Систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров

Вс напомнил, когда доход от продажи имущества считается полученным в рамках предпринимательства

Систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров

6 марта Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-КГ17-14457, которым направил на новое рассмотрение дело, в котором суды трех инстанций сочли правомерным доначисление налоговым органом предпринимателю налога с дохода от реализации нежилого помещения, не использовавшегося в предпринимательской деятельности.

Как следует из решения ВС, индивидуальный предприниматель, занимающийся оптовой торговлей мебелью и плативший налоги по упрощенной системе налогообложения, получал дополнительный доход от сдачи в аренду нежилого помещения, принадлежавшего лично ему. В 2014 г. недвижимость была продана и с дохода от ее продажи предприниматель уплатил НДФЛ.

В ходе проведения камеральной налоговой проверки за 2014 г.

налоговая инспекция  пришла к выводу, что доход, полученный от реализации нежилого помещения, является доходом от предпринимательской деятельности и должен учитываться при исчислении налога, подлежащего уплате за этот период.

По результатам проверки инспекция доначислила предпринимателю единый налог по УСН, пени и штрафы в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ. Решением вышестоящего налогового органа решение инспекции оставлено без изменения, апелляционная жалоба предпринимателя – без удовлетворения.

Суды трех инстанцией поддержали позицию налогового органа. Основываясь на положениях ст. 249, 346.12, 346.14, 346.

15 НК РФ, они пришли к выводу, что доход, полученный предпринимателем от продажи нежилого помещения, непосредственно связан с предпринимательской деятельностью и подлежит обложению налогом по УСН, предусмотренной гл. 26.2 НК РФ.

Суды сочли, что предприниматель использовал недвижимое имущество в предпринимательской деятельности, поскольку систематически получал доход от сдачи в аренду нежилых помещений, не предназначенных для использования в личных, семейных и иных, не связанных с предпринимательскими, целях.

Не согласившись с судебными актами, предприниматель обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по экономическим спорам сочла ее подлежащей удовлетворению.

ВС отметил, что согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

По смыслу данной нормы направленность действий гражданина на систематическое получение прибыли, как признак деятельности предпринимателя, состоит в активных действиях – вовлечении соответствующих ресурсов (оборудования, рабочей силы, технологии, сырья, материалов, энергии, информационных ресурсов и т.п.

), нацеленности произведенных затрат на получение положительного финансового результата.

Судебная коллегия указала, что в этом контексте в соответствии с правовой позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 18 июня 2013 г.

№ 18384/12, о наличии в действиях гражданина признаков предпринимательской деятельности может свидетельствовать изготовление (приобретение) имущества с целью последующего извлечения прибыли от его использования или реализации, хозяйственный учет операций, связанных с осуществлением сделок, взаимосвязанность всех совершенных гражданином в определенный период времени сделок. 

Верховный Суд также отметил, что в отношении деятельности по приобретению и реализации объектов недвижимости вывод о ее предпринимательском характере также может быть сделан с учетом множественности (повторяемости) данных операций, непродолжительного периода времени нахождения имущества в собственности гражданина (Постановление Президиума ВАС РФ от 29 октября 2013 г. № 6778/13). При рассмотрении настоящего дела судами не исследована совокупность такого рода обстоятельств. Следовательно, вывод судов о том, что доход от реализации нежилых помещений связан с предшествующим использованием данного имущества в предпринимательской деятельности гражданина, не может быть признан обоснованным.

Судебная коллегия также указала, что согласно материалам дела предприниматель приводил сведения о том, что о природе дохода, декларируемого им в декларациях по НДФЛ, налоговому органу было известно, но сомнений в правильности уплаты НДФЛ с данного дохода налоговый орган не выражал.

Суды трех инстанций, согласившись с выводами налогового органа, не исследовали надлежащим образом доводы заявителя, не проверили, в какой мере налоговый орган был осведомлен о получении ИП дохода от сдачи в аренду нежилого помещения, что в последующем позволило ему сделать вывод об использовании этого имущества в предпринимательской деятельности.

