Расчет срока осуждения

Можно ли период содержания в СИЗО после вступления приговора в законную силу зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания?

Расчет срока осуждения

Приговором суда гражданин А признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ и ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

До вступления приговора в законную силу гражданин А находился в СИЗО около года.

В связи с изданием ФЗ № 186-ФЗ от 03 июля 2018 года «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» гражданин А обратился в суд с ходатайством о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу.

В соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима.

Согласно пояснительной записки к проекту федерального закона «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» «в соответствии с законодательством Российской Федерации условия содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений по степени изоляции соответствуют самым строгим, примерно таким как в тюрьмах. В следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, подозреваемые и обвиняемые размещаются в закрытых камерах и практически не имеют возможности для занятий каким либо видом деятельности. В течение дня им предоставляется только часовая прогулка в прогулочном дворе.

В то же время большая часть подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых применялась мера пресечения в виде заключения под стражу, по приговору суда направляются для отбывания наказания в исправительные учреждения, условия содержания в которых значительно гуманнее.

Комитет Министров Совета Европы принял Рекомендацию Rec (99) 22 относительно переполненности тюрем и чрезмерного увеличения контингента тюрем, в соответствии с которой в случае назначения судом наказания, не связанного с содержанием осужденного в камере, целесообразно засчитывать время, проведенное в местах содержания под стражей, в срок отбывания наказания с коэффициентом большим единицы. Европейский Суд по правам человека при рассмотрении жалоб осужденных исходит из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания назначенного судом уголовного наказания».

Таким образом по мнению законодателя условия содержания в следственных изоляторах значительно отличаются от условий содержания в исправительных колониях общего режима.

В соответствии со статьей 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Ввиду того, что уголовный закон имеет обратную силу, так как улучшает его положение, гражданин А в своем ходатайстве просит время содержания его под стражей в СИЗО зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

С данным требованием гражданина А все понятно и вопросов нет.

Однако в своем ходатайстве гражданин А также указал следующее:  “ввиду того, что после вступления приговора суда в законную силу и до прибытия в исполнительную колонию он содержался 3 месяца в СИЗО, условия содержания которого отличаются от условий содержания в исправительной колонии общего режима, подлежит применению п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, то есть период его содержания в СИЗО после вступления приговора в законную силу необходимо  зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима”.

Уважаемые коллеги, как вы считаете, насколько обоснованно второе требование гражданина А? Сталкивались ли вы уже с идентичной ситуацией? Ведь буквальное толкование ст. 72 УК РФ, ст.

108 УПК РФ говорит только о времени содержания в СИЗО до вступления приговора в законную силу и данный срок подлежит зачету. Однако это не отменяет того факта, что он содержался три месяца в СИЗО после вступления приговора суда в законную силу, где условия содержания значительно отличаются.

Как быть в такой ситуации? А если бы он провел в СИЗО после вступления приговора в законную силу еще дольше?

P.S: судебная практика по данному вопросу сложилась, однако я хочу услышать мнение коллег.

Источник: //zakon.ru/Discussions/mozhno_li_period_soderzhaniya_v sizo_posle_vstupleniya_prigovora_v_zakonnuyu_silu_zachest_v_srok_lis/75634

Определение Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 N 1690-О

Расчет срока осуждения

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 2016 г. N 1690-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

КАЖАЕВОЙ СВЕТЛАНЫ БОРИСОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 72

УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЧАСТЬЮ

ВОСЬМОЙ СТАТЬИ 107 УПК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки С.Б. Кажаевой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка С.Б.

Кажаева, осужденная за совершение преступления к условному лишению свободы по приговору суда от 27 октября 2015 года, в котором суд не указал, что в срок наказания засчитывается время предшествующего нахождения ее под домашним арестом, избранным в ходе производства по уголовному делу в качестве меры пресечения, просит признать противоречащей Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 6 (часть 2), 15 (части 1 и 2), 17 – 19, 21, 22, 45 (часть 1), 50 (часть 1), 54 и 55, часть третью статьи 72 “Исчисление сроков наказаний и зачет наказания” УК Российской Федерации постольку, поскольку эта норма не определяет, в какой срок лишения свободы – реальный или условный – засчитывается время содержания осужденного под стражей или домашним арестом.

