Сколько окладов можно требовать при сокращении по соглашению сторон?

Какую компенсацию можно получить при увольнении

Сколько окладов можно требовать при сокращении по соглашению сторон?

Чаще всего при увольнении с работы в трудовой книжке фигурирует запись «уволен по собственному желанию», однако формулировка «по соглашению сторон» в период кризиса встречается не реже. В этом случае сотруднику нужно знать, на какую компенсацию он может претендовать, и что нужно сделать для ее получения.

По соглашению сторон увольнение происходит чаще всего по инициативе работодателя. Он оформляет приказ об освобождении человека от должности, с которым тот должен ознакомиться и поставить свою подпись.

В свою очередь, сотрудник пишет заявление на увольнение по соглашению сторон, а руководитель его подписывает. Обе бумаги должны иметь ссылку на ст. 78 и п. 1 части 1 ст. 77 ТК РФ.

Кроме того, стороны составляют соглашение о расторжении трудового договора, в котором прописываются все пункты, в том числе – выходное пособие для уволенного сотрудника.

Размер компенсации законом не зафиксирован, поэтому выходная сумма при увольнении может быть любая, но согласиться с ней должны обе стороны. Рядом с суммой прописывается пояснение, за что она выплачивается. Это может быть зарплата, надбавки, премии, компенсация за неиспользованный отпуск и прочее.

В итоге обе стороны забирают себе по экземпляру соглашения, в каждом из которых должна стоять пометка, что такой же экземпляр находится у другой стороны. Кстати, условия увольнения по соглашению сторон и соответствующей этому случаю компенсации иногда прописываются в самом трудовом договоре.

В этом случае ничего изменить уже невозможно, и работник будет вынужден подписать соглашения без споров.

Все выплаты должны быть осуществлены в последний рабочий день, который является днем увольнения. Обычно в эту сумму входит фактически отработанная заработная плата, компенсация за неиспользованные отпуска и сумма, которую потребовал работник у работодателя за свое увольнение, или сказать иначе – о чем договорился.

Зачастую недобросовестные работодатели уменьшают сумму, на которую имеет право сотрудник, например не полностью оплачивают дни неиспользованного отпуска.

Вообще эта сумма рассчитывается исходя из количества месяцев, отработанных в текущем году, то есть с даты, когда сотрудник приступил к работе, а не с самого начала календарного года.

Кстати, дни отпуска за последний месяц работы не учитываются, если количество отработанных дней в нем меньше, чем полмесяца. Если же отработано больше половины месяца, он будет приплюсован к сумме компенсации как целый по отпускным дням.

Если же сотрудник увольняется, не отработав и полугода, он все равно имеет право на компенсацию за неиспользованный отпуск, не смотря на то, что пойти в этот отпуск он мог бы только по истечении шести месяцев стажа.

Вопрос в том, что в первое полугодие работы ему также начисляются дни отдыха, как и в последующие месяцы, но многие думают, что этого не происходит, поэтому не придают значения тому, что необходимо перепроверять расчет компенсации с учетом всех индивидуальных особенностей.

Если же работник использовал свой отпуск заранее и увольняется, из его зарплаты удерживаются лишне отпускные.

Заметим, что помимо зарплаты и компенсации за неиспользованный отпуск по закону РФ работодатель не обязан платить работнику какие-либо иные компенсации по соглашению сторон, однако по желанию сотрудника и по согласованию с руководством иные выплаты возможны. Грубо говоря, если просить два, или три, или десять окладов, никто вас за это осуждать не имеет права.

Более того, о размере компенсации можно и нужно договариваться, потому что работник имеет полное право на это. В случае отказа руководства идти навстречу, можно просто уйти из-за стола переговоров и заявить о том, что ничего подписывать сотрудник не будет.

Однако к обсуждению этих вопросов и поиску компромисса вернуться придется, поскольку обычно всегда свое решение об увольнении сотрудника работодатель выполняет.

Сумма выходного пособия обычно просчитывается по одному из трех путей:

  • в виде фиксированной суммы;
  • соразмерно окладу;
  • на основании среднего заработка сотрудника.

Каким бы ни был итог эпопеи увольнения сотрудника с формулировкой «по соглашению сторон», такая запись в трудовой книжке нисколько не помешает ему в поиске дальнейшей работы.