На основании изложенного Судебная коллегия ВС РФ отменила судебные акты судов трех инстанций и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Партнер, руководитель практики «Налоги» АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Валентин Моисеев отметил, что ответ на вопрос, в каком случае доход от продажи имущества следует считать полученным в рамках предпринимательской деятельности, очевиден.

«Если такое имущество приобретено в целях предпринимательской деятельности лицом, имеющим статус предпринимателя, и в такой предпринимательской деятельности использовалось, то и доход от продажи такого имущества должен считаться доходом от предпринимательской деятельности.

Разъясняя эти положения, Верховный Суд не сказал ничего нового, однако причиной отправления дела на пересмотр в суд первой инстанции стало явное игнорирование судами предыдущих инстанций доводов, которые предприниматель приводил в свою защиту», – пояснил адвокат.

Валентин Моисеев также обратил внимание на то, что в данном деле Верховный Суд сделал важный вывод, подчеркнув, что отсутствие в течение длительного периода у налогового органа претензий к предоставляемым налогоплательщиком сведениям означает, что у налогового органа нет сомнений в правильности исчисления налогов на основании этих сведений. В этом случае инспекция не вправе пересматривать налоговые обязательства налогоплательщика, оспаривая факты, ставшие известными налоговому органу из прошлых налоговых периодов.

По мнению Валентина Моисеева, этот подход можно только приветствовать, поскольку он направлен на придание стабильности регулированию налоговых правоотношений, в которых инициатива проверок принадлежит заведомо более сильной стороне – налогоплательщику.

«Закрепление данного подхода означало бы, что налоговый орган не вправе оспаривать применение налогоплательщиком льгот или режимов налогообложения, исключение объектов из числа налогооблагаемых, если в прошлых периодах налоговый орган соглашался с фактами, на основании которых налогоплательщик формирует налоговую базу соответствующим образом», – считает Валентин Моисеев.

Адвокат, руководитель практики «Урегулирование споров и судебных разбирательств» компании LDD Андрей Попов отметил, что решение Судебной коллегии на практике реализует принцип, изложенный Конституционным Судом РФ в своих определениях, согласно которому применение ранее установленных условий реализации прав и свобод должно осуществляться на основе принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства.

По мнению Андрея Попова, теперь при рассмотрении подобных споров суды должны обращать внимание не только на формальные признаки нарушения налогового законодательства гражданами, но и исследовать вопросы добросовестного отношения налоговых органов к своим обязанностям, в том числе по своевременному информированию граждан о допущенных нарушениях и ошибках при исчислении налогов.

Источник: //www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-kogda-dokhod-ot-prodazhi-imushchestva-schitaetsya-poluchennym-v-ramkakh-predprinimatelstva/

Понятие предпринимательской деятельности: проблемы теории и правоприменительной практики

Систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров


Автором в статье рассматриваются различные научные взгляды на понимание предпринимательской деятельности. Проводится различие между понятиями предпринимательская деятельность, хозяйственная деятельность, экономическая деятельность. Автором исследуются конституционные основы предпринимательской деятельности.

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, извлечение прибыли, экономическая деятельность, хозяйственная деятельность.

Сегодня подход законодателя к понятию «предпринимательская деятельность» совокупно определяется в абзаце 3 п. 1 ст.

2 части первой ГК РФ, который, согласно позиции КС РФ, носит общий характер нормы-дефиниции [1]: предпринимательская деятельность — это самостоятельная деятельность, которая осуществляется на свой риск и направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, которые зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке, если иное не предусмотрено ГК РФ.

Приведенное законодательное понятие предпринимательской деятельности является универсальным и применимо к отношениям как частноправового, так и публично-правового характера [2], складывающимся в связи с осуществлением предпринимательства.

