.

В-третьих, невозможно обосновать возникновение права собственности у подрядчика ни экономически, ни юридически.

С экономической точки зрения, если с момента заключения договора заказчик обязан оплатить работу, то одновременно возникает у подрядчика право и на оплату работы, и на вещный результат этой работы именно очевидного основания.

В юридическом отношении непонятно, по какому основанию собственником становится подрядчик.

Вообще говоря, если отвлечься от разбора вариантов, когда материал передан той или иной из сторон договора, не способного, в принципе, изменить суть проблемы, то основанием для возникновения права собственности должно быть признано изготовление (производство) вещи (ст.

218 ГК РФ). И здесь есть решающее обстоятельство: в силу указанной нормы изготовление вещи лишь тогда порождает право собственности для изготовителя, когда она создана последним для себя.

Суть, специфика подряда, выделяющего его из числа других договоров, состоит как раз в том, что вещь создается для другого. Следовательно, основание п. 1 ст. 218 ГК РФ не имеет силы к подрядчику и, напротив, применимо к заказчику (подобно тому, как передача вещи комиссионеру непосредственно порождает право собственности у комитента, поскольку комиссионер действует в чужих интересах).

Если это так, и подрядчик не может быть собственником вещи, необходимо определить характер права подрядчика на вещь до ее передачи.

Момент перехода права собственности на объект строительства влияет, в частности, на определение ответственности за сохранность объекта или его части; выявление налоговой базы; момент начала гарантийного срока качества; срок исковой давности; возникновение кредиторской задолженности заказчика.

Если договором строительного подряда прямо не запрещено выполнение отдельных работ или всего объема третьей стороной, генподрядная организация может привлекать подрядную, а подрядная – субподрядную, субподрядная – субсубподрядную организацию.

По такому принципу могут образоваться довольно сложные хозяйственные отношения участников процесса строительства.

В связи с этим систему договорных отношений, связанных с осуществлением капитального строительства, необходимо рассматривать как сложную комбинацию договора строительного подряда между рядом хозяйствующих субъектов, требующего постоянного контроля за всеми звеньями.

Инвестиционные вложения в области капитального строительства носят как государственный, так и негосударственный характер. Из-под опеки государства в результате приватизации вышло большинство предприятий строительной индустрии.

Таким образом, уже к середины 90-х годов в рассматриваемой сфере явно преобладали частнособственнические отношения, которые потребовали адекватного правового регулирования. Указанная потребность была реализована в ходе очередной кодификации российского гражданского законодательства. С принятием ч.

2 ГК в РФ создана, в сущности, новая правовая база отношений в области капитального строительства. На самом деле одно из самых значительных и, вместе с тем, одно из самых «незамеченных» событий недавнего времени – принятие и введение в действие нового Гражданского кодекса РФ.

История знает немало примеров, когда именно появление гражданских кодексов явилось отправной точкой для целых государств и народов на пути к величию.

Однако, как считают авторы многих книг и учебников, новое гражданское законодательство вообще имеет много пробелов, лазеек, позволяющих недобросовестным гражданам, не обременяя себя обязанностями, предусмотренными законодательством, пользоваться исключительно только правами, принадлежащими им и другим участникам правоотношений, избегая санкций, т.е. в свою угоду. Поэтому полное представление о том, как обеспечивается ГК правовое регулирование подрядных отношений в области капитального строительства, может сложиться как при одновременном учете общих положений о договоре подряда, которые закреплены в § 1 гл. 37 ГК, так и специальных правил о строительном подряде.

Так, главный вопрос о праве собственности на объекты строительства по договору строительного подряда требует более детального четкого урегулирования. Необходимо довести до совершенства механизм правового регулирования данной области.

Впрочем, проблемы пробелов в законодательстве, других неточностей – это, скорее, вопросы другой темы, а нам хотелось бы констатировать то обстоятельство, что отношения между сторонами в процессе исполнения договора строительного подряда достаточно сложные.

Полагаю, что поскольку споры, вытекающие из данного вида договора, возникают очень часто, то нужны квалифицированные юристы для правильного и грамотного отстаивания в суде интересов одного из контрагентов.