Наоборот, как утверждают эксперты рекрутингового дела, такой порядок увольнения характеризует человека как сговорчивого и способного договориться с начальством в проблемной ситуации.

В кризис эту особенность особенно ценят работодатели, поскольку высвободившейся рабочей силы стало слишком много, и среди потока конкуренции найти сговорчивого сотрудника дорогого стоит.

Выплаты при сокращении штата и ликвидации предприятия

В отличие от увольнения по соглашению сторон в случае сокращения штата или ликвидации предприятия сотрудник имеет больше гарантий, да и выплаты для него регламентируются законом.

Выходное пособие в обоих случаях равно средней зарплате сотрудника, при этом налогом оно не облагается. Компенсация за неиспользованный отпуск рассчитывается также как и при увольнении по соглашению сторон. У человека сохраняется зарплата на два месяца в период поиска следующего места работы.

А если он сразу зарегистрировался в службе занятости, зарплата будет капать все три месяца. Отпускные за неиспользованный отпуск и зарплата также должны быть выданы. И еще один момент.

Если увольнение по соглашению сторон может происходить без предварительного уведомления сотрудника, то в двух других случаях он должен узнать заранее за два или три месяца. 

Полина Панченко

Источник: http://www.fingramota.org/lichnye-finansy/lichnyj-byudzhet/item/931-kakuyu-kompensatsiyu-mozhno-poluchit-pri-uvolnenii

Компенсация при увольнении по соглашению сторон – станет ли работник жертвой обмана?

Сколько окладов можно требовать при сокращении по соглашению сторон?

Сергей Слесарев

Эксперт центра правового содействия законотворчеству “Общественная Дума”

специально для ГАРАНТ.РУ

Сегодня набирает популярность увольнение по соглашению сторон и даже по собственному желанию с выплатой компенсации. Практика вроде бы удобная: работодатель освобождает место для нужного сотрудника или избегает процедуры сокращения численности или штата, а работник получает компенсацию за потерю работы.

И при этом стороны экономят свое время и нервы. Однако для работника это основание расторжения трудового договора выгодно только при добросовестности работодателя, если же свое обещание последний не выполнит, то работник может “остаться с носом”, даже в случае обращения в суд.

Почему и можно ли подстраховать себя от такого обмана – в этой колонке.

Свобода договора и свобода компенсаций

Принцип свободы договора знаком не только “обычному” гражданскому законодательству, но и трудовому. Работодатель и работник не только вольны заключать договор, но и определять его условия по своему усмотрению (пусть и с ограничениями).

В частности, одно из проявлений такой свободы выражено в ч. 4 ст.

178 Трудового кодекса: в трудовом или коллективном договоре можно предусмотреть иные, помимо установленных законом, случаи выплаты выходных пособий, или же установить выплату “законных” выплат в повышенном размере или на больший срок.

В “канву” этой нормы прекрасно вписывается практика увольнения по соглашению с выплатой компенсации, ведь соглашение об увольнении составная часть трудового договора (апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 20 мая 2015 г. по делу № 33-4028/2015).

Закон требует лишь одно – согласование сторонами этой выплаты между собой в письменной форме.

Но, увы, на практике не все так однозначно. И суды все чаще смотрят скептически на подобные договоренности.

Как хочу – так и верчу, или К вопросу о злоупотреблении правом

Судебная практика разделилась на две позиции.

Суды первой позиции считают достаточным согласование сторонами компенсации в соглашении об увольнении или в самом трудовом договоре (дополнительном соглашении к нему). Особенно популярна эта позиция была до 2016 года.

Прекрасная иллюстрация – апелляционное определение Московского городского суда от 20 февраля 2014 № 33-3395/14: суд, удовлетворяя требования работника о взыскании компенсации, указал, что стороны добровольно согласовали и подписали условия о выплате компенсации, а исходя из смысла ст. 1, ст. 9, ст.

57-78 ТК РФ свобода труда в сфере трудовых отношений проявляется, прежде всего, в договорном характере труда и в свободе трудового договора.