Кроме того, заявительница утверждает, что имеет место правовая неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации, ее статьям 7 (часть 1), 15 (части 1 и 2), 19 (часть 1), 41 (часть 1) и 55, часть восьмая статьи 107 “Домашний арест” УПК Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, она допускает отказ в предоставлении гражданину права на охрану здоровья и медицинскую помощь в условиях домашнего ареста, исключая получение иной медицинской помощи, кроме вызова скорой помощи.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Конституция Российской Федерации, закрепляя в статье 22 право каждого на свободу и личную неприкосновенность, устанавливает единые гарантии этого права при заключении под стражу и содержании под стражей и при лишении свободы.

Аналогичный подход получил отражение в Уголовном кодексе Российской Федерации, который использует единый временной масштаб при исчислении срока лишения свободы независимо от того, применяется оно в качестве меры пресечения или наказания: время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы из расчета один день за один день (часть третья статьи 72) (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2003 года N 1-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года N 285-О, от 24 сентября 2013 года N 1508-О, от 29 марта 2016 года N 621-О и др.).

Вместе с тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, при принятии решений, связанных с ограничением свободы и личной неприкосновенности, суд как орган правосудия – исходя из статей 22, 46 (часть 1), 48, 118, 120 и 123 (части 1 – 3) Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи – призван обеспечивать одинаковые по своей природе судебные гарантии защиты прав и законных интересов личности. Данная правовая позиция, выраженная в постановлениях от 10 декабря 1998 года N 27-П, от 14 февраля 2000 года N 2-П и от 22 марта 2005 года N 4-П, распространяется на меру пресечения в виде домашнего ареста, который, как и заключение под стражу, непосредственно ограничивает конституционное право на свободу и личную неприкосновенность. Единая природа данного конституционного права предполагает и единые правовые гарантии его судебной защиты, которая в силу статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статей 8 и 29 Всеобщей декларации прав человека, пункта 2 и подпункта “а” пункта 3 статьи 2 и пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 года N 27-П).

В соответствии с частью третьей статьи 72 УК Российской Федерации время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы как меры наказания, а согласно пункту 2 части десятой статьи 109 УПК Российской Федерации в срок содержания обвиняемого под стражей засчитывается время домашнего ареста как его составная часть. Следовательно, время нахождения осужденного под домашним арестом также засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день.

Обеспечивая реализацию данного правила, статья 308 УПК Российской Федерации в пункте 9 части первой предусматривает, что в резолютивной части обвинительного приговора должно быть указано решение о зачете времени предварительного содержания под стражей, если подсудимый до постановления приговора был задержан, или к нему применялись меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, или он помещался в медицинский или психиатрический стационар.

При этом в статье 44 УК Российской Федерации перечислены виды уголовных наказаний, часть из которых, в том числе лишение свободы на определенный срок, в силу статьи 73 этого Кодекса могут быть назначены условно.

Назначая условное осуждение, суд устанавливает испытательный срок, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление: в случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее шести месяцев и не более трех лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года – не менее шести месяцев и не более пяти лет (часть третья статьи 73 этого Кодекса). Поскольку, таким образом, испытательный срок не является видом наказания, определение его размера не связано с санкцией статьи Особенной части УК Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 года N 474-О).

Такой же смысл институту условного осуждения придается и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”, в котором отмечается, что испытательный срок, устанавливаемый при условном осуждении, не является наказанием; при постановлении приговора об условном назначении наказания в виде лишения свободы вид исправительного учреждения не указывается (пункты 61 и 64).

Соответственно, зачет сроков содержания лица под стражей необходим не для исчисления испытательного срока, а для конкретизации периода реального применения к лицу уголовного наказания: определения моментов начала и окончания его отбывания, установления оснований для освобождения от его отбывания (статья 172 УИК Российской Федерации), т.е. периода его исполнения. Основания для такого вывода дает и пункт 11 статьи 397 УПК Российской Федерации, который в перечень вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора, включает также вопрос о зачете времени содержания под стражей, времени пребывания в лечебном учреждении в соответствии со статьями 72, 103 и 104 УК Российской Федерации. В силу части первой статьи 396 УПК Российской Федерации данный вопрос разрешается судом, постановившим приговор.

