Возможно ли НДС отменить и какие могут быть последствия?

Как смягчить последствия повышения НДС

Возможно ли НДС отменить и какие могут быть последствия?

Повышение НДС само по себе не станет ударом по экономике. Однако плохо, что одновременно с ним не принимаются необходимые для бизнеса решения — такие, например, как снижение страховых взносов

Налог на добавленную стоимость — самый сложный в отечественной налоговой системе, доставляющий массу неприятностей организациям и индивидуальным предпринимателям.

Однако плательщики, жалуясь на несовершенство этого налога, крайне редко сетуют на величину налоговой ставки.

Недостатки видят прежде всего в порядке исчисления и уплаты НДС, а также в нестабильности правил, по которым он устанавливается и взимается.

Когда в далеком 2002 году Минфин и Минэкономразвития готовили программу налоговых реформ на 2003–2005 годы, они предложили ряд мер по модификации НДС, которые позволили бы повысить деловую активность бизнеса.

Речь шла об отмене налогообложения авансовых платежей, отказе от кассового метода при определении права на налоговый вычет, реформировании системы возмещения налога экспортерам и т.п.

В том числе было предложено снизить ставку налога с тогдашних 20 до 18%.

Правда, авторы этой программы признавались, что само по себе снижение ставки вряд ли станет серьезным стимулом для инвестиций в несырьевых отраслях экономики, учитывая небольшой выигрыш на уровне конкретного предприятия. Поэтому приоритетными задачами считались нормализация процесса возмещения налога и упрощение принятия к вычету «входящего» НДС.

Но в итоге правительство решило иначе. Вместо серьезной настройки НДС в 2003 году была сокращена ставка с 20 до 18%. Честно говоря, я не заметил, чтобы эта мера стала стимулом сколь-либо серьезных изменений к лучшему ​в экономике страны. И при пониженной ставке НДС по-прежнему пугал налогоплательщиков.

Этот давний эпизод приходит на память только потому, что сегодня обсуждается прямо противоположное предложение — увеличение ставки налога с 18 до 20%.

И как тогда можно было твердо заявлять, что снижение ставки не станет стимулом к существенному экономическому росту, так и сейчас можно утверждать, что возврат к 20-процентной ставке не приведет к сколь-либо ощутимым негативным последствиям для бизнеса, населения и в целом для экономики страны.

Наверное, надо быть очень наивным человеком, чтобы полагать, что многочисленные государственные расходы, о которых мы знаем даже из выпусков новостей, могут обойтись без повышения налоговой нагрузки.

Вопрос только в том, как лучше настроить налоговую систему, чтобы дополнительная аккумуляция налоговых доходов не обернулась бы большими проблемами для страны и общества.

Начиная с прошлого года в медийном пространстве появлялись пугающие бизнес и общество предложения: введение прогрессивной ставки НДФЛ, отмена всех налоговых льгот, введение налога с продаж и т.п. На этом фоне итоговое решение о повышении ставки НДС выглядит по крайней мере не таким разрушительным, как иные предложения.

Но чем это может обернуться для страны? О бюджетных последствиях заявил министр финансов Антон Силуанов на заседании правительства: федеральный бюджет получит дополнительно 600 млрд руб. А каким будет эффект для экономики в целом?

Повышение ставки НДС очевидно приведет к тому, что налогоплательщики будут больше платить в бюджет. В первую очередь «обогатят» казну те, у кого высокая добавленная стоимость — значительный фонд оплаты труда, амортизационные отчисления, проценты по кредитам и прибыль.

Бесполезно пытаться составить полный список таких отраслей. На отдельных этапах экономического цикла это могут быть самые разные отрасли и предприятия. Другое дело, что не все создатели высокой добавленной стоимости платят НДС.

Например, банки плательщиками этого налога не являются, и, хотя добавленная стоимость у них высока, они не сильно пострадают от повышения ставки.

Но какова бы ни была сумма НДС, уплачиваемого плательщиком, финансирование этих затрат берет на себя конечный покупатель, если, конечно, спрос это позволяет. И вот тут-то и надо искать риски для экономики и способы компенсации потерь конечных покупателей.

Это прежде всего физические лица, приобретающие товары (работы, услуги) для собственного потребления; малые предприятия, использующие специальные налоговые режимы, не предполагающие уплату НДС. Это некоммерческий сектор, не реализующий никаких услуг либо реализующий услуги, освобожденные от НДС. Это, наконец, не платящие НДС финансовые институты.

Для всех этих конечных потребителей повышение налога обернется повышением затрат на потребление. Но даже линейный расчет такого повышения показывает, что при увеличении ставки на 2% стоимость потребляемых товаров (работ, услуг) в целом по России увеличится не более чем на 1,7%.

Сравним это повышение с динамкой роста цен и тарифов, например на коммунальные услуги, и признаемся, что оно не станет серьезным фактором разгона инфляции.

Вместе с тем очень не хочется, чтобы тонкая настройка налоговой системы ограничилась только повышением ставки НДС и замораживанием сегодняшней ставки страховых взносов на уровне 30%. Как я уже отмечал, проблема НДС — не в ставке, а в порядке исчисления и уплаты налога.

Так давайте сейчас одновременно с повышением ставки решим эти проблемы.

В числе необходимых мер я бы предложил исключение из состава объектов налогообложения строительно-монтажных работ для собственного потребления; исключение из налоговой базы авансовых платежей, получаемых от покупателей; упрощение подтверждения ставки 0% за счет сокращения перечня документов, подтверждающих эту ставку; разрешение подтверждения факта экспорта товаров в электронном виде, решение проблемы налогообложения трансграничных сделок по продаже работ и услуг внутри ЕврАзЭС и ряд других шагов.