Стороны вправе были согласовать условия прекращения трудового договора, работодатель добровольно подписал соглашение с работником, принял на себя обязательства по выплате компенсации, а односторонний отказ от исполнения не допускается.

Поименованная в соглашении о расторжении трудового договора денежная компенсация работнику при увольнении по своему характеру является выходным пособием, а установление выплаты соответствует требованиям ч. 4 ст. 178 ТК РФ.

Хорошо выразил мысль и суд в апелляционном определении СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 июня 2016 г.

по делу № 33-9540/2016: “…односторонний отказ работодателя от исполнения соглашения о расторжении трудового договора в части выплаты компенсации как существенного условия прекращения трудовых отношений нивелирует саму суть соглашения о прекращении трудовых отношений и противоречит закону”.

Между тем, в настоящее время, наиболее популярна вторая позиция – о том, что простого соглашения между сторонами недостаточно.

По мнению, судов выходное пособие обязано отвечать “духу” компенсационной выплаты, “перекрывать” потерю работы, и не может носить произвольный характер только на усмотрение сторон. Обычно суды, как под копирку повторяют один и тот же довод. Пример – апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 6 сентября 2018 г.

по делу № 33-33972/2018: “…выплата работнику компенсаций, в том числе связанных с расторжением заключенного с ним трудового договора, должна быть предусмотрена законом или действующей в организации системой оплаты труда, устанавливаемой коллективным договором, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативно-правовыми актами, содержащими нормы трудового права.”

Иное, по мнению судов второй позиции – злоупотребление правом сторонами, так как не создаются предпосылки для мотивации сотрудников к труду, выплата носит неадекватный характер, поскольку предусмотрена не в связи с досрочным увольнением по инициативе работодателя, а при увольнении по соглашению сторон.

Любые компенсации, выплачиваемые работникам сверх предусмотренных законами или иными нормативными правовыми актами правил должны быть соразмерны тому фонду заработной платы, который имеется у предприятия и той прибыли, которая им получена. В противном случае бесконтрольность и экономически необоснованное определение таких выплат неизбежно приведут к нарушению прав других работников на получение заработной платы и негативно повлияют на деятельность организации в целом.

Такая же позиция встречается и в апелляционном определении СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 20 июня 2017 г. по делу № 33-6076/2017.

Не спасает истцов даже прямая апелляция к буквальному смыслу ч. 4 ст. 178 ТК РФ, так как, по мнению судов, возможность предоставленная законодателем в ч. 4 ст.

178 ТК РФ установления иных случаев выплаты выходного пособия при увольнении не может быть безграничной и произвольной, поскольку теряется правовой смысл и назначение выходного пособия как компенсационной выплаты (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 19 июля 2017 по делу № 33-9321/2017).

Еще более отрицательно отношение судов к компенсации при увольнении по собственному желанию, так как при увольнении по собственной инициативе работник не несет каких-либо затрат, связанных с таким увольнением (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2018 г. по делу № 33-26806/2018, апелляционное определение СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 30 мая 2017 г. по делу № 33-5239/2017).

Такая позиция в принципе понятна, и обусловлена, в том числе, недобросовестной практикой вывода денежных средств со счетов организаций – “предбанкротов”, когда через подставные лица и подставные соглашения пытаются увести солидные компенсации.

На мой взгляд, на лицо порочная практика необоснованного ущемления и так “слабой” свободы договора в трудовых правоотношениях, необоснованно ограничительного толкования закона.

Странность ситуации усугубляется тем, что прежде всего страдает слабая сторона в правоотношениях – работник, который по сути становится жертвой обмана работодателя: он подписывает соглашение, рассчитывает на получение выплаты, а в итоге остается “с носом”, да еще государство в лице судебной системы встает на сторону обманщика, отвечая “сам дурак”.

Все эти красивые отсылки на справедливость, баланс интересов, компенсационную природу выплат слабо утешают. На мой взгляд, на лицо порочная практика необоснованного ущемления и так “слабой” свободы договора в трудовых правоотношениях, необоснованно ограничительно толкуют закон. Суды, по сути, “гребут под одну гребенку”, не утруждая себя анализом обстоятельств заключения соглашения.