Реальное же отбывание наказания в виде лишения свободы возможно только после отмены условного осуждения в связи с противоправным поведением лица в течение испытательного срока, свидетельствующим о недостижении цели его исправления (части вторая – шестая статьи 74 УК Российской Федерации).

Таким образом, часть третья статьи 72 УК Российской Федерации, действующая в системе правового регулирования, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном ею аспекте.

2.2.

Как предусмотрено в статье 107 УПК Российской Федерации, при избрании судом меры пресечения в виде домашнего ареста подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут запретам и (или) ограничениям, перечисленным в части седьмой данной статьи, либо некоторым из них в зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств дела; ограничения могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело; подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи (часть восьмая); если по медицинским показаниям подозреваемый или обвиняемый был доставлен в учреждение здравоохранения и госпитализирован, то до разрешения судом вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого продолжают действовать установленные судом запреты и (или) ограничения, при этом местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста считается территория соответствующего учреждения здравоохранения (часть одиннадцатая).

Как указывает в своей жалобе сама С.Б. Кажаева, в период содержания под домашним арестом судом ей была предоставлена возможность вызывать скорую помощь, разрешались ежедневные прогулки (в том числе для посещения аптеки, магазина, парикмахера), обследование и лечение в медицинском учреждении по месту жительства в соответствии с рекомендациями врачей, запись на прием к врачу по телефону.

Следовательно, оспариваемая заявительницей норма уголовно-процессуального закона ее конституционных прав не нарушает.

Выяснение же того, насколько законны и обоснованны в этой части судебные решения, вынесенные по ее делу, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кажаевой Светланы Борисовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

——————————————————————

Судебная практика и законодательство

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 976-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Казанцева Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 50, части пятой статьи 69 и статьи 73 Уголовного кодекса Российской Федерации”

Статья 73 УК Российской Федерации закрепляет право суда – если он, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания – постановить считать назначенное наказание условным и определяет категории осужденных, которым условное осуждение не назначается (часть первая). Согласно части третьей данной статьи при назначении условного осуждения суд устанавливает испытательный срок, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, испытательный срок не является видом наказания (определения от 21 марта 2013 года N 474-О, от 25 сентября 2014 года N 1992-О и от 19 июля 2016 года N 1690-О).

Источник: //legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-19072016-n-1690-o/

о замене наказания в случаях злостного уклонения от его отбытия

Расчет срока осуждения
30 июня 2009

К сожалению, принцип неотвратимости наказания за совершенные преступления, имеющий в настоящее время значительную актуальность, не всегда в полной мере претворяется в жизнь.

Осужденные лица достаточно часто уклоняются от отбытия назначенного судом наказания.

Поэтому судами рассматривается большое количество материалов, связанных с заменой ранее назначенного по приговору суда наказания.

Как известно, к моменту рассмотрения таких материалов приговор суда вступил в законную силу и с осужденными гражданами органами, ведающими исполнением конкретных видов наказания, проводится большая работа.

Их вызывают на беседы и предупреждают о необходимости исполнять назначенное наказание; им разъясняют порядок исполнения наказания; предупреждают о том, что злостное уклонение от отбытия повлечет замену наказания на более строгое; о том, что условное осуждение может быть отменено; их трудоустраивают и направляют в места отбывания наказания.

Но не все осужденные лица выполняют требования закона и начинают злостно уклоняться от отбытия наказания: нарушают возложенные судом обязанности; не устраиваются на работу при назначении исправительных работ, несмотря на все созданные для этого условия; не являются на отбытие обязательных работ; совершают неоднократно административные правонарушения; ведут антиобщественный образ жизни, чем заслуживают отрицательные характеристики, не уплачивают умышленно в доход государства штрафы.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ имеет главу 47, регламентирующую рассмотрение и разрешение вопросов, связанных с исполнением приговора. Часть вторая ст. 397 УПК РФ предусматривает, что в случае злостного уклонения от наказания замена штрафа производится в соответствии со ст. 46 УК РФ; обязательных работ – согласно ст.