Ну и, наконец, надо вернуться к пересмотру ставки страховых взносов, не просто заморозив ее на уровне 30%, но существенно снизив.

Действующая ставка не создает условий для вывода черных и серых зарплат в малом и среднем бизнесе в легальную сферу и не способствует переводу (сохранению) в России бизнеса, предполагающего высокий уровень фонда оплаты труда.

Даже при сохранении ставки подоходного налога в 13% наш уровень налогообложения зарплатного фонда существенно выше, чем у наших партнеров по ЕврАзЭС.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/06/19/5b275ae99a794773cccb9673

Отмена НДС в России: причины и последствия – МК

Возможно ли НДС отменить и какие могут быть последствия?

Одним из приоритетных планов руководства страны, неоднократно озвученных президентом Дмитрием Медведевым и премьером Владимиром Путиным, является снижение налоговой нагрузки и стимулирование развития российского бизнеса

На этом фоне в фокусе внимания общественности оказалась тема налоговой реформы, в частности, снижения НДС. Этот вопрос является чрезвычайно актуальным и обсуждается сегодня представителями научного, политического и экспертного сообществ. В этом контексте в последнее время все чаще звучат заявления экспертов о целесообразности полной отмены НДС и замены его на другой налог.

Налоговая реформа идет уже несколько лет. Однако бизнес пока не может сказать, что удовлетворен ее результатами.

Так, по мнению председателя Экспертного совета одной из российских общественных организаций Антона Данилова-Данильяна, государство зачастую принимает те положения по изменению налогового законодательства, необходимость в которых для бизнеса не столь остра. При этом бизнес-сообщество не разделяет основные подходы Минфина по осуществлению налоговой политики на 2008—2010 гг.

Дискуссия по поводу изменения основ налогообложения возможна, считает Антон Данилов-Данильян. Сегодня у государства есть немалые финансовые ресурсы, но при этом далеко не все сектора экономики развиваются динамично. При наличии огромных финансовых резервов, вместо того чтобы вести речь о том, как их заморозить, лучше думать о том, как сократить налоговое бремя.

Российский бизнес далеко не всегда стремится инвестировать капиталы в собственную экономику. Условия для инвестирования во многих странах лучше, чем у нас. Это также отражается на поведении зарубежных инвесторов. Если посмотреть на структуру иностранных инвестиций, то большая их часть идет в сектора, которые производят так называемые неторгуемые товары.

Это либо в добычу сырья, либо в строительство, либо в торговлю. Во все, что можно вывезти в качестве изделий для продажи, вкладывается в гораздо меньших объемах. Хотя именно выпуск товаров, ориентированных на экспорт, и является главным показателем конкурентоспособности экономики.

И среди основных факторов такой ситуации налоговая система занимает не последнее место.

Штраф в виде НДС

Наибольшие споры вызывает судьба НДС. Есть три точки зрения на судьбы налога. Первую точку зрения отстаивает Министерство финансов: НДС является системообразующим налогом, позволяющим устойчиво финансировать доходную часть бюджета при любой ценовой ситуации. И если реформировать налоговую систему, то следует использовать другие варианты, не затрагивающие НДС.

Вторую точку зрения преимущественно отстаивает бизнес — НДС нужно снизить, упростить его взимание, но налог оставить. Но снижение НДС снизит лишь доходы бюджета, а все связанные с ним негативные моменты сохранятся.

Третий взгляд на проблему наиболее радикальный — НДС надо отменить, так как его снижение ничего существенно не изменит.

В условиях профицита бюджета, большого количества вычетов из него есть все возможности для компенсации выпадающих налогов за счет расширения налоговой базы. При этом это можно сделать без введения налога с продаж.

Чтобы лучше понять смысл и роль НДС, целесообразно вспомнить историю его появления. Оно было связано с планами перехода к рынку. Тогда экономисты сошлись на том, что нужно ввести этот налог в связи с возможной галопирующей инфляцией в переходный период.

Нужен был налог, который не зависел бы от стремительно изменяющихся цен. И многим тогда НДС казался именно таким фискальным инструментом, так как количество собираемых средств растет параллельно с ростом цен.

В то время как прямые налоги, в частности на прибыль, в этих условиях за инфляцией не поспевают.

Тогда это был едва ли не основной аргумент, который победил все претензии к нему, включая трудности администрирования, угнетающее воздействие на производство.

В итоге страна оказалась в ловушке: с одной стороны, НДС удобен в условиях инфляции, но с другой — он же ее и генерирует. Причем особенно он вреден для несырьевого сектора; чем сложней товар, чем больше у него количество переделов, тем сильней инфляционный эффект.

После того как высокая инфляция была сбита, НДС стал одним из препятствий для ее дальнейшего снижения.

Но это даже на самое главное в настоящий момент, полагает директор Национального института развития, академик РАН Сергей Глазьев.

Меняются приоритеты экономической политики, ставится вопрос о переходе на инновационный путь развития. НДС фактически штрафует предприятия за желание производить более сложную продукцию.

Чем больше технологических переделов, тем больше поставщиков, тем больше и НДС. В итоге максимальное налоговое бремя несет наукоемкий сектор.

Вторая проблема, которая мешает успешно переходить на инновационные рельсы, также косвенно связана с НДС — это коррупция. Сегодня в нашей налоговой системе это самый коррупционный налог.

При его взимании больше всего проявляется субъективизма, налоговые службы, вместо того чтобы рассчитывать его на основе объективных критериев, часто “договариваются” с плательщиками об уплачиваемых ими размерах НДС.