Под маской заботы об интересах других работников и соблюдения баланса, разбивается справедливость в отношении “кинутого”, работника (хотя при этом, оговорюсь, конечно есть случаи, когда на лицо явное злоупотребление правом, но не в большинстве же ситуаций?!).

В этом плане более взвешенно выглядит, например, позиция, которую высказал суд в апелляционном определении Омского областного суда от 8 мая 2018 по делу № 33-2493/2018: П. была уволена по соглашению сторон с выплатой частями компенсации, однако, работодатель выплатил лишь небольшую часть согласованной суммы. П. обратилась в суд.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, поскольку трудовым договором такие выплаты не предусмотрены, а соглашение “об увольнении” не является частью трудового договора, какие-либо гарантии законом при увольнении по данному основанию (соглашение сторон) законом не предусмотрены; стороны злоупотребили правом, установив очень высокую сумму компенсации (180 тыс. руб.).

Апелляционная коллегия с таким выводом не согласилась, отменила решение и удовлетворила исковые требования.

При этом областной суд указал, что увольнение по соглашению сторон представляет собой волеизъявление работника быть не просто уволенным по данному основанию, но быть уволенным на определенных условиях.

Праву работника быть уволенным на предлагаемых им условиях корреспондирует право работодателя отказать работнику в увольнении на этих условиях и предложить ему продолжить работу или уволиться по другим основаниям.

Выплаты, производимые на основании соглашений о расторжении трудового договора, могут выполнять как функцию выходного пособия (заработка, сохраняемого на относительно небольшой период времени до трудоустройства работника), так и по существу выступать платой за согласие работника на отказ от трудового договора.

При удовлетворении иска коллегия учла и то, что сам ответчик не отрицал факта заключения соглашения и пояснил, что пошел на это из-за напряженного финансового положения: если бы пришлось увольнять П.

“по сокращению” размер выплат значительно бы превысил сумму компенсации “по соглашению”. Поэтому вывод суда первой инстанции о злоупотреблении сторонами правом из-за якобы высокого размера выходного пособия (180 тыс. руб.

), СК областного суда отклонила, поскольку сумма компенсации не превышает размера возможных затрат в случае увольнения “по сокращению”.

На мой взгляд, всем судам стоит взять на вооружение такой вот подход:

  • оценивать соотношение компенсации “по соглашению” и размер возможных затрат, которые понесет работодатель, “при сокращении”;
  • учитывать добровольность подписания сторонами соглашения и то, что более слабая сторона, работник, рассчитывала на увольнение на определенных условиях;
  • отказаться от квалификации компенсации при увольнении “по соглашению” только как от “строго” выходного пособия, а учитывать это и как “плату” за освобождение рабочего места (тем более, что в большинстве случае работников “просят” уйти “по соглашению”).

И сам не плошай…

Однако, после такого чтения и всех теоретических рассуждений, вряд ли работникам станет легче, а, напротив, возникнет закономерный вопрос – что же делать? Как “подстраховать” себя?

Вариантов два: рискнуть и рассчитывать на добропорядочность работодателя либо же отказаться уволиться по предложенному основанию и ждать увольнения “по сокращению”. Принять решение позволит несколько шагов:

попробуйте узнать увольняли ли уже в организации недавно работников “по соглашению” и выплатили ли компенсацию (хотя это и не гарантия – как повезет);

выясните, предусмотрены ли компенсации при увольнении по соглашению сторон локальными нормативными актами у работодателя (системой оплаты труда), если да, то шансы на получение компенсации многократно возрастают;

постарайтесь самостоятельно или через консультацию с юристом “разведать” позицию областного (краевого, республиканского) суда вашего субъекта по данному вопросу – в лагере какой (первой или второй) он позиции;

всегда подписывайте соглашение об увольнении в письменной форме и в форме отдельного документа. При подписании соглашения следите, чтобы в нем четко указывалась сумма компенсации или порядок определения ее размера (например, от среднего заработка), а также сроки выплаты компенсации.

И главное помните, как не банально звучит, надежда на суды, прокуратуру или инспекцию труда в этом вопросе зыбкая, любое увольнение по соглашению – риск, который несет сам работник.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/slesarev/1230793/

Как выбить миллион из работодателя при увольнении

Сколько окладов можно требовать при сокращении по соглашению сторон?