49 УК РФ; исправительных работ – в силу ст. 50 УК РФ; ограничения свободы – на основании ст. 53 УК РФ. Части 7 и 8 ст. 397 УПК РФ предусматривают отмену условного осуждения судом или продление испытательного срока на основании ст. 74 УК РФ, а также отмену либо дополнение возложенных судом обязанностей в силу ст. 73 УК РФ.

Правом обращения в суд для решения вышеуказанных вопросов наделены уголовно-исполнительные инспекции, которые ведают исполнением условных наказаний, связанных с назначением испытательного срока, а также обязательных работ и исправительных работ, а также служба судебных приставов, исполняющая взыскание штрафа в доход государства.

Злостным уклонением от уплаты штрафа признается неуплата штрафа в полном объеме либо его части, если выплата штрафа рассрочена, в установленные законом сроки. При уплате штрафа в полном объеме этот срок равен 30 дням со дня вступления приговора суда в законную силу.

При рассрочке уплаты штрафа первую часть штрафа осужденный обязан оплатить в течение 30 дней со дня вступления приговора суда или решения суда в законную силу. Оставшиеся части штрафа осужденный обязан уплачивать ежемесячно не позднее последнего дня каждого последующего месяца.

В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется тем видом наказания, который предусмотрен в санкции статьи Особенной части УК РФ.

Злостным уклонением от отбывания наказания лицом, осужденным к исправительным работам, является повторное нарушение порядка и условий отбывания наказания после вынесенного осужденному предупреждения.

Если осужденный скрылся с места жительства и местонахождение его неизвестно, он также признается злостно уклоняющимся от отбывания исправительных работ.

В данном случае наказание в виде исправительных суд может заменить ограничением свободы, арестом или лишением свободы из расчета один день ограничения свободы за один день исправительных работ, один день ареста за два дня исправительных работ или один день лишения свободы за три дня исправительных работ.

Злостно уклоняющимся от отбывания обязательных работ признается осужденный, который: более двух раз в течение месяца не вышел на обязательные работы без уважительных причин; нарушил трудовую дисциплину; скрылся в целях уклонения от отбывания наказания.

При указанных обстоятельствах обязательные работы заменяются ограничением свободы, арестом или лишением свободы из расчета: один день ограничения свободы, ареста или лишения свободы – восемь часов обязательных работ.

Основанием отмены условного осуждения является систематическое или злостное неисполнение условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей (ч. 3 ст. 74 УК).

При уклонении условно осужденного от исполнения возложенных на него судом обязанностей уголовно-исполнительная инспекция объявляет ему в письменной форме предупреждение о возможности отмены условного осуждения. Если неисполнение обязанностей продолжается и после этого, инспекция входит в суд с представлением об отмене условного осуждения и обращении наказания, назначенного условно, к реальному исполнению.

Кроме того, основанием отмены условного осуждения является совершение условно осужденным нового преступления во время испытательного срока. В данном случае суд, отменяет условное осуждение и назначает осужденному наказание по совокупности приговоров.

Отдел по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами

Источник: //prokuratura-orel.ru/news/o-zamene-nakazaniya-v-sluchayah-zlostnogo-ukloneniya-ot-ego-otbytiya

Закон о зачете срока в СИЗО: как он будет работать | ОВД-Инфо

Расчет срока осуждения

Владимир Путин подписал закон, который приравнивает один день в СИЗО к полутора в колонии общего режима. От внесения законопроекта до принятия прошло 10 лет. По одной из версий, нововведениям сопротивлялся СКР.

День в СИЗО за полтора в колонии — только одно из нововведений в сфере расчета времени, которое люди проводят за решеткой до приговора.

Разбираем, как новый закон будет работать и кого из политзаключенных он может коснуться.

Условия содержания под стражей не должны быть строже наказания, которое может назначить суд — такова позиция Европейского суда по правам человека. Еще в 2008 году это было указано в пояснительной записке к законопроекту.

В СИЗО более жесткие условия, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В колонии человек много времени проводит на свежем воздухе, может работать, учиться. В СИЗО, не считая короткой прогулки в небольшом дворике, человек находится в замкнутом пространстве.