Несмотря на наличие легального (законодательного) понятия предпринимательской деятельности, ряд авторов выдвигают новые решения теоретических разработок относительно данного понятия. Например, по мнению Е. Н. Луночкиной, «предпринимательской является самостоятельная, систематически осуществляемая деятельность, основная цель которой — получение прибыли» [3].

Схожее определение, но без указания на самостоятельность предпринимательской деятельности, дают А. К. Шереметьева и И. Г. Мамедова: «Предпринимательской является систематически осуществляемая деятельность, основной целью которой является получение прибыли» [4].

Акцентируя внимание на систематичности, приведенные авторы конкретизируют, что «систематическим осуществлением деятельности является совершение лицом сделки либо взаимосвязанных сделок с учетом ее характера и существа складывающихся правоотношений, а также действий, направленных на исполнение обязательств, возникающих из такой сделки, необходимых для достижения основной цели этой деятельности в течение соответствующего периода» [4]. Как полагают А. К. Шереметьева и И. Г. Мамедова, указание на систематичность предпринимательской деятельности делает излишним дополнение определения предпринимательской деятельности таким признаком, как профессионализм [4].

И. В. Филимонова и Х. М.

Цутиева при определении понятия предпринимательской деятельности акцентируют внимание на систематичности осуществления предпринимательской деятельности и ее профессиональном характере, в связи с чем предлагают под предпринимательской деятельностью понимать «постоянную профессиональную деятельность, осуществляемую в общественно значимых и частных интересах, направленную на систематическое получение прибыли в установленном законом порядке» [5].

Исходя из приведенного определения, делаем вывод, что самостоятельность предпринимательской деятельности, ее рисковый характер, государственная регистрация лиц, ее осуществляющих, не являются, по мнению приведенных авторов, необходимыми и достаточными для квалификации деятельности как предпринимательской.

Некоторыми авторами при формулировании определения предпринимательской деятельности подчеркивается социально-экономическая ценность предпринимательской деятельности. Например, О. М.

Олейник формулирует определение предпринимательской деятельности следующим образом: «Предпринимательская деятельность — это конституционная форма экономической деятельности, представляющая собой самостоятельное, осуществляемое в своем интересе, в условиях риска и повышенной гражданско-правовой ответственности профессиональное рациональное использование собственных и привлеченных способностей и имущества (материальных и/или нематериальных ресурсов) и создание рабочих мест для разработки и/или производства товаров, предназначенных для введения в оборот путем продажи, выполнения работ, оказания услуг и пользования имуществом с целью получения дохода» [6].

Ближайшими понятиями по отношению к понятию «предпринимательская деятельность» являются понятия экономической и хозяйственной деятельности, которые более объемны в сравнении с предпринимательской деятельностью [7]. Следуя от общего к частному, можно выстроить следующую последовательность: экономическая деятельность — хозяйственная деятельность — предпринимательская деятельность.

Следуя положениям ч. 1 ст. 34 Конституции РФ, «каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности». Исходя из этого, «предпринимательская деятельность является разновидностью экономической деятельности» [6, 8].

Таким образом, понятие экономической деятельности выступает родовым по отношению к понятию предпринимательской деятельности, что означает ровно то, что любая предпринимательская деятельность является деятельностью экономической. При этом, в легальном определении предпринимательской деятельности, закрепленном в абз. 3 п. 1 ст.

2 ГК РФ, указание на ее разновидность как экономической деятельности отсутствует.

Как отмечают И. В. Филимонова и Х. М. Цутиева, «традиционно экономическая деятельность понимается как создание и распределение материальных благ, источник удовлетворения разнообразных потребностей человека» [9]. Э. Г.

Балашова указывает, что «отличительной чертой экономической деятельности является именно указание на производство и обмен материальными благами, услугами.

Экономическая деятельность всегда предполагает наличие определенного общественного отношения, определенной социальной связи» [10].