Алексей Таранин

Анастасия Горшкова, бывший заместитель шеф-редактора сайта Forbes.ru, получила при увольнении 920 000 руб. компенсации. Она рассказывает, что пришла в Forbes в марте 2016 г.

Уже в мае у нее возник конфликт с руководством AC Rus Media (входит в группу ACMG), которая выпускает российскую версию журнала: пять дней работы в удаленном режиме ей зачли как прогул и не заплатили за них, утверждает Горшкова. Журналистка пожаловалась в трудовую инспекцию на невыплату зарплаты. А два дня спустя рассказала эту историю в .

Почти сразу же с ней связался представитель Александра Федотова (владельца ACMG), а в июле 2016 г. работодатель выплатил Горшковой компенсацию за досрочное расторжение трудового договора – шесть месячных окладов и все суммы, предусмотренные законом, поясняет бывший заместитель шеф-редактора Forbes.ru. Представители ACMG отказались комментировать историю увольнения Горшковой.

По словам бывшего сотрудника ACMG, работавшего одновременно с Горшковой, наниматель совершил две кадровые ошибки: когда нанял новую команду для перезапуска сайта, не собрав рекомендации, и когда не выполнил устных договоренностей с этими сотрудниками.

Когда сотрудник, проработавший в компании всего несколько месяцев, сливает такую информацию в сеть, это говорит о его конфликтности, замечает Артем Зюрюкин, управляющий директор по консалтингу Globalhru.

Споры о компенсациях вполне можно решить с помощью мирных переговоров с работодателем, убежден Андрей Носов, основатель консалтингового проекта JobTalk (помогает сотрудникам договариваться с работодателями об условиях найма и увольнения).

В России 68% сотрудников соглашаются на условия увольнения, которые предлагает работодатель, и только 32% вступают в переговоры, показал опрос 200 сотрудников и 80 работодателей, проведенный в 2016 г. JobTalk. Носов отмечает, что парадокс в том, что 62% работодателей готовы выплачивать более высокие компенсации по итогам переговоров.

Сотрудники не вступают в диалог из-за страха перед административным ресурсом (29% считают, что на стороне компании сила) и из-за манипуляций, которые используют работодатели, объясняет Носов.

Самые распространенные в России уловки, по его словам: работодатели сообщают об увольнении неожиданно, застав работника врасплох; угрожают уволить по статье, используют психологическое давление. Они рассчитывают и на то, что сотрудник не знает Трудовой кодекс.

Увольнение всегда стресс и манипулировать человеком легко, но даже рядовые сотрудники, подготовленные к разговору, добиваются лучших условий, знает Носов. По данным опроса, 56% работодателей после первых переговоров предлагают компенсацию в размере 1–3 месячных окладов, а 13% – 4–6 зарплат.

Носов говорит, что нередки случаи, когда сотрудники, которые правильно строили общение с работодателем, получали компенсацию до 6–8 окладов.

Хотя 75% участников опроса говорили, что замечали признаки надвигающегося увольнения, они никак не готовились к нему, по данным JobTalk.

Сергей, руководитель отдела продаж, понял, что его хотят уволить, когда в его фармацевтической компании в 2016 г. сменился топ-менеджмент. В его отделе провели реорганизацию и наняли новых людей, о чем он узнал последним.

Сергею назначили нового начальника, стали отодвигать от обсуждения крупных клиентов, сужать круг полномочий. Сергей смирился с новыми обстоятельствами и удвоил рабочее рвение. Его даже пригласили возглавить проект.

Однако за день до ухода в отпуск его вызвал босс и предложил уволиться по соглашению сторон с компенсацией в четыре оклада. Сергей назвал свои условия – 10 окладов (около 2 млн руб.).

Он заметил, что в головном офисе компании, находящемся в Сингапуре, вряд ли обрадуются, если узнают, как некрасиво выдворили с работы начальника отдела продаж, который проработал в компании 10 лет. И за 15 минут стороны сторговались на восьми.

5076 жалоб на незаконное увольнение рассмотрел Роструд с января по декабрь 2016 г., 16 211 уволенных сотрудников пожаловались, что с ними не был произведен расчет при увольнении, рассказал представитель ведомства

У руководителей и сотрудников, располагающих коммерческой и финансовой информацией о предприятии, есть много рычагов влияния в переговорах, считает Зюрюкин.