В соответствии с законодательством, предварительное следствие должно проходить в течение двух месяцев, но есть много возможностей его продлевать — до года и больше. Когда следствие закончено и прокуратура утвердила обвинение, дело передают в суд — он тоже может растянуться на месяцы. Все это время арестованного могут держать в СИЗО.

В пояснительной записке говорится также об «отсутствии в настоящее время возможности» привести условия в СИЗО в соответствие с международными стандартами. Это проблема актуальна и сейчас, так что «льготный» зачет проведенного в СИЗО времени — это и форма компенсации людям за содержание в ненадлежащих условиях.

К чему новый закон приведет?

Покажет только практика. Во ФСИН надеются, что он поможет разгрузить СИЗО, во многих из которых «перелимит» — то есть содержится заключенных больше нормы. Правозащитники надеются, что следователи будут меньше держать людей за решеткой до суда.

Но среди силовиков есть мнение, что, наоборот, многие будут пытаться как можно дольше оставаться в СИЗО: сидеть там придется меньше, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В любом случае, предполагается, что, благодаря новому закону, примерно ста тысячам заключенных уменьшат сроки.

Это главная причина его поддержки со стороны правозащитников.

Кто будет производить перерасчет сроков?

Суды. Направлять материалы в суды обязаны администрации исправительных учреждений. Это стандартная процедура при смягчении законодательства.

Закон обязывает ФСИН пересчитать сроки отбывающим наказание в колониях-поселениях в течение трех месяцев, а в колониях общего режима — в течение шести.

Если суд не уведомили об осужденном, которому должны пересчитать срок наказания, заключенный сам может обратиться в суд.

Как будет происходить зачет проведенного под стражей времени?

Закон предусматривает сложную, но четкую систему зачета времени. Речь идет о перезачете времени, проведенном не только в СИЗО, но и, например, в ИВС до помещения в следственный изолятор.

Один день под стражей будет равен:

  • 3 дням исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 2 дням в колонии-поселении, ограничения свободы, принудительных работ и ареста;
  • 1,5 дням в дисциплинарной воинской части, воспитательной колонии и колонии общего режима;
  • 1 дню в тюрьме, колонии особого или строгого режимов;
  • 8 часам обязательных работ.

В колониях строгого режима и тюрьмах сидят осужденные рецидив, за тяжкие и особо тяжкие преступления, предусматривающие максимальное наказание от десяти лет. В колониях особого режима — осужденные на пожизненное лишение свободы. Правда, за примерное поведение у заключенных даже по особо тяжким статьям есть возможность оказаться в колонии-поселении.

Кому не пересчитают сроки?

  • Осужденным за рецидив преступления;
  • Приговоренным к смертной казни — если исключительную меру заменили на пожизненное заключение или 25 лет лишения свободы. С 1996 года в России действует мораторий на смертную казнь.

Осужденным по статьям:

  • О терроризме, содействии терроризму, призывах к терроризму, прохождении обучения для совершения терактов, участии в террористическом сообществе или организации, акте международного терроризма;
  • О захвате заложника организованной группой, либо повлекшим смерть человека, а также об угоне воздушного судна, сопряженном с террористической деятельностью.
  • О незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотиков, а также приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке наркотиков в крупном и особо крупном размерах.
  • О хищении или вымогательстве наркотиков
  • О госизмене и шпионаже, посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже, а также нападении на лиц и учреждения, пользующихся международной защитой.

Кто из-за нового закона будет сидеть дольше?

Положение некоторых осужденных новый закон ухудшил. Во-первых, он приравнял два дня под домашним арестом к дню нахождения под стражей и лишения свободы. Раньше день под стражей считался за день дома взаперти.

Во-вторых, «время течет» по формуле один к одному для осужденных, попавших в колониях в ШИЗО или помещение камерного типа. Практика показывает, что назначения дисциплинарных взысканий заключенным — которые и приводят в изоляторы — оспорить фактически невозможно.

Есть много примеров, когда заключенным через суд по инициативе тюремщиков ужесточают условия содержания: например, с поселения на общий режим или с общего на строгий. Такие меры применяли к антифашисту Алексею Сутуге, националисту Игорю Стенину и другим политзаключенным.