К тому же большие проблемы возникают с администрированием НДС. Известно, что примерно 60% времени налоговых инспекторов уходит именно на этот сбор. Если сложить количество сотрудников налоговых инспекций и бухгалтерий предприятий, которые рассчитывают НДС, то общее число высвобожденных работников может составить до миллиона человек.

Министр финансов Алексей Кудрин считает, что общая налоговая нагрузка на предприятия у нас находится в переделах 31% ВВП. При этом НДС не уплачивается на экспорт, но взимается на импорт. Но экспорт у нас в 2 раза больше импорта. Таким образом, значительная часть производимого в России НДС не облагается.

К тому же не облагается НДС “теневой сектор”, который, по оценкам экспертов, составляет 40% экономики. По официальным данным Госкомстата, 25% зарплаты — это скрытая зарплата. Поэтому подобные утверждения министра не внушают доверия. Ведь налоговую нагрузку следует рассчитывать в первую очередь на те предприятия, которые платят все налоги, полагает Сергей Глазьев.

Новая ставка НДС

Однако возникает вопрос: если снижать ставку НДС, то на сколько? РСПП произвела свои подсчеты. Сокращение налога на два пункта, как это уже было, эффекта не даст. Это уже проходили, а вот ощутимого результата не получили.

По оценкам РСПП, если он будет снижен до 13%, это уменьшит налоговую нагрузку в машиностроении в целом на 12%, в нефтяном комплексе — на 3%. Это важно с точки зрения стимулирования перерабатывающих отраслей. В целом же при ставке в 13% это может привести к тому, что в экономике останется дополнительно примерно 600 млрд. руб.

А согласно расчетам Юрия Петрова, заведующего лабораторией финансово-кредитных механизмов экономического развития Центрального экономико-математического института РАН, есть реальные возможности для компенсации НДС. Одна из них — повысить налог на добычу полезных ископаемых. Так, налог на добычу газа на 21% ниже налога на добычу нефти.

Раньше это объяснялось необходимостью поддержания низких цен на газ внутри России. Но сейчас идет процесс выведения этих цен на рыночной уровень, а ставка остается прежней. Налоги на добычу нефти и газа необходимо довести до нормальных размеров.

Второй вариант — это повышение налога для “богатых”, когда ставка подоходного налога для них достигала бы 25%.

Однако Минфин в ответ на эти расчеты задает встречный вопрос: а где гарантии, что высвобожденные средства будут инвестированы в производство, а не уйдут на другие нужды? Но сегодня как раз тот момент, когда необходимость в капитальных вложениях требует объективная ситуация, возражают в РСПП. А бизнес испытывает серьезную нехватку средств на эти цели. Хотя, понятно, что никто не даст гарантии, что все 100% высвободившихся денег будут израсходованы именно таким вот образом. В данном случае государство должно создать условия для расширения инвестиционной активности.

Кризис — не повод не изменять налоги

В связи с экономическим кризисом возникает необходимость корректировки тех налоговых новаций, которые предлагались еще недавно. Однако корректировка не означает их кардинального пересмотра.

Сегодня главная задача — не допустить появления негативных тенденций в реальном секторе экономики, в первую очередь стагнации обрабатывающих отраслей промышленности. Между тем замедление темпов роста народного хозяйства — уже свершившийся факт.

И одним из факторов, способных преодолеть эту тенденцию, могли бы стать налоговые послабления.

Однако правительство выбрало иной сценарий.

Последнее решение об увеличении налоговой нагрузки по социальным выплатам до 34% от объема фонда заработной платы наряду с негативными последствиями кризиса — повышением дефицита ликвидности, снижением спроса, ростом производственных издержек — фактически приведет к убыточности большинства российских перерабатывающих предприятий и, как один из результатов, к системному кризису в нашей промышленности. В России становится невыгодно производить, мы теряем наши позиции в глобальной конкуренции.

В этой связи предлагается временно приостановить требования о снижении НДС до 12% в обмен на создание программы  антикризисных мер в перерабатывающем и инфраструктурном секторах экономики.

С этими предложениями в качестве временных паллиативных мер в целом можно согласиться. Правительство вынуждено расходовать дополнительные средства на поддержание ликвидности в экономике, в финансовом секторе.

Однако сама идея серьезного пересмотра как ставки НДС, так и методов администрирования самого налога никуда не уходит. Более того, нынешние условия делают ее еще более актуальной. Россия не может себе позволить иметь исключительно фискальную налоговую систему, она должна выполнять и вторую свою важнейшую функцию — стимулирующую.

Источник: https://www.mk.ru/editions/daily/article/2009/02/08/229639-otmena-nds-v-rossii-prichinyi-i-posledstviya.html

Что будет, если НДС повысят до 20% — Финансы на vc.ru

Возможно ли НДС отменить и какие могут быть последствия?

Мнение экспертов из «Альфа-банка», «Открытие брокер», ВШЭ и Европейского университета.

Обновлено 14 июня. Дмитрий Медведев объявил, что правительство планирует повысить НДС с 18% до 20%. Льготная ставка в 10% на продукты питания (кроме деликатесов), лекарства, товары для детей, книги и учебники останется.

Российское правительство вновь обсуждает повышение налога на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20%. Его взимают с бизнеса, но фактически выплачивают потребители.

По данным «Ведомостей», это необходимо, чтобы найти деньги на выполнение нового «майского указа» Владимира Путина, который поручил к 2024 году повысить безопасность и качество автомобильных дорог и инфраструктуры, обеспечить рост численности и продолжительности жизни населения, а также заняться развитием «цифровой экономики».

Окончательного решения о повышении НДС пока нет, но эксперты считают увеличение налоговой нагрузки далеко не самым лучшим решением, которое приведёт к росту цен, понизит потребление и навредит бизнесу.