К примеру, сотрудник может предложить подписать соглашение о непереходе на работу к конкурентам и за это попросить высокие отступные. Зюрюкин знает случаи, когда за такое соглашение на два года уходящему выплачивали годовой оклад.

Точно так же можно требовать более высокую компенсацию за обещание не переманивать сотрудников, говорит Зюрюкин.

Сотрудник должен заранее отрепетировать разговор с работодателем, решить, какую компенсацию просить, как себя вести, если на него будут давить, замечает Носов. Он рекомендует заранее поговорить с бывшими коллегами, которые уже уволились из этой компании в похожей ситуации, и выяснить, какую компенсацию им выплатили: это усилит позиции в переговорах.

Распространенный способ добиться уступчивости сотрудника – пригрозить увольнением по статье. И угрозы увольнения по жестким статьям – например, за нарушение дисциплины – стали чаще исполняться: в 2016 г.

число увольнений по этой статье выросло с 5 до 9%.

И все-таки в 57% случаев работников увольняют по соглашению сторон, каждого четвертого – по собственному желанию и только 6% – по сокращению штатов, по данным JobTalk.

Когда работодатель угрожает статьей «несоответствие занимаемой должности» или «за дисциплинарное взыскание», не стоит пугаться, говорит Татьяна Николаенко, руководитель практики трудового права «Хренов и партнеры». Оформить это непросто. Например, чтобы доказать несоответствие занимаемой должности, надо провести аттестацию сотрудника, предупредив его об этом за два месяца.

Но даже если работодатель сможет доказать несоответствие, он по закону обязан предложить человеку другую должность в компании. И работодатели обычно не идут таким длинным путем. Чтобы уволить за нарушение дисциплины, тоже надо собрать доказательства. Уже первое взыскание можно оспорить в трудовой инспекции, ведь зачастую эти взыскания бывают абсурдными, говорит Николаенко.

Другой распространенный сценарий: человеку предлагают уйти по причине сокращения должности. Сотрудник теряется и его собеседник вдруг предлагает подписать заявление по собственному желанию – немедленно и с выплатой одной зарплаты, рассказывает юрист.

Не стоит соглашаться, ведь работодатель может блефовать, предупреждает Николаенко.

Сначала нужно увидеть приказ о сокращении должности, новое штатное расписание, убедиться, что предусмотрена положенная компенсация – при сокращении штатов она должна быть не менее четырех окладов (если сотрудник сразу же не устроится на новую работу).

Часто работодатели, готовясь к разговору с сотрудником, обобщают компромат на него – вспоминают все ошибки, жалобы клиентов, сорванные дедлайны, фиксируют случаи опозданий (даже если это 10 минут), знает Носов.

«Меня вызвали на ковер и начали прессовать сразу двое – прямой руководитель и менеджер по персоналу: говорить, какой я никчемный работник, сколько допускала просчетов», – рассказывает бывший директор по развитию бизнеса юридической фирмы Татьяна, которой предложили уволиться с компенсацией в одну зарплату.

Когда она не согласилась, давление усилили. «Я приходила на работу в 7 утра, когда еще никого нет в офисе, – боялась, что мне предъявят дисциплинарное взыскание», – вспоминает она. Прессинг был столь сильным, что она согласилась уйти с компенсацией в два оклада.

Такие компенсации российские кампании обычно выплачивают рядовым сотрудникам, тогда как топ-менеджерам – обычно 4–6 окладов, знает Николаенко.

В ответ на обвинения в никчемности стоит перечислить все свои достижения, обязательно отметить, что, к примеру, вы проработали в компании 10 лет и были на хорошем счету, говорит Носов. По его словам, надо до конца выслушать, что скажет собеседник, и ответить: «Для меня это шок, и на поиск работы уйдет полгода, поэтому справедливой компенсацией будут шесть окладов».

93% из тех, кто не соглашается с условиями работодателя и вступает в переговоры, добиваются улучшения условий, например вместо предложенных двух зарплат получают шесть, по данным JobTalk.

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2016/12/21/670521-million-rabotodatelya

Закон для всех
Добавить комментарий