И это тоже фактически невозможно оспорить. Если раньше это вело к ухудшению условий отсидки, теперь будет вести к тому, что «неугодные» заключенные будут сидеть еще и дольше, чем могли бы.

Кто из политзаключенных освободится раньше?

«Благодаря» приведенным выше исключениям, пересчет срока заключения не коснется фигурантов многих резонансных дел: например, режиссера Олега Сенцова, правозащитника Оюба Титиева (когда и если он будет осужден), фигурантов дела «Сети» (когда и если они будут осуждены) и многих дел против сторонников «Хизб Ут-Тахрир».

Из людей, внесенных в базу политических преследований Politpressing.org, по подсчетам ОВД-Инфо, срок заключения могут сократить примерно полутора десяткам человек.

Среди тех, кто может выйти раньше, — журналист Александр Соколов, националист Дмитрий Демушкин, а также осужденные якобы за применение насилия к правоохранителям в Москве на несогласованной акции 26 марта 2017 года.

Источник: //ovdinfo.org/articles/2018/07/07/zakon-o-zachete-sroka-v-sizo-kak-budet-rabotat

О новом порядке зачета в срок наказания времени содержания в сизо

Расчет срока осуждения

14 июля вступил в силу Федеральный закон от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации», которым определен новый порядок зачета в срок отбывания наказания времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу.

Владимир Путин подписал закон о зачете времени в СИЗО в срок наказания Теперь день, проведенный в следственном изоляторе, может быть максимально приравнен к двум дням заключения в исправительном учреждении

В уголовный закон внесены изменения, предусматривающие применение коэффициента кратности при зачете отбытого в СИЗО срока заключения в период предварительного следствия и уголовного судопроизводства по делу.

В многочисленных решениях Европейского Суда по правам человека и различных комитетов длительное время констатировалось, что условия в российских следственных изоляторах равнозначны условиям колонии строгого режима или тюремного заключения.

Комитет министров Совета Европы еще в 1999 г. принял Рекомендацию № (99) 22 «О проблеме переполнения тюрем и увеличения числа лиц, находящихся под стражей». ЕСПЧ при рассмотрении жалоб осужденных исходил из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания впоследствии назначенного судом уголовного наказания. 

В то же время мягкость меры пресечения в виде домашнего ареста не корреспондировалась с целями и задачами последующего наказания в случае назначения подсудимому реального срока наказания в условиях колонии общего режима или более строгих. 

В результате в 2018 г. законодатель РФ принял решение урегулировать данную системную проблему. В ст. 72 УК РФ были скорректированы положения об исчислении сроков наказания с учетом вида избранной меры пресечения подозреваемому (обвиняемому) на предварительном следствии и в ходе судебного рассмотрения дела.

Время содержания лица под стражей или домашним арестом исчисляется с момента его фактического задержания и до вступления приговора суда в законную силу.

Новый коэффициент кратности рассчитывается в зависимости от назначенного судом наказания и/или вида исправительного учреждения (например, колонии общего, строгого, особо строгого режима). 

Согласно новой редакции ст. 72 УК РФ время содержания под стражей засчитывается как:

  • 1 день СИЗО = 1,5 дня наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день СИЗО = 2 дня ограничения свободы, принудительных работ или ареста;
  • 1 день СИЗО = 3 дня исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 1 день СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;
  • 1 день СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении;
  • 1 день СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Аналогичные правила должны применяться при зачете времени содержания лица под стражей на территории иностранного государства в случае последующей выдачи (экстрадиции) лица Российской Федерации.

Вместе с тем новым законом установлены важные исключения из правил. Так, льготный порядок зачета времени содержания под стражей не распространяется:

  • на осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;
  • на осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет;
  • на осужденных за особо тяжкие преступления, связанные с террористической деятельностью, оборотом наркотиков, посягательством на основы конституционного строя и безопасности государства.

Коэффициент кратности не применяется и в случае нарушения осужденным режима и применения к нему мер взыскания.

Введен и «отрицательный» коэффициент кратности в отношении лиц,  которым была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Теперь время нахождения лица под домашним арестом засчитывается в срок содержания под стражей до приговора суда и в срок лишения свободы из расчета 2 дня домашнего ареста = 1 день в СИЗО. 