Повышение НДС — один из способов профинансировать новые реформы

На выполнение нового указа Путина правительству нужно найти ещё 8 трлн рублей. Один из рассматриваемых способов найти средства — повышение НДС с 18% до 20%, рассказали «Ведомостям» на условиях анонимности три федеральных чиновника.

По их словам, рост НДС может принести федеральному бюджету дополнительные 2 трлн рублей в течение шести лет. Ещё 3 трлн рублей государство планирует занять с помощью облигаций федерального займа, 2 трлн рублей получить за счёт повышения пенсионного возраста, 1 трлн рублей — за счёт налоговой реформы в нефтяной отрасли.

Помимо повышения НДС может быть отменена льготная ставка налога в 10%, которая распространяется на продукты питания (кроме деликатесов), лекарства, товары для детей, книги и учебники. В 2017 году льгота обошлась бюджету почти в 550 млрд рублей.

Собеседники «Ведомостей» подчеркнули, что решение ещё не окончательное и может быть пересмотрено: «Всё меняется очень быстро и постоянно».

В 2017 году Минфин уже думал о повышении НДС. Тогда министерство одновременно предлагало снизить страховые взносы в бюджет с 30% до 22%. Реформа получила название «манёвр 22/22». Сейчас предложение о снижении взносов уже не обсуждают.

Если бы не дорогостоящие и амбициозные планы президента, необходимости повышать ставку НДС именно сейчас не было бы, уверена руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина.

Кто платит НДС

В России НДС собирают с 1992 года. Максимальная ставка налога после его введения составляла 28%. В 1994 году она была снижена до 20%, а с 2004 года действует ставка 18%.

По Налоговому кодексу сбор платят организации (в том числе некоммерческие) и предприниматели, которые продают товары и услуги, но фактически НДС оплачивает потребитель. Продавцы всегда закладывают НДС в стоимость товаров и услуг. Налог идёт в федеральный бюджет.

НДС — один из наиболее собираемых налогов, именно по этой причине Минфин и налоговые органы считают его повышение самым привлекательным решением, объяснила главный аналитик «Альфа-банка» Наталия Орлова.

Сейчас в России действуют три ставки НДС:

  • 0% — действует в основном при экспорте товаров.
  • 10% — распространяется на продукты (кроме деликатесов), товары для детей, книги, учебники, периодические печатные издания, лекарственные препараты.
  • 18% — стандартная ставка, применяется во всех остальных случаях.

Кроме того, есть отдельные категории организаций и предпринимателей, которые освобождены от уплаты НДС:

  • Организации и предприниматели, чья выручка от продажи товаров и услуг за три месяца подряд не превысила 2 млн рублей — они могут получить освобождение от уплаты НДС на год. Исключение составляют продавцы подакцизных товаров (например, алкоголя, табака и некоторой косметики). Если в течение этого года их выручка за три месяца превысит 2 млн рублей, льгота отменяется.
  • Предприниматели, которые работают по патентной системе или упрощённой системе налогообложения.
  • Предприниматели, которые платят единый налог на вменённый доход для отдельных видов деятельности (ЕНВД).
  • Производители сельскохозяйственной продукции, которые платят единый сельскохозяйственный налог.
  • Участники инновационного центра «Сколково».

Чего в случае повышения НДС ожидать потребителям

Эксперты ожидают, что подорожают все товары, на которые будет повышен НДС, за исключением тех, на которые цены устанавливаются административным образом. В случае отмены льготной десятипроцентной ставки сильнее всего подорожают продукты питания и лекарства, так как НДС на них вырастет в два раза.

Повышение НДС на два процентных пункта ускорит рост цен на 0,8-1 процентный пункт, ожидает главный экономист «Альфа-банка» Наталия Орлова. Она отметила, что это «не страшно» в условиях низкой инфляции. В апреле инфляция составила 2,4% в годовом выражении.

Руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина ожидает, что при повышении ставки цены на основные товары вырастут на 1,5-2% от конечной стоимости товара. В случае отмены льготной ставки рост цен на продовольствие и лекарства может составить порядка 9% от нынешней стоимости.

на 1,7%

снизились реальные доходы россиян в 2017 году по сравнению с 2016 годом (данные Росстата). Доходы населения падают четвёртый год подряд.

По расчётам декана факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Юлии Вымятниной, в случае повышения НДС инфляция к концу 2018 года вырастет с нынешних 2,5% до 4-5% в годовом выражении. Если будет сокращён перечень товаров и услуг, освобождённых от уплаты НДС или на которые сейчас распространяется льготная ставка, то можно ожидать более высокого роста цен, предупреждает она.

Поскольку производители, освобождённые от уплаты НДС или уплачивающие НДС по более низкой ставке, пользуются в своей деятельности товарами и услугами производителей, которые столкнутся с повышением НДС, то в итоге рост НДС по достаточно широкой категории товаров и услуг затронет практически всех производителей в стране.

Отмена льготной ставки приведёт к росту цен на лекарства на 10-12%, подсчитал Николай Беспалов, директор аналитической компании RNC Pharma, которая специализируется на оценке состояния сетевого сегмента российского фармацевтического ритейла.

Кроме того, сейчас идёт работа над внедрением системы маркировки лекарственных препаратов, затраты на которую тоже будут заложены в конечную стоимость. При сложении этих двух факторов рост цен может составить 12-15%, считает Беспалов.

Последствия для системы здравоохранения могут быть очень серьёзными, фактически на рынке возникнет искусственный кризис, который приведёт к резкому сокращению спроса. Это, во-первых, вызовет снижение доступности лекарственных препаратов.