А. А. Белецкая и А. В.

Бондаренко выделяют следующие признаки экономической деятельности: «1) это разновидность общественно-полезной деятельности, представляющей собой совокупность действий целенаправленного характера; 2) ее субъектами выступают любые лица, обладающие дееспособностью, а также публичные образования и коллективные образования без статуса юридического лица; 3) реализуется исключительно в экономической сфере; 4) при реализации экономической деятельности преследуются такие цели как формирование материальных и нематериальных благ, удовлетворение потребностей индивида и пр.; 5) компенсация производимых материальных и других затрат осуществляется за счет получаемого дохода» [11].

Судебная же практика преимущественно указывает на два признака экономической деятельности: «1) возникновение ее из общественных отношений, складывающихся по поводу производства, распределения и потребления товаров (работ, услуг); 2) отсутствие связи с личным потреблением (приобретением) гражданами товаров (работ, услуг), не предназначенных для экономической деятельности» [12].

Хозяйственная деятельность, будучи видом экономической деятельности, определяется как порядок ее организации, руководства и непосредственного осуществления. По данным И. В.

Ершовой, «понятие хозяйственной деятельности включает предпринимательство, но не сводится к нему. Предпринимательская и хозяйственная деятельность — это перекрещивающиеся понятия.

Не всякая хозяйственная деятельность может считаться предпринимательской» [13].

«Предпринимательство — одно из направлений хозяйственной деятельности, одна из черт которой — получение прибыли.

Но, во-первых, десятки тысяч субъектов хозяйственной деятельности создаются и функционируют не ради извлечения прибыли, а в целях решения социальных задач.

Во-вторых, промышленные, строительные, транспортные и другие предприятия создаются и осуществляют хозяйственную деятельность не только в целях получения прибыли» [14].

Таким образом, отграничивает предпринимательскую деятельность от хозяйственной деятельности направленность первой на извлечение прибыли, что, безусловно, не позволяет ставить знак равенства между хозяйственной и предпринимательской деятельностью. «Именно эта основная цель выделяет предпринимательскую деятельность из более широкого понятия хозяйственной деятельности как деятельности по производству и реализации материальных благ», — верно подмечено М. Л. Горковенко [15].

Пленум ВС РФ указал, что «при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного статьей 171 УК РФ, судам следует выяснять, соответствуют ли эти действия указанным в пункте 1 статьи 2 ГК РФ признакам предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли.».. [16].

На основании изложенного, можно сделать два промежуточных вывода.

Во-первых, не любая экономическая, в том числе хозяйственная, деятельность является предпринимательской, тогда как предпринимательская деятельность всегда представляет собой разновидность экономической хозяйственной деятельности, и, во-вторых, не любое создание и распределение материальных благ происходит в форме предпринимательства.

Литература:

  1. Определение КС РФ от 27 июня 2017 г. № 1214-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ершова Александра Владимировича на нарушение его конституционных прав абзацем третьим пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 145 Налогового кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс]. — URL: справ.-правовая система «КонсультантПлюс» (дата обновления: 03.08.2018).
  2. Пьянкова А. Ф. Понятие предпринимательской деятельности в российском и зарубежном праве // Предпринимательское право. — 2017. — № 1. — С. 21.
  3. Луночкина Е. Н. Понятие предпринимательской деятельности // OPEN INNOVATION: сб. ст. II Междунар. науч.-практ. конф. В 2 ч. Ч. 2. — Пенза: МЦНС «Наука и Просвещение», 2017. — С. 276.
  4. Шереметьева А. К., Мамедова И. Г. Проблема толкования термина «предпринимательская деятельность» // Актуальные вопросы юридической науки и практики: сб. науч. тр. / под ред. В. Е. Степенко. — Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2018. — С. 183.
  5. Филимонова И. В., Цутиева Х. М. К вопросу о понятии, сущности и признаках предпринимательской деятельности // Гуманитарные научные исследования. — 2017. — № 11 (75) [Электронный ресурс]. — URL: //human.snauka.ru/2017/11/24482 (дата обращения: 03.08.2018).
  6. Олейник О. М. Понятие предпринимательской деятельности: теоретические проблемы формирования // Предпринимательское право. — 2015. — № 1. — С. 13.
  7. Гогин А. А., Гогина Г. Н. Анализ соотношения категорий: предпринимательская деятельность и экономическая деятельность // Актуальные проблемы реформирования современного законодательства: сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. (г. Самара, 01 февраля 2018 г.). — Уфа: АЭТЕРНА, 2018. — С. 48
  8. Арапбаев А. А. Нормативные признаки предпринимательской деятельности // Проблемы современной науки и образования. — 2016. — № 3 (45). — С. 154;
  9. Филимонова И. В., Цутиева Х. М. К вопросу о понятии, сущности и признаках предпринимательской деятельности // Гуманитарные научные исследования. — 2017. — № 11 (75) [Электронный ресурс]. — URL: //human.snauka.ru/2017/11/24482 (дата обращения: 03.08.2018).
  10. Балашова Э. Г. Предпринимательская, экономическая и хозяйственная деятельность: к вопросу о соотношении понятий // Юридическая наука и правоприменительная практика: состояние и тенденции развития. Сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. (г. Волгоград, 23 сентября 2017 г.). — Уфа: ОМЕГА САЙНС, 2017. — С. 15.
  11. Белецкая А. А., Бондаренко А. В. Соотношение предпринимательской и иной экономической деятельности // Актуальные вопросы права, экономики и управления: сб. ст. VIII Междунар. науч.-практ. конф. В 3 ч. Ч. 3. — Пенза: МЦНС «Наука и Просвещение», 2017. — С. 176.
  12. Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2013 г. по делу № А46–32174/2012, от 11 февраля 2014 г. по делу № А46–10408/2013 [Электронный ресурс]. — URL: справ.-правовая система «КонсультантПлюс» (дата обновления: 03.08.2018); определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 13 февраля 2013 г. по делу № А65–29178/2012 [Электронный ресурс]. — URL: //ras.arbitr.ru/ (дата обращения: 03.08.2018).
  13. Предпринимательское право: правовое сопровождение бизнеса: учебник для магистров / Р. Н. Аганина, В. К. Андреев, Л. В. Андреева [и др.]; отв. ред. И. В. Ершова. — М.: Проспект, 2017. — С. 40 (автор § 1 гл. 1 — И. В. Ершова).
  14. Предпринимательское право Российской Федерации: учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. / Е. Г. Афанасьева, А. В. Белицкая, В. А. Вайпан [и др.]; отв. ред. Е. П. Губин, П. Г. Лахно. — М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2017. — С. 22 (авторы § 1 гл. 1 — Е. П. Губин, П. Г. Лахно).
  15. Горковенко М. Л. О некоторых вопросах, связанных с соотношением понятий предпринимательская и коммерческая деятельность // Проблемы современного законодательства России и зарубежных стран: мат. VI Междунар. науч.-практ. конф. (г. Иркутск, 08 декабря 2017 г.). В 2 т. Т. 1 / отв. ред. С. И. Суслова. — Иркутск: Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России), 2018. — С. 213.
  16. Постановление Пленума ВС РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 (в ред. постановления Пленума ВС РФ от 07 июля 2015 г. № 32) «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве» // Российская газета. — 2004. — 07 декабря (№ 271); 2015. — 13 июля (№ 151).

Основные термины(генерируются автоматически): предпринимательская деятельность, экономическая деятельность, хозяйственная деятельность, ГК РФ, извлечение прибыли, систематическое получение прибыли, оказание услуг, пользование имуществом, Шереметьево, выполнение работ.

Источник: //moluch.ru/archive/242/55975/

Закон для всех
Добавить комментарий