Ранее порядок такого зачета наказания установлен не был, а все время, проведенное обвиняемым под домашним арестом, засчитывалось в срок отбытия реального наказания в пропорции 1:1 независимо от назначенного вида исправительного учреждения. 

Требования ст. 10 УК РФ гарантируют, что новый закон имеет обратную силу только в сторону улучшения положения лиц, осужденных за преступления. На лиц, положение которых новые требования ст. 72 УК РФ могут ухудшить, закон не распространяется.

Например, лицо содержалось под домашним арестом до приговора суда, который состоялся до 14 июля 2018 г.

В этом случае из времени отбытия назначенного наказания в колонии общего режима будет вычтено время, проведенное под домашним арестом, без «отрицательного» коэффициента, то есть один к одному.

Однако в новом законодательстве есть пробелы, которые повлекут необходимость урегулирования возникающих спорных вопросов в том числе в судебном порядке.

Так, неясность возникает в смежном отраслевом законодательстве: не определен порядок применения положений ст. 72 УК РФ (в новой редакции) в отношении отбывающих наказание лиц, если в период отбытия им был изменен вид исправительного учреждения.

Кроме того, Уголовно-исполнительный кодекс РФ пока не предусматривает коэффициента зачета времени наказания при длящемся содержании осужденного в СИЗО до его отправки на этап.

Таким образом, к осужденному отбывать наказание в колонии общего режима, проведшему в ожидании направления в колонию время в условиях СИЗО, не будет применен льготный коэффициент.

Как представляется, для устранения пробелов понадобятся внесение изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, а также разъяснение складывающейся правоприменительной практики Пленумом Верховного Суда РФ.

Еще одной проблемой, на мой взгляд, может стать правовой конфликт интересов при назначении судом наказания лицам, длительное время ожидавшим окончания расследования и приговора суда в условиях СИЗО.

Может возникнуть ситуация, когда назначенное по внутреннему убеждению суда справедливое наказание подсудимому будет меньше уже отбытого срока (с учетом повышающего коэффициента пребывания в  СИЗО).

В этом случае существует вероятность, что суд будет вынужден «накинуть» обвиняемому еще шесть месяцев, дабы избежать присуждения мер реабилитации за излишне отбытый срок. С этим, вероятнее всего, придется столкнуться на первоначальном этапе, и вряд ли можно избежать такой практики.

Вместе с тем необходимо понимать, что основной целью нововведения является гуманизация уголовного судопроизводства и многое будет зависеть от внутреннего убеждения суда и других правоприменителей.

Таким образом, в ближайшее время нам и нашим коллегам предстоит освоить новый вид востребованных судебных процедур, связанных с перерасчетом сроков отбытия наказания.

Хотелось бы отметить, что аналогичный порядок зачета срока содержания под стражей в срок отбытия наказания давно введен в законодательство многих европейских стран. При этом подходы к назначению наказания и применению мер пресечения в России и  странах Евросоюза кардинально разные.

В нашем государстве самым «популярным» является наказание в виде лишения свободы. Об этом свидетельствуют доклад Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей за 2017 г., данные международных комитетов и комиссий.

В большинстве европейских стран, напротив, преобладают альтернативные виды наказания (испытательный срок, штраф, общественные работы, домашний арест, электронный мониторинг), а лишение свободы – исключительная мера пресечения и относительно редкий вид наказания.

Заключение под стражу применяется в странах Западной Европы как крайняя мера пресечения только в тех случаях, когда использование более мягких мер невозможно. Такой подход полностью согласуется с требованиями Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Безусловно, новый порядок исчисления сроков наказания является прогрессивным, поскольку его введение стало важным шагом, направленным на соблюдение конституционных прав лиц, осужденных за преступления.

Представляется, что изменения будут способствовать более взвешенному подходу правоприменительных органов, в том числе судов, в вопросе обоснованности помещения обвиняемых в следственные изоляторы и продления им данной меры пресечения.

Источник: //www.advgazeta.ru/mneniya/o-novom-poryadke-zacheta-v-srok-nakazaniya-vremeni-soderzhaniya-v-sizo/

Закон для всех
Добавить комментарий