Во-вторых, спровоцирует почти гарантировано массовое банкротство аптек и дистрибьюторов. В отрасли накоплен очень большой объём товарных кредитов. Компании просто не смогут их обеспечивать, если спрос ещё провалится. В итоге последствия для рынка могут быть катастрофическими.

Такое решение сократит потребление со стороны домохозяйств, которые уже перешли в режим экономии на фоне непрерывного падения реальных доходов с начала кризиса в 2014 году.

Особенно сильным удар будет по людям предпенсионного возраста — они одновременно лишатся пенсий из-за повышения пенсионного возраста. Таким образом, есть риски всплеска социальной нестабильности.

Крупные ритейлеры бытовой техники и электросети «М.» и «Эльдорадо», одна из крупнейших в России аптечных сетей «Ригла» (входит в ГК «Протек») воздержались от комментариев на тему возможного эффекта от повышения НДС.

«У нас пока нет чёткого понимания, как реагировать на эту инициативу», — сообщила представитель «Эльдорадо» Юлия Завьялова.

Крупнейшие продовольственные ритейлеры — X5 Retail Group (управляет сетями «Пятёрочка», «Перекрёсток» и «Карусель») и «Магнит» — не ответили на запрос vc.ru.

Как повышение НДС может повлиять на бизнес

Повышение НДС затронет и бизнес — на фоне снижения потребления и спроса. Сейчас потребление — чуть ли не единственный драйвер роста, не зависящий от цен на нефть, и повышение налоговой нагрузки на потребление неминуемо скажется на темпах экономического роста, который и так очень мал, предупреждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

Прежде всего повышение НДС затронет несырьевой сектор экономики: машиностроение, строительство, электроэнергетику, ритейл. Меньше всего пострадают производители продовольственных товаров, табака, дешёвого алкоголя и те, кто предлагает услуги транспорта.

Повышение НДС на два процентных пункта может оказаться критичным для ряда предприятий малого и среднего бизнеса — им придётся повысить цены, условно говоря, на величину роста НДС. Однако нельзя быть уверенными в том, что спрос на их продукцию в результате сохранится на прежнем уровне.

Для более крупных производителей, а также для производителей товаров и услуг первой необходимости критичного ничего в таком повышении НДС нет — на их продукцию спрос будет в любом случае.

«Скорее всего, с учётом этого реализация новых майских указов не даст ожидаемого эффекта на экономический рост», — констатирует Нигматуллин.

В то же время опрошенные vc.ru эксперты подчёркивают, что пока ясности по вопросу повышения НДС нет и многое зависит от финального решения правительства.

Можно ли не повышать налоги и найти другой источник финансирования

Эксперты резюмируют, что государство не сможет за шесть лет найти 2 трлн рублей, совсем не повышая налоговую нагрузку на бизнес и население.

В идеале, стоило бы пересмотреть сам «майский указ» с точки зрения выполнимости в нынешних условиях, а не пытаться выполнить его любыми средствами за счёт населения и во вред экономике, рассуждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

Возможно, имеет смысл действовать комплексно. Можно отказаться от нулевых ставок НДС и освобождения от НДС (за исключением экспорта), оставив только льготные ставки и стандартные ставки 10-18%.

Помимо этого, имеет смысл отказаться от неэффективной программы материнского капитала, тем более снижение ставок по ипотеке и программы субсидирования её для семей эффективно её заменяют.

Наконец, недостающие средства можно получить за счёт приватизации пакетов акций госкомпаний. Как минимум, можно полностью выйти из капитала «Аэрофлота» и ВТБ, продать блокпакеты в РЖД и более мелких активах. Помимо поступлений от продажи приватизация улучшит корпоративное управление и дополнительно подстегнёт экономический рост и налоговые отчисления.

Нужно понимать, что в нашей стране проблема скорее сводится к структурным ограничениям в экономике — нужно менять стиль государственного управления, снижать бремя разного рода проверок, снижать коррупционную составляющую, чтобы экономика действительно могла начать расти. Если удастся продвинуться в этом направлении, можно было бы избежать повышения налогов. Однако на данный момент такой сценарий представляется маловероятным.

НДС считается наиболее нейтральным налогом и, по сравнению с остальными налогами, в меньшей степени влияет на экономику, объяснил Андрей Чернявский из Центра развития ВШЭ. Альтернативные меры в этом направлении, по его словам, не способствуют росту экономики и будут иметь только негативные последствия.

При этом Чернявский допускает, что правительство может вернуться к обсуждению НДФЛ, потому что в России относительно низкий налог на доходы физических лиц. Вопрос повышения НДФЛ уже поднимался в марте 2018 года, но в мае Дмитрий Медведев заверил, что сейчас таких планов нет.

Если не повысить ставки внутренних налогов, правительство будет тратить на финансирование реформ поступления от высоких цен на нефть, а это опасный путь, предупреждает главный экономист «Альфа-банка» Наталия Орлова.

В этом случае будет расти зависимость бюджета от нефтяных поступлений и кроме того судьба реформ также будет привязана к состоянию сырьевого рынка. Поэтому повышение налоговой нагрузки, особенно на потребителей, выглядит безальтернативным.

Налогообложения российского бизнеса сопоставимо с уровнем бизнеса налогообложения в мире, а вот ставки подоходного налога в России гораздо ниже мировых. По этой причине именно потребители являются основными кандидатами на увеличение налоговых платежей в бюджет.