Поэтому детальное изучение как теоретических, так и практических моментов, связанных с договором строительного подряда, представляется перспективным направлением юридической деятельности.

Источник: http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1263789

Зачёт по договору подряда. Проблемы действительности сделок в банкротстве

Признание права собственности в счёт оплаты по договору строительного подряда

В соответствии с действующим законодательством о банкротстве, после введения процедуры наблюдения (для ликвидируемого должника — с момента открытия конкурсного производства) удовлетворение требований конкурсных кредиторов посредством зачёта встречного требования к должнику не допускается.

Достаточно дискуссионным вопросом выступает набор юридически значимых действий, допустимых оспаривать в рамках банкротства.

Злоупотребление со стороны подрядчика в отношениях с крупными заказчиками нередко выражается в том, что используя специальные основания для признания сделки недействительными подрядчик «уходя» в банкротство оспаривает основные хозяйственные операции, которые были совершены в процессе исполнения договорных обязательств.

Заказчик предоставляет материалы, необходимые для выполнения работ, которые продаёт подрядчику, а последний включает их стоимость выполненных работ, подлежащих оплате.

Стороны производят взаимозачёт, который в дальнейшем подпадает под режим оспаривания.

В целях погашения задолженности заказчика за выполненные по контрактам работы и задолженности подрядчика по оплате за поставленные заказчиком в рамках указанных контрактов материалы стороны подписывают ряд актов о прекращении зачётом встречных однородных обязательств.

Подрядчик обращается в суд с иском о признании недействительными сделок зачета, оформленных актами прекращения обязательств зачетом встречных однородных требований, и применении последствий недействительности сделки. В порядке применения последствий недействительности сделок по главе 3.1.

Закона № 127-ФЗ суды нередко восстанавливают задолженность заказчика перед подрядчиком по оплате работ, выполненных по контракту генерального подряда. При этом суды применяют пункт 1 статьи 63, пункт 4 статьи 134 Закона о банкротстве, статью 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с восстановлением задолженности подрядчик обращается в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с заказчика задолженности по договору подряда.

С учётом восстановления задолженности, подтверждённой вступившим в законную силу судебным актом и представлением доказательств оплаты выполненных работ, исковые требования о взыскании с заказчика задолженности за выполненные работы (в составе которых включены проданные заказчиком материалы, за которые у подрядчика имелась задолженность) по договору генерального подряда удовлетворяются.

Известно дело, когда один из подрядчиков взыскал дочернего общества АО Газпром задолженность по контрактам генерального подряда в сумме 113 555 308 руб. 86 коп.В контрактах сторонами было установлено, что материалы поставки заказчика реализуются заказчиком путем их продажи генподрядчику.

Оплата выполненных работ производится заказчиком в рублях РФ или, по согласованию сторон, другими равноправными средствами платежа (под равноправными средствами платежа подразумеваются векселя и материально-технические ресурсы).

Поставка материально-технических ресурсов оформляется актом прекращения обязательств зачетом встречных однородных требований.

В договоре было установлена обязанность генподрядчика производить оплату всех полученных в установленном порядке материалов поставки заказчика согласно выставленным им счетам-фактурам. Сторонами порядок оплаты материалов, конструкций и изделий поставки заказчика был дополнен зачетом встречных требований.

Подрядчик выполнил строительные работы в соответствии с контрактами. Работы были приняты по актам выполненных работ. Генподрядчиком были выставлены счета-фактуры для оплаты. В соответствии со ст. 746 ГК РФ контрактов у заказчика возникло обязательство по оплате выполненных работ.

Заказчик в соответствии с условиями контракта производил поставку материалов и трубы и выставлял счета-фактуры на их оплату. В соответствии со ст. ст. 454, 486, 516 ГК РФ у подрядчика возникло обязательство по оплате полученных материалов.

В целях погашения задолженности заказчика за выполненные по вышеназванным контрактам работы и задолженности подрядчика по оплате за поставленную заказчиком в рамках указанных контрактов трубу стороны подписали ряд актов о прекращении зачетом встречных однородных обязательств.