Резюме

  • НДС фактически платят потребители, повышение сбора нужно для финансирования новых президентских указов. Если сбор увеличат, бизнесу придётся поднять цены. В этом случае малый и средний бизнес ждёт потеря спроса на их товары.
  • Рост цен может составить от одного до нескольких процентов. Предсказать сложно, ведь компании используют товары и услуги подрядчиков, которых тоже заденет рост НДС.
  • Цены на лекарства могут вырасти сильнее, чем на другие товары. Если учесть и повышение НДС, и внедрение систем маркировки лекарств, то рост цен может составить 12-15%.
  • Можно ли выбрать другой сценарий? Да, например, продать госпакеты «Аэрофлота» и ВТБ или пересмотреть «майские указы» Путина. Но в целом альтернативные меры привлечения средств могут привести к более негативным последствиям, а НДС — наиболее нейтральный налог.

Источник: https://vc.ru/finance/38891-nds-20

Почему нельзя отменить НДС?

Возможно ли НДС отменить и какие могут быть последствия?

И это уже традиция – только выборы объявляются в стране, сразу ощущается дефицит идей и стремительное желание провести налоговую реформу. Итак, тема актуальная, хотя и не новая, тем не менее стоит разобраться в деталях.

Юридическим языком аргументы о невозможности отказаться от НДС звучат коротко:

1. Статьей 114 Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС предусмотрена адаптация действующего законодательства Украины к законодательству Европейского Союза.

2. Украина обязуется постепенно приблизить свое законодательство по НДС с законодательством ЕС – Директивы ЕС «О совместной системе НДС” в течение пяти лет с даты вступления в силу Соглашения, то есть до 2022 года.

По моему убеждению, экономические аргументы выглядят более интересными.

По данным отчета ОЭСР “Налоги на потребление. Тенденции 2018”:

1. Распространение НДС было одним из важнейших событий в сфере налогообложения за последние полвека. В конце 1960-х годов применение НДС было ограничено менее чем 10 странами, а сегодня – является важным источником доходов в 168 странах мира. В настоящее время НДС функционирует в 35 из 36 стран ОЭСР, Соединенные Штаты являются единственной страной ОЭСР, которая не приняла НДС.

2. Стандартная ставка НДС в странах ОЭСР достигла рекордного уровня в 2015 году – в среднем 19,3% и с тех пор остается стабильным показателем. Десять стран ОЭСР имеют стандартную ставку НДС выше 22%, против только четырех в 2008 году. Средняя ставка НДС в странах, являющихся членами Европейского Союза, составляет 21,8%.

3. Доходы от НДС сохраняются на высоком уровне в странах ОЭСР – на уровне 6,8% ВВП и составляют в среднем 20,2% общих налоговых поступлений (кроме США, не имеют системы НДС).

4. По данным отчета ОЭСР “Статистика доходов: 1965-2017”, НДС является третьим бюджетообразующим налогом после ЕСВ (27,2% общих налоговых поступлений) и НДФЛ (23,8% соответственно).

Как видим, история и статистика говорят о важности и эффективности НДС в структуре государственных доходов. В свою очередь, мировые тренды в области налогообложения подтверждают динамику роста косвенных налогов, где НДС играет ключевую роль.

В качестве альтернативы некоторые эксперты предлагают ввести налог с оборота или с продаж (retail sales tax) – это тоже налог на общее потребление, однако взимается он только один раз на товары в последнем пункте продажи конечному пользователю. То есть только конечные потребители платят этот налог, посреднические компании освобождаются от уплаты в случае, если они не являются конечными пользователями продукции. Подтверждением этого должен быть “сертификат на перепродажу”.

Теоретически, конечные результаты НДС и налога с оборота должны быть одинаковыми: оба они в конечном итоге направлены на налогообложение конечного потребления. Однако, на практике конечный результат несколько иной, учитывая принципиальную разницу в способе взимания налога.

Как говорится в отчете ОЭСР “Налоги на потребление.

Тенденции 2018″: “Налог с оборота имеет существенные недостатки: чем выше ставка, тем больше давление на наиболее слабое звено цепи – розничную торговлю, особенно для многочисленных мелких розничных торговцев; весь доход подвергается риску, если розничный продавец не в состоянии перечислить налог; существуют неизбежные неприятные «исключения для конечного использования»; и доход не обеспечен на простом этапе, то есть на момент импорта, и это может иметь решающее значение для многих развивающихся стран“.

Таким образом, отказ от НДС с юридической и экономической точек зрения не является целесообразной для Украины.

Другие вопросы налогообложения НДС (первое событие, объекты налогообложения) лежат в плоскости понимания самой Директивы Совета ЕС.

Еще одно часто дискуссионный вопрос – почему нельзя отказаться от первого события начисления НДС?

  1. Основное правило Директивы – НДС начисляется тогда, когда товары или услуги были поставлены: “Факт возникновения налогового обязательства имеет место, а налоговое обязательство по НДС возникает тогда, когда происходит поставка товаров или услуг”.
  2. Для операций поставки товаров и услуг, предусматривающих предварительную полную или частичную оплату, предусмотрено специальное правило – НДС взимается при получении платежа. Сумма, подлежащая налогообложению в таком случае, сумма такой предоплаты.

“Если платеж должен быть осуществлен на счет до поставки товаров или услуг, то налоговое обязательство по НДС возникает после поступления платежа на полученную сумму”.

Итак, не хотите применять правило первого события (поставка или оплата), откажитесь от предоплаты и начисляйте НДС по дате поставки товаров или услуг. Кстати, в странах ЕС инвойс выставляется по факту поставки товаров или услуг, а у нас – для осуществления предоплаты. Украинскому бизнесу крайне не хватает ликвидности и доступа к дешевым финансовым ресурсам.

Несколько слов о налогообложении роялти.

Согласно Налоговому кодексу Украины, не являются объектом налогообложения НДС операции по выплате роялти в денежной форме.

В то же время, согласно Директиве Совета ЕС предоставление авторских прав, патентов, лицензий знаков для товаров и услуг, и подобных прав – является объектом НДС и такие операции облагаются налогом по правилам налогообложения услуг. Это правило должно быть изменено до 2022 года.

Будьте в курсе.

Источник: https://nv.ua/biz/experts/pochemu-nelzya-otmenit-nds-50006058.html

Отмена «зерновой» льготы: последствия по НДС…

Возможно ли НДС отменить и какие могут быть последствия?

Еще раз напомним: в соответствии с Законом № 909 с 1 января 2016 года из НКУ исключен п. 152 подразд. 2 разд.

ХХ НКУ, предусматривавший до конца 2017 года льготу по НДС для определенных операций по поставке (перепродаже) в Украине и по вывозу в режиме экспорта ряда зерновых культур из товарных позиций 1001 — 1008 согласно УКТ ВЭД и технических культур товарных позиций 1205 и 1206 согласно УКТ ВЭД.

Кроме того, убрали изНКУ аналогичного содержания льготу из п. 197.21 (которая, напомним, до конца 2017 года была приостановлена упомянутым п. 152).

Так что с 1 января уже любые поставки всех зерновых и технических культур стали облагаться НДС. А экспортные поставки таких позиций теперь будут облагаться по нулевой ставке (на это указали и фискалы в категории 101.01.29 БЗ).

В связи с такими НДСными «радостями» для плательщиков НДС, поставлявших ранее льготировавшиеся зерно- и/или техкультуры, изложим свои рассуждения по поводу некоторых, на наш взгляд, важных моментов, связанных с переходом на обложение таких культур НДС.

Инвентаризация

Плательщикам, торгующим зерно- и/или техкультурами и имеющим переходные «через 1 января» операции и/или переходные расходы/запасы, а также еще не выполнявшиеся прошлогодние соглашения/контракты на поставку упомянутых культур и т. п.

«заморочки», желательно провести полную инвентаризацию всего перечисленного.

Цель ее — анализ наличия/отсутствия во всем упомянутом сумм НДС и принятия решения, что со всем этим делать дальше (и делать ли вообще что-то?).

Допустим, у вас имеется что-то из перечисленного выше. Теперь послушайте наши соображения, какие конкретно действия вам желательно предпринять.

Переходные операции

Если первое событие по поставке льготируемых позиций произошлодо 1 января, то операция так и останется необлагаемой

Естественно, НК со всего того, что с такой операцией связано в конечном счете, из-за п. 198.5 НКУтак и не «сыграет» для НДС-счета.

Причем для целей необложения НДС не имеет значения, какая конкретно операция состоялась до 1 января — то ли была получена предоплата за льготируемые культуры, то ли совершена их отгрузка.

В любой из таких ситуаций дата первого события (см. п. 187.

1 НКУ) пришлась на время действия льготы, поэтому эти переходные операции продолжают оставаться льготируемыми и НО по НДС по ним уже не должны возникнуть ни 1 января, ни по дате второго события.

Достаточно своеобразно может складываться ситуация, когда предоплата за льготируемые культуры от покупателя была получена до 1 января 2016 года, а закупка (и отгрузка покупателю) этих культур продавцом, а также проведение иных «НДС-содержащих» расходов, связанных с этой поставкой, производятся продавцом уже в этом году — после отмены льготы.

Такие операции — «тяжелое наследие льготного режима» — следует внимательно отслеживать. Ведь продавцу, поскольку такая поставка льготируется, придется НДС по закупленным для этой поставки культурам (и тому, что с ними связано) не только включить в этом году в НК, но произвести также и начисление «компенсационного» НО — согласно п.п. «б» п. 198.5 НКУ.

Переходные остатки льготировавшихся культур

Имевшиеся остатки ранее льготировавшихся видов культур, содержащиеся для продажи, следует проинспектировать на предмет, приобретались они ранее с НДС или без.

Если они приобретались без НДС, то действий никаких не требуется, разве что сделать себе в уме пометку, что их стоимость — это минбаза для будущего обложения НДС.

Причем при фискальном подходе ставка НДС при их продаже должна применяться снаружи (20 %), а не изнутри (16,67 %).Фискалы для таких выводов обычно притягивают «за уши» п.п. 194.1.1 НКУ…

Если же остатки культур содержали в себе НДС, который либо не попал в НК (до 1 июля 2015 года), либо после включения в НК был «репрессирован» путем начисления НО согласно п. 198.5 НКУ, то теперь открылась возможность восстановить «статус-кво».

Напомним, что в упомянутом п. 198.

5 (в отношении приобретенного, начиная с 1 июля 2015 года) содержится специальная норма: если товары/услуги/необактивы, НК по которым был ранее «аннулирован» начислением НО, в дальнейшем начинают использоваться в облагаемых операциях в пределах хозяйственной деятельности, плательщик может уменьшить сумму НО, начисленных ранее в соответствии с этим пунктом. Для этого выписывается расчет корректировки (РК) к налоговой накладной (НН), по которой ранее начислялись «компенсационные» НО (и которая была зарегистрирована в ЕРНН).

А потому теперь по таким остаткам, которые уже будут использоваться в облагаемых операциях, можно восстановить НК путем выписки упомянутого РК

Если же НК вообще не отражался (товар приобретали до 1 июля 2015 года), то вы теперь имеете право отразить НК исходя из базы обложения, определенной в п. 189.1 НКУ, на основании бухсправки ( п. 36 подразд. 2 разд. ХХ НКУ).

Тут возникает резонный вопрос: а когда можно восстановить «статус-кво» этого НК — сразу в январе или только в периоде продажи этих культур? Ответ зависит от того, что понимать под фразой «начинают использоваться» в п. 198.5 НКУ.