В соответствии с которыми было прекращено обязательство заказчика по оплате выполненных подрядчиком работ и встречное обязательство подрядчика по оплате поставленной заказчиком трубы. Акты подписаны 31 августа 2005 года. Решением Арбитражного суда от 21.06.

2006 подрядчик признан банкротом, в отношении него введено конкурсное производство.

В связи с тем, что Арбитражным судом при рассмотрении спора между о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок, было установлено, что все вышеуказанные сделки по зачету повлекли предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими, решением по делу N А81-507/2008 признаны недействительными заключенные между заказчиком и генподрядчиком сделки зачета, оформленные актами прекращения обязательств зачетом встречных однородных требований. В порядке применения последствий недействительности ничтожных сделок восстановлена задолженность заказчика перед подрядчиком по оплате работ, выполненных по контракту генерального подряда. Восстановлена задолженность подрядчика перед заказчиком за поставку материалов по контракту генерального подряда. Доводы заказчика о том, что оформленные акты зачета по своей сути не являются самостоятельными сделками, и что реально денежные средства сторонами не передавались, а также о добросовестности заказчика и генподрядика для суда не послужили основанием для отмены либо изменения решения об удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности, наличие и размер которой фактически не оспаривается. Удовлетворяя исковые требования о признании недействительными сделок, оформленных актами прекращения обязательств зачётом встречных однородных требований суды исходят из того, что оспариваемые сделки были совершены в течение 6 месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании подрядчика банкротом и повлекли предпочтительное удовлетворение требований заказчика, поскольку до заключения оспариваемых сделок у должника имелись не исполненные требования иных кредиторов. Основным негативным правовым последствием в случае признания сделки зачета недействительной является обязанность контрагента должника возвратить в конкурсную массу полученное по сделке или его стоимость в обмен на предоставление ему права включения в реестр требований кредиторов. Заказчик возвращает подрядчику стоимость своих же материалов, включённых в акты выполненных работ, которые он продал подрядчику, «живыми» деньгами. Данные материалы включены в акт, следовательно, это часть работ, которые подлежат оплате. При этом на практике их стоимость составляет до 80% от общей цены контракта. Для исключения подобных рисков предлагается включать в договор подряда положение о том, что данный материал заказчик не продаёт, а передаёт в счёт расчётов за выполненные подрядчиком работы. По существу рассматриваемый подход, хотя он и небесспорен с теоретической точки зрения, так как фактически данный материал продаётся по накладной ТОРГ-12, позволяет решить проблему защиты заказчика от указанных недобросовестных действий подрядчика. При этом необходимо отметить, что в настоящее время в судебной практике данный способ защиты интересов заказчика активно применяется.

На примере одного из дел, рассмотрим данную ситуацию.

Арбитражный управляющий, представляющий интересы субподрядчика предъявил к генподрядчику иск о признании сделки зачёта недействительной, мотивируя это тем, что она не соответствует законодательству о банкротстве, поскольку привела к предпочтительному удовлетворению требований генподрядчика перед другими кредиторами, чьи требования существовали до совершения оспариваемой сделки (пункт 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве). Генподрядчик предъявленные требования не признал, и пояснил, что в договоре подряда предусмотрено, что оплата выполненных работ, помимо иных способов указанных в договоре может также осуществляться путём передачи генподрядчиком подрядчику товарно-материальных ценностей по товарным накладным и /или путём оказания услуг генподряда. При этом обязательство по оплате работ считается исполненным с момента подписания товарной накладной или акта приёма товара, принятия счета – фактуры о стоимости генподрядных услуг и акта приёмки генподрядных услуг без возражений. На основании этого положения договора, по мнению генподрядчика, задолженность по оплате считается исполненной с момента подписания товарных накладных (или акта приёмки товара) и актов приёмки генподрядных услуг без возражений. В данном случае между генподрядчиком и подрядчиком сложились взаимоотношения по договору подряда, в рамках которого субподрядчик обязался выполнить строительно- монтажные работы, а генподрядчик оплатить стоимость выполненных работ, при этом договором подряда предусмотрен способ оплаты не только в денежном эквиваленте, но и путём поставки материалов, которые приняты субподрядчиком по товарным накладным и оказания услуг генподряда. Предусмотренная договором поставка генподрядчиком материалов как средство расчётов с субподрядчиком является реализацией принципа свободы договора, предусмотренного статьёй 420 ГК РФ. Согласно статьи 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Письма, направленные заказчиком в адрес подрядчика, фиксируют по каким счетам – фактурами за выполненные должником строительно–монтажные работы по договору произведена оплата путём поставки материалов с момента подписания товарных накладных (или актов приёмки товара) и актов приёмки генподрядных услуг в соответствии с условиями договора.