Фискалы, скорее всего, будут настаивать на «реанимации» НК в периоде продажи таких культур, и спорить с этим будет сложно. Тем более, что в упомянутом п. 36 подразд. 2 разд. ХХ НКУ формулировка поконкретнее (НК отражается на дату начала фактического использования в облагаемых операциях, подтверждаемого «бухпервичкой»).

Хотя если такие культуры плательщик начал как-то подготавливать к облагаемой НДС их поставке (сортировать, упаковывать, сушить и т. п.), то, думаем, можно говорить о «начале использования» и «реанимировать» НК. Хотя, по-хорошему, с отменой этих льгот использование будет только в облагаемых операциях, а потому логично было бы восстановить НК уже в январе.

Переходные затраты и «связанные» запасы

Какие-то недосписанные затраты (в том числе «незавершенка») и запасы (например, ГСМ и проч.), связанные теперь уже с облагаемыми НДС культурами, тоже наверняка имелись на 1 января у многих лиц, их реализующих.

И если по всем этим статьям был «входной» НДС, и НК по нему полностью (или частично) не «сработал», то сейчас — начиная с 1 января — есть шанс его восстановить согласно упомянутым нормам из п. 198.5, а также п.

36 подразд. 2 разд. ХХ НКУ.

Даже у производителей и «первых продавцов» этих культур вполне может быть такой (припрятанный «на черный день») НК. Ведь хотя поставки таких культур в Украине у них и раньше облагались НДС, однако экспорт этих культур тогда для всех льготировался.

И если такие плательщики работали полностью или частично на экспорт, то у них в остатках «незавершенки» и запасов наверняка мог остаться «несработавший» НК (в том числе и частично «несработавший» — из-за распределения по ст. 199 НКУ*).

То есть — речь об НК по всем расходам, вложенным в культуры (или в будущий урожай),которые планировалось отправить на экспорт.

Вопрос, в каком периоде восстанавливать такой НК, мы уже выше рассмотрели. Однако, в отличие от НК по остаткам самих зерно-/техкультур, НК по «незавершенке» и т. п. при подтверждении их «использования» гораздо увереннее можно восстановить уже по декларации за январь текущего года.

Доля использования

Поскольку льгота «приказала долго жить», то отпадает и необходимость производить в 2016 году распределение «входного» НДС согласно ст. 199 НКУ по общим расходам, связанным, помимо иных облагаемых операций, также и с поставкой зерно-/техкультур.

Поэтому, даже если у плательщика нет иных видов не облагаемых НДС операций, то ему все равно придется подать приложение 7 к декларации за январь*, указав там прошлогоднюю, пересчитанную в декабрьской декларации, долю использования.

Правда, после отмены льготы эта доля становится весьма «нелепой», однако формально ее придется использовать до конца 2016 года — если у вас есть (или появятся в течение этого года) другие виды не облагаемых НДС операций.

Хотя, по идее, стоило бы пересчитать долю распределения на 2016 год без учета этой «усопшей» льготы, а так справедливость будет восстановлена только в декларации за декабрь-2016.

Цены и договоры

Возможно, нередкая ситуация: договор/контракт (в том числе фьючерсный) на поставку зерно- и/или техкультур заключался до 01.01.2016 г., и стоимость культур, указанная в нем, была сформирована без учета НДС.

И как быть в такой ситуации? Особенно если первое событие поставки (отгрузка или зачисление предоплаты) всех или части операций в рамках таких «безНДСных» договоров происходит уже в «НДСное» время, т. е.

начиная с 1 января 2016 года? Тот факт, что поставки по таким «переходным» договорам уже должны облагаться НДС, сомнений не вызывает, ведь первое событие по ним происходит уже в «безльготное» время — в 2016 году.

Тут возникают два вопроса, идущих в жесткой сцепке друг с другом.

Первый: нужно ли менять стоимость (всех или части) зерно-/техкультур в договоре?

Второй: НДС на стоимость культур крутить сверху — по ставке 20 % или же брать изнутри — по ставке 16,67 %?

По нашему мнению, договорная стоимость будет затронута только в том случае, когда цена на культуры будет увеличиваться (уменьшаться). Если же стоимость (и цена) изменяться не будет, то тот факт, что она стала содержать в себе НДС, в договоре указывать не обязательно (поскольку законодательно необходимость указания НДС в тексте договора не предусмотрена).

Но в то же время это весьма желательно сделать, чтобы у фискаловне возникло соблазна применить ставку НДС снаружи вместо изнутри. Да и покупателю не помешает знать об этом еще до того, как он получит от поставщика НН.

Если же договорная стоимость будет изменяться, тогда тем более желательно отразить в договоре сумму НДС.

Будет ли эта стоимость увеличена (на 20 % или на меньшую сумму) — ответ на этот вопрос, как правило, будет находиться в прямой зависимости от консенсуса, к которому должны прийти стороны договора. И если стоимость будет увеличиваться, то соответствующие изменения в тексте договора сделать необходимо.

Напомним, что согласно ч. 2 ст. 632 ГКУизменение цены после заключения договора допускается только в случаях и на условиях, установленных договором или законом.

Законом (№ 909 или каким-то другим) изменение (пересмотр) цен в рассматриваемых нами ситуациях прямо не предусматривается. Поэтому, если в договоре четко не прописаны действия сторон при изменении обложения НДС (а обычно они не прописаны), то, на первый взгляд, все будет зависеть от того, как стороны договорятся между собой.

В то же время поставщик может попытаться добиться понимания от покупателя, прибегнув к ст. 652 ГКУ*

Как показывает судебная практика, подобные изменения правил налогообложения в ряде случаев суды склонны расценивать

Источник: https://i.factor.ua/journals/nibu/2016/february/issue-11/article-15302.html

Закон для всех
Добавить комментарий