Таким образом, имеет место исполнение заказчиком обязательств по оплате работ по договору подряда посредством передачи субподрядчику товара, что является прекращением исполнение договорных обязательств в силу статьи 309, 408 ГК РФ.

Исходя из буквального содержания писем, которые по мнению арбитражного управляющего, являются сделками зачёта, которое имеет по смыслу положений статьи 431 ГК РФ приоритетное значение при толковании выражения волеизъявления сторон, суд пришёл к выводу, что в нем отсутствует выражение волеизъявления ответчика на одностороннее прекращение встречных обязательств зачётом. В силу статьи 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Статьей 410 ГК РФ предусмотрено, что обязательство прекращается полностью или частично зачётом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определён. Акты, которые оспариваются в данном случае, не свидетельствуют о произведённом зачёте встречных однородных требований. Обязательства сторон по договору прекратились в результате их надлежащего исполнения (статья 408 ГК РФ), а не зачётом (статья 410 ГК РФ), в связи с чем сделка, которую оспаривает арбитражный управляющий не совершалась, а акт не может быть признан недействительным по правилам главы 3.1 Закона о банкротстве.

Поэтому суд не стал квалифицировать оспариваемые арбитражным управляющим документы как действия по прекращению обязательств должника в порядке статьи 410 ГК РФ и пришел к выводу, что конкурсный управляющий не представил доказательства того, что при совершении спорной сделки было допущено предпочтение отдельному кредитору.

Поскольку в данном случае, субподрядчик являлся не кредитором заказчика, а его должником, и, следовательно, спорная сделка не привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано, в случае расчётов с кредиторами в порядке очерёдности в соответствии с Законом о банкротстве. Из данного примера видно, что суд поддержал позицию генподрядчика и отказал в иске подрядчику в признании сделки недействительной. Очевидно, что удовлетворение такого иска повлекло бы для генподрядчика негативные последствия в виде восстановления задолженности перед банкротной организацией. Генподрядчик со своими требованиями по оплате за проданные материалы пришлось бы включаться в третью очередь реестра кредиторов, где, как известно, шансы получить что-либо были бы незначительными. При этом суммы исчисляются сотнями миллионов рублей. В рамках другого дела по аналогичной категории суд поддержал позицию генподрядчика и прямо указал, что предоставление товарно-материальных ценностей и оказания генподрядных услуг, является формой оплаты за выполненные подрядчиком работы. При этом надлежащее исполнение заказчиком обязательств по оплате выполненных субподрядчиком работ, а именно путём поставки материалов и оказания услуг генподряда расценивается судом как прекращение обязательство перед подрядчиком, возникшее из договора не зачётом, а исполнением (статьи 313, 430, 408 ГК РФ). Данная позиция основана на пункте 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда», из которого следует вывод, что встречным предоставлением заказчика за выполненные работы могут быть не только денежные средства, но и иное имущество.

Из данного примера видно, что судебная практика складывается по пути возможности установления в договоре строительного подряда неденежной формы предоставления со стороны заказчика.

В целях минимизации рисков в подрядных договорах предлагаю включать формулировку о праве генподрядчика оплатить стоимость выполненных работ, не только в денежном эквиваленте, но и путём поставки материалов, которые приняты субподрядчиком по товарным накладным и оказания услуг генподряда.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/zachyot_po_dogovoru_podryada_problemy_dejstvitelnosti_sdelok_v_bankrotstve/59989

Закон для всех
Добавить комментарий